ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Вишня во льду
Книга о потерянном времени: У вас больше возможностей, чем вы думаете
Гвардиола против Моуринью: больше, чем тренеры
Обреченные на страх
Анна Болейн. Страсть короля
Гридень. Из варяг в греки
А я тебя «нет». Как не бояться отказов и идти напролом к своей цели
Кето-диета. Революционная система питания, которая поможет похудеть и «научит» ваш организм превращать жиры в энергию
Чувство Магдалины

— Вот видишь! — усмехнулся Тоби. — Они без нас шагу ступить не могут.

К тому времени, когда прибыл королевский поезд, граф и графиня Марч были совершенно готовы. Нисса надела синее бархатное платье с лифом, расшитым жемчугом и серебряными бусинками, и нижнюю юбку из голубой и серебряной парчи. Квадратный глубокий вырез открывал красивую шею, обвитую двумя нитками жемчуга. Пышные рукава в виде колокола присобраны сзади. Темные волосы Нисса разделила на прямой пробор и упрятала под серебряный чепчик. Посередине лба на серебряном шнурке висел крупный сапфир.

Граф оделся в элегантный костюм из винно-красного бархата. Шелковую сорочку украшал кружевной гофрированный воротник и такие же манжеты. Кроме того, на ногах графа красовались чулки в бордово-золотую полоску, камзол, расшитый золотом и жемчугом, а на голове — берет со страусиным пером.

С шеи свисала тяжелая золотая цепь.

По мере прибытия придворные размещались в лагере. Протокол требовал, чтобы граф и графиня Марч ожидали, пока их пригласят к королю. Их зашел навестить герцог Норфолк, выглядевший очень утомленным. Такое путешествие — тяжелое испытание для семидесятилетнего старика. Нисса и Вариан не видели герцога больше года.

— Угодно присесть, милорд? Может быть, немного вина? — Нисса была образцом гостеприимной хозяйки, и только муж мог заметить в ее тоне холодок.

Герцог устало опустился в кресло и пробурчал нечто благодарственное, когда перед ним поставили кубок с вином. Он отпил большой глоток.

— Неплохое винцо вы возите за собой, — заметил герцог Томас. — Как поживают мои правнуки?

— Хорошо, дедушка, растут, — ответил граф, думая о том, что герцог выглядит слегка обеспокоенным.

— Они бы поживали еще лучше, если бы их родителям не пришлось тащиться через пол-Англии вслед за королем по прихоти некоей королевы, — резко вставила Нисса.

— Ты еще не выбил из нее дух противоречия? — поинтересовался герцог, не потрудившись обратиться непосредственно к Ниссе, чем еще больше вывел ее из себя. — Эх, она по крайней мере умеет рожать. Дай Бог, чтобы твоя кузина Кэтрин наконец доказала, что и она женщина.

Нисса открыла рот, чтобы ответить, но Вариан резко остановил ее:

— Нисса! Помолчи, дорогая. — Он повернулся к деду:

— Мы слышали, что весной у нее случился выкидыш.

— Может быть, — пожал плечами герцог. — Она очень скрытная во всех этих делах. Ума у нее не больше, чем у блохи. Ее ничего не интересует, кроме развлечений. Но король ее обожает. Пока что. По его мнению, что бы она ни сделала, — все прекрасно.

Взглянув на Ниссу, герцог, к ее удивлению, обратился к ней:

— Я рад, что вы здесь, мадам. Королева в последнее время неспокойна и скучает. Это плохо. Я не знаю, что с ней происходит. У нее есть все, тем не менее она жалуется, что ей не хватает ее лучшей подруги. Вы, мадам, удостоены этого высокого отличия, хотя не могу понять, за что. Так или иначе попробуйте успокоить ее. Заставьте ее быть благоразумной.

— Кэт нельзя заставить что-либо сделать, если она сама этого не захочет, — спокойно произнесла Нисса. — Как же плохо вы, оказывается, ее знаете, милорд. Боюсь, это может сыграть дурную шутку с вами обоими.

— Будущее всей семьи зависит от вас, — изрек герцог Норфолк.

— Глупости! — вскинулась Нисса. — Во-первых, милорд, мы не Говарды. Вариан и я — де Винтеры. Мы не ищем ни власти, ни богатства. Нам ничего не нужно, кроме спокойной жизни в Винтерхейвене с нашими детьми. Если даже вы лишитесь королевской милости, милорд, нас это не коснется.

Герцог восхищенно взглянул на нее.

— Клянусь, я готов пожалеть о том, что вы не Говард, мадам. Вы выглядите, как дикая роза, но тверды, как железо. — Он обратился к внуку:

— Счастлив ли ты с ней? Должно быть, счастлив. Она сильная. Она предана тебе и любит тебя.

— И я люблю ее, — ответил граф. — Люблю с первого мгновения, когда увидел ее в Хэмптон-Корте. Нисса никак не может простить вам способ, с помощью которого мы поженились, но тем не менее, дедушка, мы оба обязаны вам тем, что так или иначе вы нас соединили. И поэтому мы попытаемся помочь вам, не правда ли, дорогая? — Он испытующе взглянул на жену.

«Мы с ним одно целое›, — торжествующе подумала Нисса. Если сейчас она попросит Вариана увезти ее домой, то он это сделает. Он любит ее!

— Мы остаемся, милорд, — тихо сказала Нисса, — и я попробую повлиять на королеву.

В ее взгляде появилось высокомерие. Она делала герцогу одолжение.

Глядя на них обоих, герцог Норфолк хищно усмехнулся. Будь он моложе, эта женщина принадлежала бы ему. Умная и гордая. Можно только гадать, не без зависти думал герцог, какое блаженство она дарит его внуку в постели. Наверное, вся она — лед и пламень. Дикая роза с острыми-острыми шипами.

— Королева примет вас, — объявил он Ниссе. — Я провожу вас к ней. А ты, Вариан, можешь засвидетельствовать свое почтение королю. У него великолепное настроение. В отличие от предыдущих дней сегодня была удачная охота.

Вслед за герцогом супруги прошли к самому центру лагеря, где возвышались величественные золотой и серебряный павильоны королевской четы. Неподалеку под золотисто-багряным навесом хлопотали повара, готовясь к вечерней трапезе.

— Королева там. — Герцог указал на меньший павильон. — Она ждет вас, мадам.

Не придумав ничего более подходящего, Нисса склонилась перед дедом своего мужа в реверансе. Ее глаза встретились с глазами графа, и она заметила мелькнувшую в них усмешку.

— Милорды, — кивнула Нисса и прошла мимо них в павильон королевы.

Навстречу ей заторопилась леди Рочфорд.

— Скорее! — закричала она. — Королеве на терпится увидеть вас, миледи.

Графиня Марч вслед за леди Рочфорд вошла в покои королевы. При виде ее Кэтрин Говард, облаченная в столь любимый королем розовый бархат, сорвалась с места, побежала навстречу и, к ужасу придворных дам, бросилась на шею подруге.

— Нисса! Ох, как же я рада, что ты наконец здесь! Теперь-то мы повеселимся вволю!

Нисса с первого взгляда поняла: с Кэт что-то не в порядке.

Неужели больше этого никто не замечает? Ее подруга — как натянутая струна. Нисса сделала глубокий реверанс и, выпрямившись, улыбнулась:

— Вы расскажете мне все-все, мадам, о том, каково это — быть королевой. А я расскажу вам о моих чудесных Детях.

Глава 12

Во время путешествия по стране королева чувствовала себя более свободной, чем когда-либо за весь год своего замужества. Неожиданно она оказалась в обществе привлекательных молодых людей, чьей главной и единственной целью в жизни была погоня за наслаждениями. Та, которую королева считала своим самым близким в мире другом, приехала, чтобы составить компанию и стать ее наперсницей. Целыми днями они будут охотиться, а ночами — танцевать. В первой половине дня Генрих бывал приятным компаньоном, но после обеда ему обычно хотелось спать. Теперь Кэт приходилось уделять ему только часть своего времени, вторая же половина безраздельно принадлежала ей, и она использовала ее в свое удовольствие.

В отличие от королевы Нисса пребывала в дурном настроении. Она считала эту поездку самым отвратительным отрезком своей жизни. ‹Может быть, я старею? — удивилась она. — Почему я, подобно Кэт, не могу забыться в этих бездумных увеселениях? Интересно, как я воспринимала бы все это, не будь мы с Варианом женаты, не будь у нас детей?› Однако Нисса понимала, что дело не в этом: среди придворных немало молодых супружеских пар, и все они казались вполне довольными жизнью. Однако Нисса только и думала о том, что там, дома, нужно готовиться к зиме, как много там дел. Как же они управятся со всем этим без нее? Конечно, на молодую госпожу Браунинг можно положиться, но Ниссе хотелось быть дома, самой вести свое хозяйство, а не таскаться по Англии вслед за королем.

— Почему мне не нравится такая жизнь? — спрашивала она мужа.

— По той же причине, что и мне, — отвечал он. — Мы с тобой по натуре деревенские домоседы. Праздная и легкомысленная жизнь придворных не для нас. Я знаю, что мистер Смайл справится и с уборкой урожая, и со стрижкой овец, но я предпочел бы быть там.

71
{"b":"25309","o":1}