ЛитМир - Электронная Библиотека

— Едем назад, — тихо произнесла Скай, чье удовольствие от этого дня было полностью испорчено.

— Так тут принято, — сказала Талита. — Пусть эта сцена покажет, как тебе повезло. Мы — привилегированные рабыни. А эту несчастную купил хозяин местного борделя.

— Откуда ты знаешь? — Скай еще больше огорчилась за девушку.

— Ну, я не совсем уверена, но эту породу я знаю смолоду.

— Все, с меня хватит, — сказала Скай и, повернувшись, забралась в носилки.

— Вот в чем твоя слабость, — заметила Талита, присоединившись к ней. — Не позволяй другим женщинам в гареме увидеть твое мягкосердечие. Они используют его против тебя. Для них главное — уничтожить тебя.

— Но ты не хочешь этого, Талита.

— Я не стремлюсь завоевать внимание господина Кедара. Я сыта им с юности. Мне вполне хватает власти над гаремом и моих дочерей.

По пути назад Скай удалось узнать, где живет принцесса Турхан. Как и большинство фесских богачей, она жила в большом розовом дворце в новой части города, но довольно далеко от Кедара.

Они прибыли назад без приключений, и Минда отконвоировал их в гарем, который был непривычно тих и пуст. Им встретились только несколько служанок и детей.

— А! — воскликнула Талита, умудренная опытом. — Могу поспорить, что наш господин на выпасе. Быстро, Муна, пошли в твою комнату и посмотрим.

Озадаченная Скай последовала за Талитой и обнаружила в комнате Заду, с любопытством смотрящую сквозь решетку окна.

— Что такое? Что ты высматриваешь? — спросила Скай. Зада повернулась, глаза у нее были круглые.

— На лугу, — тихо ответила она, — там хозяин и женщины.

— Ты тоже могла бы пойти, — сказала Талита, — красивым служанкам вовсе не запрещено принимать участие в этих играх на выпасе, Зада.

— Я не пойду без разрешения моей хозяйки, госпожа Талита, — ответила Зада.

— Ну она и предана тебе, — заметила Талита, еще более повеселев. — Иди, Муна, взгляни, во что сегодня играет наш господин Кедар.

Они подошли к окну и посмотрели вниз. У Скай от шока перехватило дыхание. Под окном расстилалась аккуратно подстриженная лужайка, на которой росло несколько деревьев.

Сейчас она была заполнена женщинами гарема. Все они были голыми и стояли на четвереньках. Волосы у них были заплетены, а на головах с помощью специальных обручей закреплены конские гривы. На талии у каждой сиял золоченый пояс, к которому был прикреплен бунчук с конским хвостом. Кедар был в том же странном снаряжении, но если женщины стояли на месте, как пасущиеся кобылы, то он, как жеребец, носился между ними и то и дело вскарабкивался то на одну, то на другую. Женщины хихикали, когда, закончив с очередной кобылой, он всхрапывал и ржал, как настоящий племенной жеребец. Затем он, все еще в состоянии эрекции, переходил к другой «кобыле».

Скай с отвращением отвернулась от этой картины.

Талита рассмеялась:

— Тебе не нравятся эти игры, Муна? А евнухи, между прочим, бьются об заклад, какая же из кобыл заставит его разрядиться.

Прежде чем Скай смогла что-то ответить, в комнату вошел Даган и сказал:

— Господин Кедар приказал, чтобы ты и госпожа Талита присоединились к нему на выпасе, как только вернетесь. Я принес вам упряжь. — Он положил на стол две гривы и два хвоста.

— Сходи за третьим для Зады, — приказала Талита, и Даган, ухмыльнувшись, вышел.

— Я не пойду, — запротестовала Скай.

— Если откажешься, то получишь бастинадо, а потом он еще придумает что-нибудь особенно отвратительное, чтобы унизить тебя перед другими женщинами, Муна. Да, он подумывает, не сделать ли тебя женой, но не мечтай, что получишь снисхождение. Кедар не терпит неповиновения, ты знаешь это.

— Он будет использовать меня перед всеми ними, — тихо сказала Скай и задрожала.

— Да. — Талита не собиралась успокаивать ее. — Он возьмет тебя на глазах у всех, и если ты будешь плакать и трястись, то дашь им в руки оружие, которое они постараются использовать против тебя. Как и все чувственные мужчины, Кедар любит время от времени делать что-то извращенное. Только попробуй показать слабость, и тогда его женщины, которым нравится заниматься извращениями и которые привлекают этим господина, придумают такое, что ты несколько месяцев будешь визжать во сне при воспоминании об этом.

Скай глубоко вздохнула:

— Я пойду и постараюсь не проявить своего отвращения к этому.

— Отлично, — подбодрила ее Талита, — Помни, что у тебя есть все, чего бы хотели все эти суки. Он неравнодушен к тебе, и если бы я думала, что он способен любить, то он любит тебя. Заставь его гордиться собой, покажи им, что ты достойна быть его настоящей супругой!

Его настоящей супругой. Эти слова напомнили ей об Османе — он считал ее настоящим супругом Найла. Неужели Найла как фаворита принцессы Турхан принуждают к таким же низостям, как ее в гареме Кедара? Скай выбросила эти грустные мысли из головы. По крайней мере она наконец встретилась с Гамалем и была уверена, что вскоре он свяжется с ней и устроит их — ее с Найлом — бегство из Феса. А сейчас ей нужно собраться с силами, чтобы перенести достойно остаток вечера.

Она быстро скинула одежды и молча стояла, пока Зада приладила к ней и Талите хвосты и гривы. Грива и хвост были черными, шелковистыми и хорошо оттеняли ее ослепительно белую кожу.

Талита игриво помотала своей золотой гривой, прекрасно идущей к ее волосам.

— Евнух, поставивший динары против тебя, проиграет, — заметила она, — если только Кедару удастся продержаться до твоего прихода.

— Цыц! — прикрикнула на нее Скай: Но тут, поняв комичность ситуации, расхохоталась.

Теперь Талите пришлось цыкнуть на нее:

— Я знаю, что ты думаешь, Муна! Что мужчины могут быть такими дураками, правда?

— Да, — ответила та, — но помолчи, иначе я начну ржать там, внизу, и опозорюсь еще больше, чем если бы расплакалась.

Вернулся Даган с аксессуарами для Зады, которая уже в нетерпении разделась. Они подождали пару минут, пока рабыня прилаживала к себе хвост и гриву, и затем пошли за Даганом вниз на выпас.

— Ступай в середину выпаса, а я доложу господину, что ты прибыла, — прошептал ей Даган.

Пробравшись среди остальных «кобыл», три женщины добрались до центра лужайки и встали на четвереньки. У Талиты вид был скучающий — ей приходилось проделывать эту операцию бог знает сколько раз, и она казалась ей просто глупой затеей. Кедар и так достаточно часто посещал ее ложе, чтобы она не расстраивалась: все же она была его первой женщиной, и он все еще считал ее привлекательной. Она никогда не гонялась за ним, как другие, и ее уклончивость интриговала его.

Зада же вся дрожала от предвкушения того, что хозяин удостоит ее такой чести. Она не была девственницей, но прошло довольно много времени с тех пор, как у нее был мужчина. Даган время от времени заигрывал с ней, ловко орудуя пальцами, пока она не начинала повизгивать от наслаждения, но все же это не сравнимо с тем, когда в тебя погружается настоящее мужское орудие, думала Зада и молилась об удаче.

Скай же просто встала на четвереньки, безразличная к тому, что Кедар хотел бы видеть именно ее, иначе не призвал бы их на выпас. По крайней мере ощущение травы под руками и ногами было приятным.

Она услышала за собой лошадиное ржание и стон Зады. Слегка повернув голову, она увидела, как Кедар взгромоздился на ее служанку, глубоко погрузившись в нее. Лицо Зады выражало райское наслаждение, и Скай отвернулась, ей было стыдно, что женщина может так унижаться. Со стоном, который можно было назвать только блаженным, Зада рухнула на луг, а Кедар перешел на Талиту. Как раз тут до них добрался поспешающий за Кедаром евнух-мальчик, вытиравший смоченной розовой водой тканью брызги, попадавшие на хозяина. Кедар некоторое время скакал, фыркая, вокруг стоявшей на четвереньках женщины. Талита, издавая нежное робкое ржание, изображала страх. Ухмыльнувшись, Кедар прыгнул на нее, быстро двигаясь взад и вперед, пока Талита, вскрикнув, не рухнула на траву. Маленький евнух быстро вытер хозяина, и глаза Кедара обратились на Скай.

82
{"b":"25308","o":1}