ЛитМир - Электронная Библиотека

— Графиня наверняка выслала за мной экспедицию, — надувшись, гордо сказал Треверс.

— Графиня заботится только о себе, — сказал человек в кричащей рубашке, которого остальные звали Зеппи. — Ты никогда не думал, что она может оставить тебя скитаться в измерениях?

— Ну... конечно же, нет, — быстро ответил Треверс.

— Послушайте, — прервал их Талли, — мне ведь нужно срочно попасть в другое место. Не мог бы ваш Проводник переслать меня в измерение Ра?

— Сейчас нет времени, Рой, — голос Треверса звучал искренне. — Но пути через измерения не лежат на прямой. Ты можешь попасть в Ра из любого измерения через надлежащие Врата. Подожди, пока мы не окажемся в безопасном месте. Это звучало разумно.

Они миновали еще три измерения — пустыню, горную местности скопище каких-то ферм — и оказались в измерении, где на короткий миг Тали подумал, что вернулся в Ра. Затем он увидел море.

Широкая, покрытая травой равнина тянулась до самого берега, а дальше начиналось море, катящее волны до самого горизонта. Они поехали параллельно берегу. Впереди показались утесы, вздымающиеся между поднимающимся склоном справа и уходящим вниз слева. Между ними билось о скалы море. До них донеслись брызги.

На фоне пасмурного неба показались какие-то отдаленные предметы. Тали заметил быстрое движение на утесах. Водитель тоже увидел это и закричал, в его крике был страх. Сверху сорвался валун, вылетел на дорогу и ударил в центральное колесо бронеавтомобиля. Машина вильнула с дороги, но тут же вернулась на нее, хотя заметно осела. Сверху посыпалась масса булыжников и исчезла под водой.

— Что за черт?! — закричал Бобби Треверс. — Ведь предполагалось, что это безопасное измерение. Человек рядом с Талли начал стрелять из автомата по гребню утеса.

— Нет безопасных измерений, пока вы не покажете свою силу, — огрызнулся водитель. — Вот вам доказательство. Он резко нажал на акселератор и «лендровер», взвизгнув шинами, рванулся вперед. Огромный валун запрыгал по дороге в том месте, где они только что были, и улетел в море. Бобби Треверс начал палить вверх из своего пистолета. По склону бежали темные угловатые фигуры, пытаясь не отстать от автомобилей. В тусклом свете они казались зеленоватого и пурпурного оттенков, словно они были в чешуе. Талли увидел трезубцы. Он мог подробно рассмотреть этих людей, пока «лендровер» несся по дороге на полной скорости и постепенно оставил этих странных людей-рыб далеко позади. Талли увидел ударяющиеся о «лендровер» копья и трезубцы, но рев мотора заглушил звуки ударов. Затем он повернулся и оцепенело уставился на три залитых кровью зубца, торчащих из шеи Проводника.

Проводник полулежал на сидении. Трезубец раскачивался. Его зубцы были около фута длиной, разделенные несколькими дюймами, с варварскими зазубринами. Древко было около четырех футов длиной, из какого-то твердого темного дерева. Тал ли механически видел все это, словно сон, от которого может в любой момент пробудиться к реальности. Потом он выпрямился и протянул руку, чтобы не дать Проводнику вывалиться из «лендровера».

— Пусть себе падает, — сказал сидящий рядом с Талли Зеппи. — Кому нужен мертвый Проводник?

— Но как же мы теперь уйдем из этого измерения? — закричал сзади Треверс.

Сидя на среднем сидении, Талли и Зеппи попали в перекрестие спора между Треверсом и водителем. Водитель, которого звали Чрива, гнал машину на полной скорости.

— Мы как можно скорее доберемся до Графини. Ей не понравится смерть Проводника. Их так трудно найти, обучить и заставить служить.

Талли, который большую часть времени глядел вперед, давно уже слышал какое-то шипение, словно постепенно сдувающийся воздушный шар. Хонши перегнулся через борт и поглядел на колесо. Талли понятия не имел, какой должен быть обычный цвет кожи хонши, но ему показалось, что теперь он выражает явную тревогу. В правой руке хонши держал трезубец рыбо-людей. С острых зубцов капала зеленая кровь. Талли увидел, как пуля ударила в шею хонши выше доспехов, и зажмурился.

— Хошоо! — прошипел хонши и выронил трезубец. Его голова в шлеме упала вперед, прикрепленный к концу шлема скальп весело заполоскался на ветру. Затем, прошипев в последний раз: «Хошоо!», хонши соскользнул с сидения и, покатившись по траве, мгновенно исчез из виду.

— Но... начал было Талли. Он не помнил, когда открыл глаза. — Не можете же вы оставить его... Вы же сказали, что он был верным солдатом.

— Он мертв. — Треверс растянулся на заднем сидении в луже зеленой крови. — Хонши выносливый. Я даже не думал, что он ранен. Должно быть, он сразу же вытащил трезубец — животное, первобытное и выносливое.

Талли подумал о трех зубцах с варварской насечкой и содрогнулся.

— Эти чертовы рыбы знают, куда бить человека. В шею, — яростно сказал Чрива.

Перед глазами Тали встала картина Оолоу с торчащей из шеи стрелой.

Каждая миля, которую они проезжали, удаляла его от Города Первого в Броркане в смысле географии. Но он успокаивал себя тем, что они едут в примерном направлении к Хамон-Апену. Если Проводники таинственной Графини смогут найти Врата в Ра поблизости от городов-близнецов, так будет даже лучше. Что бы не случилось с другими людьми — или монстрами, считая хонши — в этом измерении, он должен вернуться в Ра. Если он только сумеет найти Грэхема Пайка, то все будет в порядке — его сразу же перебросят в Ра.

Талли знал, что понятия не имеет, как самому управлять Вратами. Он чувствовал глубокий иррациональный страх перед скрытой в нем потенциальной силой. Он оказался своего рода уродом! Мысль о том, что его мозг является неким мутантом, некой причудой, запечатленной в цепочках генов, которая дала ему эту силу, лежащую так глубоко, что он до сих пор и не подозревал о ней, пугала его и давала чувство дезориентации. Но если единственный способ вернуться в Ра заключается в использовании этой силы — тогда он использует ее, пугает это его или нет!

Глава 15

— Вейн и Чернок, наверное, уже возвращаются, — сказал Чрива, гоня машину. — Как только они встретятся с Графиней и мы будем в безопасности в лагере, мы можем упаковать вещи и возвращаться домой в Ируниум.

В Талли пробудились воспоминания о гигантских цветах-людоедах и о выражении, с каким Желтоволосый говорил в своем доме в Городе Алмазов в Ируниуме, перед тем, как его поглотил цветок.

— Мне нужно вернуться в Ра, — сказал он.

— Конечно, конечно, Рой, — отозвался с заднего сидения Треверс. н был занят тем, что чистил свой пистолет. — Графиня располагает лучшими Проводниками во всех измерениях. Ей нравится управлять ими.

Зеппи достал из кармана ключ и расстегнул железный ошейник на шее мертвого Проводника. Потом он обмотал цепочку вокруг левой руки и осторожно убрал ошейник в карман. Затем пинком вытолкнул труп из машины.

Талли чувствовал себя камнем. Он был нем, как камень, неподвижен, как камень, и отчаянно пытался оставаться таким же бесчувственным.

— Вы, валкини, недостаточно цените Проводников, Зеппи, — сказал Чрива. — Неужели завоеватели не выучили самые элементарные уроки Черного Наспурго — что инструменты нужно держать в чистоте и порядке?

— Оставь завоевателей в покое, Чрива.

— Охотно. войска Графини сами несут за себя ответственность. Я вот, глядя вперед, вижу Чернока. Ему сопутствует удача и он возвращается в Дуросторум.

— Чем быстрее мы все встретимся, тем быстрее вернемся домой, — недовольным голосом сказал Треверс. — Брат должен мне пару сотен долларов золотом по курсу любых измерений. Ему бы следовало лучше играть.

Талли уже все понял. Эти люди, грубые путешественники по измерениям, хотели забыть о судьбе Проводника и хонши, потому что в один прекрасный день такая судьба может настичь и их самих. Однако, водитель Чрива рассуждал так, словно он видел через пустоты своей жизни реальность, которую он презирал. Тали посмотрел на него более пристально. Он видел уши водителя, в которых висели золотые кольца, и покрывающая их шерсть была ясно видна на солнце.

21
{"b":"2531","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Кровь, пот и пиксели. Обратная сторона индустрии видеоигр
Селфи на фоне дракона. Ученица чародея
Чертов нахал
Золотая клетка
Экспедитор
Натуральный сыр, творог, йогурт, сметана, сливки. Готовим дома
День коронации (сборник)
Как любят некроманты
Тень невидимки