ЛитМир - Электронная Библиотека

Скай тоже внезапно разъярилась, и ее рука быстрым движением пришла в довольно-таки тесный контакт с его щекой. Оглушенный, он пошатнулся, так как она вложила в этот удар все свои силы.

— Трус! — яростно крикнула она. — Вот как вы выполняете данное вами Фаброну, столь щедро даровавшему вам герцогство и богатство, обещание? Вы обещали брату на его смертном одре, что будете управлять герцогством и сбережете его от французов. Вы обещали, что позаботитесь о Гарнье и Эдмоне! Вы думаете, о них позаботится французский наместник? Их выбросят из дворца на улицу умирать, если вообще не изгонят из Бомона!

На его щеке остался яркий отпечаток ее руки, и, потирая эту отметку, Никола начал оправдываться:

— Но я никого не любил до вас, как я буду жить без вас?

— Никола, вы думаете только о себе, — презрительно сказала она, — а ведь я говорила вам, что богатство и власть — это большая ответственность, и нужно уметь ими распорядиться. У меня они были с того времени, когда я была еще девчонкой. И бывало так, что мне приходилось переступать через свои желания, и я делала это, и вы должны сделать это! Если вы меня любите, Никола, вы должны отпустить меня. Все демоны преисподней не могли бы удержать меня здесь, если бы я знала, что мой Найл жив!

Он на мгновение прикрыл глаза, и она поняла, что он борется со слезами, как и она, стремясь скрыть свое отчаяние. Ей нужно было быть сильной, и она должна была дать ему частичку этой силы. Она ведь не солгала ему, сказав, что начинает любить его. И как было не полюбить его, когда он так боготворил ее и был так добр к ней и детям? Она чувствовала себя с ним в безопасности.

— Я никогда не забуду вас, doucette, — сказал он.

— И я вас, Никола, — ответила она.

— Правда? — На мгновение в его зеленых глазах мелькнул огонек надежды.

— Мне нужно ехать, — просто ответила она, и тут Скай вдруг подумала, не сошла ли она с ума? Но, справившись с этой слабостью, она сказала уверенно:

— У вас прекрасное будущее, Никола. Вы — привлекательный мужчина со значительным состоянием. Подумайте о всех тех прекрасных девушках, которые могут быть вашими, но не медлите с выбором, так как французы могут решиться на что-нибудь ужасное.

Он глубоко вздохнул, и в этом звуке было столько тоски, что она едва не заплакала.

— Но что за девушку мне выбрать, doucette? После вас, mon amour, кто может устроить меня?

— Я думаю, что это должна быть совсем юная девушка, Никола, но умная, волевая и с чувством юмора. И не ищите такую, чтобы напоминала вам обо мне. Доверьтесь Эдмону, он мудр и любит вас. Он искренне желает вам счастья.

Никола приблизился к ней, но Скай отскочила в сторону.

— Неужели вы не хотите на прощание поцеловать меня, doucette? — тихо сказал он.

Она заглянула в вырез своей рубашки и покачала головой.

— Не в таком виде, Никола. — Она улыбнулась глазами. — Как вы испорчены, если можете даже предполагать это. Идите, дайте мне одеться: если я не буду спешить, я опоздаю.

С еще одним тяжелым вздохом он повернулся и предоставил ее себе. Насколько тяжел был их разговор, она поняла только по тому, как дрожали ее руки, когда она принялась застегивать пуговицы блузки и юбки. Он был так мил и так — страдал — она поняла это по странному чувству горечи, которое испытала и сама.

— Уже пора, госпожа! — И когда только Дейзи успела войти в комнату?

— Где дети?

— Ждут в прихожей, чтобы попрощаться с вами, госпожа. — Преданные глаза Дейзи были застланы туманом. — Это точно, что я не могу поехать с вами, госпожа?

Скай обняла служанку:

— Мне так будет не хватать тебя, Дейзи! Но тебе слишком опасно ехать со мной. И кроме того, ты же должна смотреть за детьми, пока не приедет леди Сесили и вы не вернетесь домой «, — Я все время буду беспокоиться за вас, госпожа.

— Лучше подумай о свадьбе с Брэном и как сделать его счастливым мужем, — посоветовала Скай и, прежде чем Дейзи окончательно расклеилась, быстро поцеловала ее в щеку и поспешила в прихожую к детям.

— Я хотел бы поехать с тобой, — с энтузиазмом сказал Мурроу. — Алжир — это так заманчиво!

— Алжир опасен, — ответила Скай.

— Я бы сражался с неверными! — храбро заявил Робби.

— Неверные были бы очарованы твоими светлыми волосами и глазами, дорогой мой. Кто-нибудь из них выхолостил бы тебя, как коня, и ты стал бы игрушкой какого-нибудь богача, неравнодушного к мальчикам. Это не совсем то, чего заслуживает граф Линмутский. Оставайтесь дома, чтобы я не волновалась за вас.

— Я предпочла бы поехать домой, в Англию, — чопорно сказала Виллоу. Скай улыбнулась:

— Меня радует, Виллоу, что ты не стремишься к авантюрам, подобно твоим братьям. Дома вам будет лучше. Дорогие мои. Мурроу, я написала лорду Берли и графине Линкольнской относительно Мертона. Я уверена, что они согласятся с высказанными мной пожеланиями.

— Спасибо, мама! — Его голубые глаза засняли от восторга и благодарности, и Скай была довольна, что столь небольшое действие так обрадовало ее второго сына. Мурроу вышел вперед и наклонился, чтобы поцеловать ее. — Будь осторожна, мама, — сказал он. — На этот раз мне не так грустно, потому что я знаю, что ты вернешься к нам.

Она крепко обняла его.

— Дорогой мой Мурроу, — прошептала она, — я так люблю тебя, сыночек.

Мурроу попятился, порозовев от смешанного чувства удовольствия, вызванного ее словами, и от той нескрываемой эмоциональности, с которой была выражена ее привязанность.

— Храни Господь, — произнес он, отходя от нее.

— Мурроу прав, — сказал Робби. — Я тоже не так расстроен, мама. Найди Найла, и вы целыми и невредимыми вдвоем вернетесь к нам. — Робби обвил ее шею руками и нежно поцеловал ее.

— Это точно, что я не могу поехать ко двору, пока тебя нет, мама? — приставала Виллоу. Скай рассмеялась.

— Никакого двора, — сказала она. — Ты вернешься в Девон с леди Сесили и продолжишь занятия. Ты еще недостаточно образованна, чтобы ехать ко двору.

Виллоу трагически вздохнула.

— Вот уж не понимаю, мама, почему ты до сих пор обращаешься со мной, как с ребенком? — пожаловалась она.

— Мне кажется, ты получаешь ответ каждый раз, когда посмотришься в зеркало, — поддразнил ее Мурроу.

— Она целый день проводит у зеркала, — ядовито добавил Робби.

— Мальчики! — раздраженно крикнула Виллоу и обняла мать. — Не задерживайся долго, мама. Мне будет тебя не хватать.

— Я вернусь так скоро, как только смогу, дорогая, — пообещала ей Скай и поцеловала ее.

Маленькие Бурки уже спали с нянькой в другой комнате, и Скай неслышно проскользнула в детскую, чтобы попрощаться с ними. Они были слишком малы, чтобы понимать происходящее, но когда-нибудь, она была уверена, они поймут ее и будут ей признательны за то, что она собирается сделать. У нее самой глаза заволокло влагой, когда она смотрела на спящих малюток: так похожую на нее Дейдру и с каждым днем все более похожего на отца Патрика. О, если бы ему удалось снова встретиться с отцом! Не только ради себя, но и ради них отправлялась она в это безумное странствие.

— Они так прекрасны и спокойны, когда спят, в сознании своей невинности, — раздался в полумраке комнаты голос Эдмона. — О, если бы Господь позволил, чтобы вы родили для Бомона столь же прекрасных детей!

— Но судьба рассудила иначе, мой дорогой друг, — ответила она.

Он взял ее руку, и, посмотрев еще раз на детей, они вышли из комнаты.

— Вы дадите нам знать до того, как мы изберем новую невесту? Если бы вы могли вернуться к нам… — плелся он за ней.

— Я пошлю вам письмо немедленно, — пообещала она, не желая спорить с ним.

— Ведь вы не вернетесь, да? — сказал он.

— Я все время размышляю над словами посланца, Эдмон, но с каждым разом все более убеждаюсь в их истинности. Осман не мог солгать.

— Не могли бы» вы удовлетворить мое любопытство, cherie? Кто этот Осман, которому вы так доверяете? Насколько можно верить ему? Он был настоящим другом?

56
{"b":"25308","o":1}