ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Манускрипт
Входя в дом, оглянись
Живой текст. Как создавать глубокую и правдоподобную прозу
Дед
Предприниматели
Скрытая угроза
Анатомия скандала
Осмысление. Сила гуманитарного мышления в эпоху алгоритмов
Стиль Мадам Шик: секреты французского шарма и безупречных манер

Никаких празднеств по поводу вступления Никола в права наследства не предусматривалось. Они должны были состояться позднее, когда Никола женится, и уже начались разговоры о том, когда и на ком. У нескольких виднейших семей были дочери на выданье, и в соседних Провансе и Лангедоке аристократические роды могли составить приличную партию Никола Сент-Адриану. Однако, судя по всему, новый герцог не торопился с выбором невесты.

Эдмон де Бомон отправился в Англию на «Чайке» через несколько дней после похорон. На ее вопрос о том, почему он снова отправляется ко двору Тюдоров, он ответил, что ей лучше спросить об этом Никола. Она хотела бы уехать с ним, но не могла до весны, так как этого требовали правила траура по несчастному Фаброну. Это был ее последний долг перед ним.

Скай наблюдала с балкона спальни за отплытием «Чайки» из гавани Бомон де Жаспра. Впервые после прибытия из Англии она осталась действительно в одиночестве, если не считать преданной Дейзи. Робби, уверенный в том, что у нее все устроилось, и ничего не зная о смерти Фаброна, плыл к Стамбулу. Теперь и Бран возвращается в Англию, везя Эдмона к английскому двору.

К ней подошел Никола, положил руку ей на талию и притянул к себе.

— Вы хотели бы быть с Эдмоном?

— Да, — честно ответила она.

— В Англии у вас есть любовник, которого вам недостает, Скай? — В его голосе послышались нотки ревности.

— Там, в Ирландии, мои дети, — сказала она, избегая прямого ответа, и вдруг поняла, что уже несколько недель не вспоминает об Адаме де Мариско. — Моему младшему сыну, которого я вынуждена была оставить, было всего два месяца. Его старшей сестре нет и двух лет, Никола. И у меня еще четверо, мне не хватает их всех. Так что я хотела бы плыть домой.

— Я не отпущу вас, — спокойно сказал он.

— Никола, вам придется. — В ее голосе прозвучало отчаяние.

— Знаете, почему я послал в Англию Эдмона?

— Нет, он не сказал мне. Посоветовал спросить вас.

— Я послал его к королеве просить, чтобы вы стали моей женой. Я предлагаю Англии те же условия, что и мой брат, — порты Бомон де Жаспра.

Скай покачала головой и печально рассмеялась.

— А я послала письмо Уильяму Сесилу, спрашивая разрешения вернуться в связи с тем, что Фаброн умер.

— Как вы думаете, doucette, чью просьбу удовлетворит королева?

— Не будьте таким жестоким, Никола. Мы оба знаем, что ваши порты важны для Англии.

— А вы важны для меня! — Он притянул ее ближе и зарылся лицом в ее волосы. — Скай, дорогая Скай! Я люблю вас! Я полюбил вас с первой нашей встречи. Я хочу, чтобы вы стали моей женой. Хочу, чтобы вы были матерью моих сыновей и дочерей. Я значу для вас больше, чем мой брат, и я научу вас любить меня, doucette! Вы нужны мне!

— Не надо стремиться брать меня в жены, Никола, — умоляющим тоном сказала она. — Когда умер мой любимый Найл, я поняла, что приношу несчастье людям, которые любят меня и женятся на мне. Все мы смертны, Никола, но они были слишком молоды! Никто не избег этой участи, даже ваш сводный брат, которого я не любила. Видимо, мне на роду написано не иметь мужа. И я не хочу принести и вам несчастье. Найдите себе юную девушку из приличной семьи и женитесь на ней.

— Нет! Мне нужны вы! — Он повернул ее к себе и, взяв ее лицо в свои ладони, посмотрел в зеленовато-голубые глаза. — Doucette, не следует пренебрегать мной. Я мог бы сделать вас любовницей и жениться на ком-то еще, но я не хочу, чтобы вы были любовницей. Я хочу, чтобы вы были моей женой. Я решил это, и вам придется подчиниться. — Он нежно поцеловал ее в нос. — Вы будете моей женой.

Скай была в ярости. «Я решил», — сказал он. Она глубоко вздохнула.

— Никола, — холодно заговорила она, — решение о том, выходить мне замуж за вас или нет, принимаю я. Я не позволю командовать мной. Еще ни одному мужчине это не удалось. Я сама себе хозяйка, всегда ею была и буду. И если вы поймете это, то сможете приблизиться к пониманию меня. А если вам удастся понять меня, то, может быть, мы станем друзьями. Я не настолько глупа, чтобы отрицать наше взаимное тяготение, но любовники должны быть и друзьями.

Никола пренебрежительно хмыкнул и, подхватив ее на руки, перенес в комнату и бросил на кровать. Затем встал над ней, широко расставив ноги.

— Doucette, — сказал он, — можно ли быть столь умной и столь наивной? Женщина не может быть хозяйкой собственной судьбы, даже ваша королева. Всегда кто-то решает за нее, иначе Елизавета Тюдор давно вышла бы замуж за своего конюха. А вы подчиняетесь английской королеве, и она отдаст вас мне, не особенно раздумывая. Итак, вы будете подчиняться мне. — Его зеленые глаза блеснули. — И мне нужна послушная жена, Скай.

Она села, ее прекрасное лицо было искажено яростью.

— Послушная жена? — Она спрыгнула на пол с другой стороны кровати. — С какой стати, вы, напыщенная французская задница?! Подчиняться вам? Да я скорее подчинюсь дьяволу! Елизавета может отдать меня в жены вам, но вам придется пожалеть об этом, Никола Сент-Адриан!

Он ухмыльнулся и одним прыжком оказался на постели.

— Идите в постель, doucette, — сказал он обманчиво упрашивающим тоном.

— А-а-а-а! — вскрикнула она в отчаянии. — Вы не поняли ни слова из сказанного мной, Никола! Вы совершенно невозможны! Я никогда не выйду замуж за вас! — Скай в ярости топнула ножкой, как бы ставя точку.

Вытянув руку, он, как железными тисками, ухватил ее за локоть и повалил на себя.

— Это вы, вы, упрямая, вздорная лошадка, не услышали ни слова из того, что я сказал! Я хочу, чтобы вы стали моей женой. Боже мой, женщина, вы так оскорблены, будто я сделал вам непристойное предложение!

— С меня хватит мужей! — крикнула она. — Любила я их или нет — они все погибали, и тем хуже, если я любила их.

— Так вы любите меня! — прокричал он в Ответ, и лицо его озарилось радостью.

— Я вас ненавижу! Вы — невежественны, упрямы, невозможны и полностью не способны к взаимопониманию!

— Вы любите меня! — Его лицо было всего в нескольких сантиметрах от ее.

— Нет! — Она стала вырываться.

— Вы любите меня! — Он навалился на нее, и она оказалась совершенно беспомощной под его тяжестью.

— Никогда в жизни!

«Черт бы его побрал», — подумала Скай.

— Вы любите меня, — тихо сказал он, и его губы запечатлели на ее губах страстный поцелуй.

Она попыталась еще оттолкнуть его, но, поняв, что это бесполезно, отказалась от борьбы, вытянувшись на постели. Она ничего не даст ему, ему придется разочароваться. Он нравился ей, и, видит Бог, это с ее стороны была более чем приязнь, но она не могла, нет, она не должна поддаваться своим желаниям. Она приносила мужьям несчастье, и у нее остались дети в Англии.

— Doucette, doucette, — шептал он, и она содрогнулась. Скай отвернула лицо, чувствуя, как на глаза набегают слезы.

— Негодяй, злодей, — тихо сказала она, — как вы можете так обращаться со мной, Никола? Вы говорите, что любите меня, и подвергаете такой пытке.

— Я только хочу, чтобы вы прислушались к своему сердцу, Скай, — ответил он, а его руки уже ласкали ее груди, нежно и ласково.

Скай почувствовала, как они начинают набухать и напрягаться от желания, которое он всегда возбуждал в ней. Ее соски были настолько чувствительны, что даже нежная ткань ночной рубашки заставляла их подниматься.

— Да, вы возбуждаете во мне похоть, — сказала она в отчаянии, — но не любовь!

— Это только начало, doucette. — Его пальцы осторожно расстегивали маленькие перламутровые пуговички, и, расстегнув платье, он начал целовать ее грудь.

— Нет! — Ее голос сорвался. Боже, она готова была взорваться от желания.

— Тес, любовь моя, — спокойно ответил он, — тише! — И он снова начал целовать ее. Его горячие и страстные поцелуи расслабляли ее волю. Она начала отвечать ему медленными, нежными поцелуями. Она ощутила его мягкое дыхание, когда его губы раздвинули ее и бархатный кончик его языка начал странствовать по нежной чувственной пещере ее рта.

48
{"b":"25308","o":1}