ЛитМир - Электронная Библиотека

Глава 14

"Хошоо! Хошоо! — шипи хонши, Жестоку схватку возлюбя.

Живи, хонши, дыши, хонши, Пока я скальп не снял с тебя".

Так высоким мелодичным голосом пел Бобби Треверс, любовно полируя узкое стальное лезвие своего меча. Потом он поднес его в солнечный свет, падающий из окон гостиницы Дружелюбной Мыши, и повернул в стороны, радуясь блеску стали, разбрасывавшей по комнате солнечные зайчики. Рой Тали угрюмо сидел на скамье, опустив голову на кулаки и поставив локти на стол. Возле него стояла бутыль Вина. В скором времени он собирался прикончить ее и перейти к следующей.

Его бронзовые доспехи валялись в углу спальни, он сидел только в брюках и голубой рубашке с открытым воротником. Конечно, первым делом он попытался найти путь назад в Ра. н бродил по улице Города Первого в Броркане как сумасшедший в поисках этой проклятой точки интенсивного белого света, окруженной зеленым гало — и ничего не нашел. Ежедневно большую часть времени он бродил по той улице, так что окрестные жители — и даже дети! — стали подозрительно глядеть на него.

Бобби Треверс поднял взгляд и тихо пропел, словно самому себе:

«Мой шлем желает новых скальпов...»

Он замолчал и не без симпатии взглянул на Талли, потом провел рукой по блестящему лезвию меча. Это был весьма приятный молодой человек с упрямым ртом и покрытым прыщиками подбородком. Он страстно желал, чтобы Талли почувствовал себя как дома.

— Скоро они будут здесь, Рой. Мой брат всегда точен.

Когда они с Вейном уходят в кутеж, это немного неприятно, но они не позволять нам закопаться в измерениях.

— Я заметил, как ты глядишь на меня, Бобби. И я в долгу у твоей графини. Но я должен найти путь назад.

— Для этого тебе нужен Проводник, Рой. Я полагаю, тот, кто перебросил тебя сюда, не придет взглянуть на тебя! — Треверс расхохотался. Талли проявлял большую скрытность насчет своего прибытия в Броркан, какой-то невнятный страх удерживал его язык от болтовни. Треверс подтолкнул его локтем. — Или эти парни воспользовались ВПЖ — Вратами Жизни Порвонов. Они выставили их напоказ, я и увижу их. Корабли Дуросторума и Охотники Джундагая будут шокированы, когда закончат ребята Вейна!

— Да, — сказал Талли, едва слыша его. — И ты утверждаешь, что никогда не встречал Грэхема Пайка?

— Никогда. Мой пост здесь, я должен быть готов забрать аппарат. Дуросторум и Джундагай должно быть слабые игроки. Во всяком случае, они не знают об измерениях. Броркан знает.

Броркан прекрасная стратегическая точка, уж поверь мне.

Это немного расшевелило интерес Талли.

— Здешние люди вроде бы не волнуются.

— О, люди! Кому они нужны? Я имею в виду больших боссов, владельцев замков, Сликиттеров и их родственников, всех торговцев в измерениях, которые находятся здесь. Закончился еще один день, и ничего не случилось. Бобби Треверс удалился с одной из служанок, и хотя Талли интересовался ими перед тем, как Корни зашвырнул их с Фангаром в Ра, теперь его сердце совсем не лежало к ним. Даже после Оолоу... что уж тогда говорить об обещании Лары и Номи. Эта проклятая стрела, пронзившая нежное плечо Оолоу над доспехами! Она не должна умереть! Этого не может быть! Треверс обещал Талли, что Вейн и его люди вернутся с ВПЖ, которое вроде бы похоже на устройство, что использовали Тоб'клайки, и с ними придут необходимые Проводники. Они помогут ему вернуться в Ра. Если Оолоу мертва... тогда это путешествие будет бессмысленным. О, конечно, они должны вернуть сказочное сокровище Амон-Ра...Но Оолоу, Оолоу... Тали узнал от Бобби Треверса, что много случилось с тех пор, как он покинул Броркан. Вейн должен добыть ВПЖ, а один из военачальников Графини по имени Чернок выполняет задачу по обеспечению безопасности другого конца Врат и пересылки всего из Дуросторума. Все изменится, сказал Треверс, если у ВПЖ. Конечно, Талли слегка тревожило, что реверс ничего не знает о Грэхеме Пайке. Но он ничего не знал и о Пойли, а уж ее-то он бы запомнил.

Талли слушал его, пока Треверсу не надоедало болтать. Постепенно Треверс начал разделять беспокойство Талли, хотя оно имело совсем другой источник. Но с каждым проходящим днем тревога усиливалась, пока Талли не почувствовал, что скоро сойдет с ума.

Наконец, напряжение кончилось. По улице к гостинице Дружелюбной Мыши подкатил великолепный «лендровер». Детвора сбежалась поглазеть на него широко раскрытыми глазами, но из взрослых почти никто не обратил на него внимания. Здесь привыкли к странным машинам — и странным чудовищным людям, — приходящим и уходящим в измерения.

За «лендровером» следовала шестиколесная бронированная машина. Из ее башни торчала сорокока-миллиметровая автоматическая пушка, и краснолицый, жестикулирующий человек закричал им из распахнутого люка башни:

— Прыгай сюда, Бобби! Все полетело к чертям! Бросай всю свою аппаратуру и спасайся! Лезь в «лендровер» и драпаем отсюда!

В «лендровере» сидело человекообразное существо в голубой рубашке, брюках в обтяжку и с алым платком, повязанным вокруг головы. На поясе у него висело странное оружие. Он вел машину. На сидении рядом с ним сидел человек средних лет с усталым лицом и лысым черепом, одетый в серый костюм. На алой накидке, наброшенной на его плечи, был вышит огромный глаз. Кроме впечатления смирения, кое-что еще привлекло внимание Талли. Эо был железный ошейник, от которого тянулась серебряная цепочка, прикреплена к запястью третьего человека в «лендровере». Он носил вышитую рубашку и штаны с красными лампасами. Его лицо было жестким и выражало такие эмоции, от которых по спине Тали прошел холодок. Но... Но тут его внимание привлекла тварь... существо, сидящее на самом заднем сидении «лендровера». Талли задохнулся. Это существо походило на лягушку с широкой серой мордой, украшенной желтыми полосами и голубыми пятнами. Оно было в красных доспехах и шлеме, с верхушки которого свисал сморщенный кусок кожи с волосами. Оно сидело, уставившись вперед, придерживая стоящее рядом копье, а другой рукой сжимая рукоятку бронзового меча.

— Что это?.. — выдохнул Талли.

— Сразу видно, что ты никогда не встречал хонши, — расхохотался Бобби Треверс. — Значит, Гимн хонши, который я пел, ничего не говорил тебе, а? Они надежные ребята. Преданные Графине, отличные солдаты. — Он хлопнул по рукоятке кольта 45 калибра у себя на поясе. — Но они не пользуются ни огнестрельным, ни каким энергетическим оружием. Понял?

— Да, конечно...

Из дверей гостиницы выбежал хозяин Джалонз и что-то закричал, махая руками.

— Все в порядке, Джалонз! — крикнул Треверс. — Графиня оплатит ваш счет!

Затем Треверс и Талли вынесли свои пожитки из гостиницы. Хозяин, продолжая препираться, следовал за ними по пятам. Наконец, Треверс сунул ему в руку золотые монеты.

— Не знаю, из какого они измерения, но это золото! Если тебе этого мало, Графиня отблагодарит тебя впоследствии... Все еще протестуя, Джалонз схватил монеты. реверс сел в «лендровер» возле хонши. Талли устроился рядом с человеком в ошейнике. Машина рванулась с места и понеслась по дороге из Города Первого. Бронеавтомобиль следовал за ними. Они выехали из города. Наконец, усталый человек в ошейнике выпрямился и что-то сказал водителю. Водитель затормозил и нажал на сигнал. Бронеавтомобиль обогнал их и внезапно исчез.

Только что он был тут и... исчез.

Талли это не обеспокоило. Он почувствовал охватившее его возбуждение. В том месте, где исчез бронеавтомобиль ему показалось — может, действительно лишь показалось? — что он увидел пятнышко света. Оно не было окружено зеленью... но он чувствовал нарастающую уверенность, что не ошибся. Талли почувствовал неприятное ощущение царапанья в мозгу, затем «лендровер» покатил по дороге следом за Бронеавтомобилем, и внезапно они очутились в лесу. Где-то звенел невидимый поток. Впереди катил автомобиль. Но кроме плеска воды и шума моторов, не было слышно ни звука. Над лесом висела тишина. Хонши выпрямился. Человек, сидящий рядом с Талли, достал тяжелый плоский автомат и взял его наизготовку. Пушка на башне бронеавтомобиля поворачивалась из стороны в сторону. Тали почувствовал напряжение, усилившееся от того, что ему был неизвестен характер опасности.

20
{"b":"2531","o":1}