ЛитМир - Электронная Библиотека

— Не такой уж он младенец, — колко заметила Нисса., — Конечно, я должен был предоставить Генри самому расплачиваться за свои грехи, — продолжал Вариан де Винтер. — Мне тогда и в голову не приходило, что последствия этого скандала отразятся на мне через много лет.

Нисса сама не знала, поверила ему или нет. Неужели в наши дни еще встречаются такие благородные мужчины? Нет, скорее всего он просто придумал эту историю, чтобы завоевать ее симпатию. Или она боится поверить ему?

— Как же ваш дед допустил, чтобы вы приняли на себя вину его сына? — задала вопрос Нисса. — Это очень некрасиво с его стороны. Ваш дядя был еще мальчиком. Ему наверняка все простили бы, а вам, взрослому мужчине, не могли простить.

Ведь то, что вы приписали себе, мог совершить только истинный негодяй. Меня нисколько не удивляет, что после этого ни одна порядочная семья не позволяла дочерям поддерживать с вами знакомство.

— Моего деда, — тихо сказал граф Марч, — интересует только его семья и ее процветание. Он уверен, что все, что он делает, идет ей на благо. При всех его недостатках, это истинный англичанин.

— А кто эта другая женщина? — вдруг спросила она, резко переменив тему. — Кого герцог хочет сделать королевой? Кто та женщина, ради которой я принесена в жертву?

— Моя кузина Кэт, — ответил Вариан де Винтер.

— Ох, бедная Кэт! — искренне вздохнула Нисса, и глаза ее наполнились слезами.

Ласковым движением он откинул прядь темных волос с ее лица.

— Конечно, бедная маленькая глупышка. Но очень ли вы удивитесь, если я скажу, что она сама хочет этого? А она хочет.

Нисса покачала головой. Его заботливое прикосновение удивило ее.

— Нет, — сказала она, — меня это не удивляет. У нее тоже честолюбие Говардов. Хотя, может быть, она сумеет сделать короля счастливым.

— Ты все еще сердишься на меня? — прошептал граф.

Нисса повернулась, чтобы увидеть его лицо, и вдруг смутилась оттого, что его губы оказались так близко.

—  — Не уверена, что еще сержусь на вас, милорд, — честно созналась она. — Думаю, мы оба стали жертвами честолюбия Говардов. Когда закончится моя служба у королевы Анны, мы сможем уехать и покончить с этим. Пусть ваша мать и Говард, но вы, милорд, — де Винтер. Настало время вам радеть об интересах де Винтеров, а не Говардов.

Вот чего ему недоставало всю жизнь! Женщины, не просто женщины, атакой, которая превыше всего ставила бы его интересы, интересы его семьи. Он никогда не задумывался на эту тему до того, как она так спокойно и строго заговорила с ним об этом. Всю жизнь ради деда он старался быть Говардом, но ведь он не Говард. Он Вариан де Винтер, пятый граф Марч.

Улыбаясь, он сказал:

— Мой дед соединил нас ради своей выгоды, Нисса, но тем самым он сделал мне величайшее добро, даже не подозревая об этом. — Взгляд его темно-зеленых глаз вдруг стал таким теплым.

— Какое же добро сделал вам герцог? — спросила Нисса, беспокойно зашевелившись в его объятиях. Она не могла отвести от него взгляд.

— Он дал мне тебя, — тихо сказал Вариан де Винтер, осторожно поднося руку к ее волосам. Сжав темную прядь, он играл ею, наслаждаясь легкостью и ароматом ее волос. Затем прижал локон к своим губам.

Нисса почувствовала, как ей сдавило горло, а сердце начало биться чуточку быстрее. Она вдруг очень хорошо осознала, что он совсем рядом.

Медленно и осторожно он начал расстегивать золотые пряжки на ее плаще, освобождая ее плечи от тяжелой ткани. Его рука бережно коснулась ее лица, затем задержалась на гладкой теплой стройной шее.

— Король приказал, чтобы мы сегодня же окончательно закрепили наш союз, Нисса. Если бы это было в моей власти, вначале я дал бы нам время лучше узнать друг друга. Я хотел ухаживать за тобой, как полагается, как мужчина ухаживает за девушкой, которой восхищается и на которой надеется жениться. Когда мы впервые встретились, я надеялся, что смогу поступить так, но твоя семья стояла на страже. Теперь мы стали законными супругами, но все это произошло совсем не так, как мне бы хотелось. Тем не менее завтра утром король потребует доказательств того, что наш брак осуществился. Если он не получит их, мы окончим наши дни в Тауэре.

— Как повезло Генриху Тюдору, — съязвила Нисса, — что герцог Клевский не потребовал у него самого подобных доказательств после женитьбы на принцессе Анне.

Она чувствовала нарастающее беспокойство. Вариан де Винтер хорош собой и с каждой минутой казался ей все обаятельнее, но ведь он — незнакомец для нее.

— Расскажи мне, что твоя мать говорила тебе об отношениях между мужем и женой, о супружеской страсти, — попросил Вариан де Винтер.

Выпустив ее из объятий, он бережно поставил ее на ноги и встал сам. Сняв с нее плащ, он бросил его на кресло, затем сделал то же самое со своим. Темно-зеленый бархат лег рядом с розовым, соболиный и горностаевый мех смешались.

Нисса взглянула на мужа широко раскрытыми глазами.

— Моя мать считала, что никакие такие знания не нужны мне, пока не будет обговорен брачный контракт. Придворные дамы, конечно, говорят об этом, но я не знаю, что из их болтовни правда, а что ложь. Боюсь, милорд, что я чудовищно невежественна в таких вещах. У меня никогда не было поклонника.

«Она по-настоящему целомудренна, — подумал он. — Да иначе и быть не могло: добропорядочная девица из уважаемой деревенской семьи».

Когда Вариан впервые поцеловал ее сегодня вечером, он сделал это, чтобы произвести впечатление на короля. Когда их губы на мгновение соприкоснулись во время венчания, это была дань обычаям. Но сейчас, слегка запрокинув ей голову, он поцеловал ее по-настоящему. Ее губы смягчились под его губами. Это хорошее начало.

Открыв глаза, он понял, что Нисса не закрывала свои, пока он целовал ее.

— Гораздо приятнее, если закроешь глаза, — объяснил Вариан.

— А почему? — удивилась Нисса.

Он задумался на мгновение; потом пожал плечами.

— Не знаю почему, Нисса, но это так. Давай попробуем еще раз с закрытыми глазами.

Вместо ответа она послушно закрыла глаза и подставила ему губы. Вариан довольно хмыкнул, и глаза девушки тут же распахнулись.

— Что такое? Почему вы смеетесь надо мной? «Как будто я и без того мало нервничаю! — мысленно вознегодовала Нисса. — Как он чертовски самодоволен!»

— Я и не думал смеяться над тобой, — заверил ее граф. — Но ты так восхитительна, любимая, что заставляешь меня смеяться от счастья. А теперь, пожалуйста, еще раз закрой глаза.

Нисса послушалась, и он поцеловал ее нежно-нежно, осторожно прижимая к своей груди. Ему пришлось бороться с собой, чтобы с силой не сжать ее в своих объятиях. Вариан чувствовал, какую внутреннюю борьбу приходится выдерживать девушке, чтобы оставаться спокойной в этой новой и, без сомнения, пугающей ее ситуации.

Очень скоро у Ниссы закружилась голова, и она сама прильнула к нему, все сильнее прижимаясь к его теплым губам. Девушка перевела дыхание. С закрытыми глазами действительно оказалось гораздо приятнее, хотя, как и граф, она не смогла бы объяснить почему. В каком-то внезапном порыве она вдруг храбро обвила руками его шею. Зажав ее лицо в ладонях, Вариан осыпал его быстрыми легкими поцелуями. Его губы касались ее век, лба, щек, кончика носа, а потом вновь нашли ее рот. На сей раз он гораздо сильнее прижался к ее губам, но Нисса нашла это восхитительным. Она стояла на цыпочках, стремясь продлить эти чудесные мгновения. Все ее существо трепетало, ни разу в жизни не испытывала она такого… такого… о, почему не может она подыскать слова, чтобы описать то, что чувствует?

Вариан выпустил из ладоней ее голову, и тут же его руки сомкнулись вокруг ее талии. Он держал Ниссу так, чтобы она находилась вровень с ним; их поцелуи становились все глубже; потом граф на одно мгновение быстро поднял ее так, что Нисса взглянула ему в лицо сверху вниз, и тут же поставил на ноги.

— Ты никогда раньше не целовалась по-настоящему, правда? — спросил он и, не дожидаясь ответа, продолжил:

38
{"b":"25309","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Разрушенный дворец
Как курица лапой
Обреченные на страх
От разработчика до руководителя. Менеджмент для IT-специалистов
Люди с безграничными возможностями: В борьбе с собой и за себя
Велосипед: как не кататься, а тренироваться
Сплетение
Истории жизни (сборник)
Зарабатывать на хайпе. Чему нас могут научить пираты, хакеры, дилеры и все, о ком не говорят в приличном обществе