ЛитМир - Электронная Библиотека

Подавшись вперед, король накрыл ее тонкую руку своей мясистой ладонью.

— Я никогда не знал ни одной женщины, кроме, может быть, моей незабвенной Джейн, в чьем сердце было бы столько чистоты и добра, как в твоем, моя деревенская девочка, — признался он, — Моя новая королева должна быть довольна, имея в свите твоих детей. — Он перевел взгляд на мальчиков. — А что думаете об этом вы, мастер Филипп и мастер Джайлс? Будете ли вы счастливы служить нам и нашей королеве?

— Еще бы, ваше величество! — хором воскликнули братья.

— А вы, госпожа Нисса? Будете ли вы столь же счастливы, как ваши братья? — Король хмыкнул и, не дожидаясь ответа, продолжал:

— Готов поклясться, она покорит всех молодых мужчин при дворе. Вы еще пожалеете, леди Фицхаг, что взялись присматривать за этой английской розой.

— Я вполне способна сама за собой присмотреть, ваше величество! — вскинулась Нисса. — В конце концов, я старшая из детей моей матери.

— Нисса! — Блейз шокировала дерзость дочери, но король от души расхохотался:

— Не браните ее, мадам. Она напоминает мне мою дочь Елизавету. Нисса той же породы. Английская роза, но гордая, дикая роза. Приятно узнать, что у нее сильная натура. Эта сила понадобится при дворе, ты хорошо знаешь об этом, Блейз Уиндхем. А теперь накормят меня наконец или нет? Я выполнил все твои требования, Блейз! — хохотнул он. — Теперь у тебя нет необходимости морить твоего короля голодом.

Блейз подала знак, и немедленно в дверях показалась процессия слуг. Они несли на подносах плоды усилий поварих, сбившихся за последние сутки с ног в стремлении угодить своему королю, Как и обещала графиня, главным блюдом был ростбиф. Огромный кусок мяса, обвалянный в соли, обжаривали на вертеле до тех пор, пока сквозь слой соли не начал просачиваться ароматный сок. Затем подали светло-розовую деревенскую ветчину; жареную форель, сдобренную лимонным соком и красиво уложенную на свежий шпинат; ну и, конечно, паштет из куропатки, точнее, шесть паштетов, сквозь специальные отверстия в хрустящей корочке которых вытекал густой, пряный винный соус. На столе было несколько жареных уток, посаженных на серебряные блюда посреди озер из соуса с черносливом; и деревянные блюда, доверху наполненные нежными отбивными котлетами из молодой баранины; и разнообразные овощные блюда из зеленого горошка, лука и моркови с соусами из марсалы или сливок. Подали только что испеченный хлеб, и свежее деревенское масло, и небольшой аппетитный круг острого чеддерского сыра.

Король всегда был хорошим едоком, но сейчас Блейз потряс его аппетит. Он угостился ветчиной и ростбифом, съел целиком форель, утку, один из паштетов и шесть отбивных. Отдал должное и овощам, особо налегал на жареный лук, не обошел вниманием и хлеб, и масло, и под конец умял чуть ли не треть головки сыра. Его чаша ни на минуту не оставалась пустой, и пил он с таким же рвением, как и ел. Когда поднесли яблочный торт, он удовлетворенно вздохнул.

— Подайте топленых сливок, — приказал он слуге, держащему огромный поднос с тортом, и, когда требуемое принесли, откушал с очевидным удовольствием. — Отличный пир ты мне устроила! — поблагодарил король хозяйку, отдуваясь и расстегивая пояс. — Теперь уж я наверняка не проголодаюсь до самого обеда.

— Если бы я съел столько, — прошептал лорд Морган своим зятьям, — я бы не проголодался до следующего Михайлова дня.

Когда король уже собирался отбыть на охоту, графиня Лэнгфорд, к своему величайшему удивлению, почувствовала, что у нее начинаются роды.

— Я ожидала не раньше чем на следующей неделе, — сокрушенно прошептала она, опасаясь, что это событие может ускорить отъезд короля.

— Помилуй, Блейз, — сухо заметила ее мать, леди Морган, — у тебя было уже достаточно случаев убедиться, что дети появляются на свет именно тогда, когда они к этому готовы; не раньше и не позже. — Она повернулась к королю:

— Поезжайте на охоту, ваше величество, и обязательно захватите с собой лорда Уиндхема. Я не знаю ни одного мужчины, от которого был бы хоть какой-то прок, пока его жена трудится над продлением их рода.

— Потому что свою часть этой работы мужчина делает первым, мадам! — ухмыльнулся король.

Мужчины отбыли на охоту, а Блейз, сопровождаемая матерью и сестрами, с трудом добралась до своей спальни. Там, после полутора часов энергичных усилий, она произвела на свет двух девочек.

— Не могу поверить! — изумилась графиня. — Я была уверена, что Топи умеет делать только мальчиков, а тут он подарил мне сразу двух милых дочурок!

— Они совершенно одинаковые, и лицом, и телом! — восхищалась ее мать. — Я все удивлялась, почему ни одна из моих дочерей не рожает близнецов, в то время как у меня их было четыре пары. Наконец ты первая сделала это, Блейз.

— Я поеду верхом и скажу папе, — предложила Нисса. — Он будет потрясен, уверена! — Она склонилась над малютками. — Какие они хорошенькие!

— Теперь, — промолвила леди Морган, — когда у тебя появились эти милые малышки, ты уже не так будешь скучать без Ниссы, если она уедет.

— Нет, мама, — возразила Блейз. — Никто не займет ее место в моем сердце. Ведь она — единственное, что осталось мне от Эдмунда. Я буду считать выполненным свой долг перед его памятью, только когда увижу ее в счастливом замужестве. Вы не можете не согласиться, что Эдмунд был прекрасным человеком.

— Согласна, — признала леди Морган, а леди Дороти Уиндхем, невестка Эдмунда, подтвердила сказанное кивком. — Не будь его, твои сестры не смогли бы так удачно выйти замуж, а твой отец не сумел бы поправить наши пошатнувшиеся дела. Я благословляю тот день, когда он впервые приехал к нам в Эшби. Каждый вечер я молюсь за упокой его души.

Новорожденных запеленали, а их мать устроили со всем возможным комфортом. Геарта, доверенная горничная Блейз, приготовила бодрящий напиток из молока, вина и пряностей. Подкрепив свои силы, молодая мать выразила желание остаться одной и отдохнуть.

Дамы вернулись в Большой зал и там коротали время в приятной беседе, поджидая возвращения мужчин с охоты, поскольку все они, за исключением старого лорда Моргана, присоединились к королю.

— Интересно, как она назовет своих крошек? — спросила Блайт, леди Кингсли.

— Да, мама, сумеет ли она проявить такую же чудесную изобретательность в отношении женских имен, как ты? — добавила, улыбаясь, Блисс, графиня Марвуд.

— Нисса — единственное в своем роде имя. — заметила их мать.

— Но его придумал Эдмунд, — уточнила леди Дороти. — Блейз выбрала для дочери христианское имя в память первой жены Эдмунда, Кэтрин Хэйвеп, но Эдмунд заявил, что назовет девочку Нисса. Эдмунд говорил, что она должна стать первой из их многочисленных детей. Он не мог знать, бедняжка, что не ему, а моему Энтони суждено продолжить род Уиндхемов. Мне до сих пор не хватает Эдмунда, хотя вот уже пятнадцать лет, как его нет на свете.

— Блейз выбрала для своих сыновей очень удачные имена, — сказала Блайт.

— Но теперь это девочки, ты, тупоголовое создание! — уколола острая на язык Блисс свою сестру-двойпяшку. — Впрочем, уверена, что Блейз выберет для дочерей прекрасные имена.

— По-моему, у моих дочерей тоже хорошие имена, — заявила Блайт.

Блисс бросила на сестру уничтожающий взгляд, но приезд лорда Уиндхема положил конец дискуссии. Ко всеобщему изумлению, вместе с ним вернулся король.

— Я должен сам поздравить мою милую девочку, — прочувствованно сказал король. — Позвольте поздравить и вас, сэр, с таким чудесным семейством! — Он сердечно пожал руку Энтони Уиндхема.

Проснувшись, Блейз увидела короля. Она порозовела, припомнив времена, когда его визиты в ее спальню носили более интимный характер. Мысли Генриха Тюдора в этот миг также обратились в прошлое, но в речах он был вполне благопристоен.

— Я счастлив, мадам, убедиться, что вы прекрасно выглядите после этих трудов! — Склонившись, он запечатлел поцелуй на ее руке.

Блейз тепло улыбнулась в ответ:

— На этот раз все длилось недолго, ваше величество. Я уже как хорошая кошка: в последние годы рожаю быстро и легко. Рада, что вы вернулись повидать меня!

4
{"b":"25309","o":1}