ЛитМир - Электронная Библиотека

— Соломон... здесь есть скрытый! Он хочет помочь нам...

Научи его, мой маленький, покажи ему свое искусство. Только с его помощью мы можем вернуться... Мы сможем доставить к тебе самых лучших врачей в измерениях... се лекарства, в которых ты нуждаешься! Соломон, дорогой мой, послушай и помоги мне!

— Да... скрытый... я чувствую это, — заговорил Соломон тонким, как писк мыши, попавшейся в мышеловку, голосом. — Он может быть Проводником... если научится. — Бескровные губы чуть шевелились, из горла вырывалось клокотание. Тали почувствовал отвращение.

— Рой... Соломон величайший Проводник во всех измерениях! Теперь слушай и учись, и когда я вернусь, ты перенесешь всех нас отсюда в безопасное место.

Она оставила их вдвоем и, уходя, задернула занавеску.

— Подойди...поближе... скрытый...

Талли склонился над карликом. Движимый внезапным чувством жалости, он смочил платок и обтер от пота громадный голый череп.

— Ты можешь почувствовать Врата в этом месте?

— Что? — спросил Талли, вздрогнул и огляделся. Он не увидел ни белого пятнышка интенсивного света, ни окружающей его особой зелени. — Нет.

— Ах! — на тонких губах появилась пена. Талли вытер их.

— Попробуй. Они здесь... у твоей левой ноги. Это большие Врата... в Уфасарум... ты должен... ты способен... почувствовать их.

— Ничего.

— Скажи мне... Врата... Что ты чувствовал?..

Талли рассказал. Соломон застонал.

— Твой собственный мир... твое родное... измерение?

— Земля.

Соломон зашлепал губами. Он задал много вопросов, и Талли, чувствуя их значимость, постарался серьезно ответить на них. Если уж ему выпало быть уродом, о он должен стать хорошим уродом. Но Соломон говорил, что он может и не стать таковым.

— Я могу помочь, Рой Талли. Моя сила подорвана болезнью. Я не могу контролировать... управлять. Но через тебя... Ты сказал, Ра?

Его глаза закатились, дыхание стало редким, словно он вошел в транс, тельце напряглось под одеялом.

— Позвони в звонок, — сказал он, наконец.

Талли позвонил в золотой колокольчик. Появилась меднокожая девушка, взглянула на Соломона и вышла. Через пять минут вернулась Графиня.

— Ну что, мой маленький? Дело сделано?

Огромная голова беспомощно покачалась.

— Он Поляризованный Проводник...

— Нет!

— С Земли, где он родился, в любое другое измерение...

— Голос Соломона немного окреп. — И на Землю из любого измерения. А также из Ра. Но... Но только это и ничего другого!

— Я не могу допустить этого! — Лицо Графини было бескровным. Широко раскрытыми фиолетовыми глазами она уставилась на Талли, и почему-то ему стало стыдно за себя. — Я должна добраться до Вейна и Чернока! У них есть Врата Жизни Порвонов! Я должна завладеть ими! И я буду владеть! Я сделала слишком большую ставку. Порвоны не знают, что я сделала, и не должны узнать. Ты должен найти способ перенести нас в другое измерение. Должен!

— В Ра... — еле слышно прошептал Соломон. Его силы иссякли. Графиня повернулась к Талли.

— Грэхем рассказал мне, что ты глава огромного войска в Ра. Огромной массы колесниц.

Талли кивнул. Графиня настойчиво потрясла Соломона.

— Соломон, моя жизнь, маленький мой! Скажи мне быстрее!

Ра... Поблизости есть Врата в Ра? Где-нибудь здесь... они должны быть близко! Они есть, Соломон, скажи мне... скажи!

— Есть... Врата в Ра... — медленно, с неимоверным усилием проговорил человечек. — Две мили отсюда... Я только... только чувствую их... далеко и слабо... Но это должны быть широкие Врата. С другой стороны, я не могу... не чувствую...

— Две мили! — сказала Графиня. Она выпрямилась и постояла, твердая, гордая. — Соломон, ты самый лучший во всех измерениях, маленький мой!

Сборы под руководством Графини прошли быстро. «Лендровер» с водителем Чривой, с самой Графиней, с вооруженным до зубов Грэхемом Пайком, с Соломоном, лежащим на носилках на среднем сидении, и с Талли, одетым в доспехи Колесниц Ра, выехал из долины. Они ехали быстро. До сих пор у Талли не было времени подумать, но сейчас он стал размышлять. Что просит его сделать Графиня?

Она очаровательная женщина. В ее великолепном теле он чувствовал все то, что чувствовал в Ларе, Номи и Оолоу вместе взятых. Ее дух и задор был под стать Номи. Ее нежность превосходила Лару. И ее безрассудство было больше, чем у Оолоу. Она сосредоточила в себе все лучшие женские качества. Но... Но она просит его поставить колесницы Ра ей на службу. Она хочет, чтобы все колесницы проехали через измерения ей на помощь. Она хочет использовать колесницы Хамон-Апена в своих целях, и затем... затем она может ничего не сделать взамен.

У Пайка не было никаких сомнений.

— Ты окажешь Графине величайшую помощь в жизни во всех измерениях, Рой! Ты наверняка понимаешь, что это значит!

— Она... — Талли покачал головой. — Но как я потом смогу послать в бой мои колесницы и сломить мощь Хиктроса, если они будут разбиты в битве с Кслотлами? Как я могу просить их служить чужеземцам, когда потребуется вся их сила, чтобы вернуть сокровище Амон-Ра? Я же предам их, Грэй, просто предам!

— Нет, не предаешь! Их починят. Ты вернешь свое сокровище... хотя это не так уж и важно.

— Не так уж важно то, что ты просишь меня сделать сейчас!

«Лендровер» запрыгал по морю травы, которое не было великой равниной Ра. Талли осмотрелся во всех направлениях. Они ехали в направлении, в котором текла река в Ра, к городам-близнецам. Талли съежился от необходимости принять решение. Предатель! Сначала урод, теперь предатель!

— Я не могу сделать это, Грэй!

— Ты только подумай! Подумай о Пойли — и обо мне — севших на мель. Мы слишком долго были приятелями, Рой. Неужели ты бросишь меня сейчас?

Почему-то Талли знал, не сомневаясь, что если он согласится переправить сюда колесницы, они последуют за ним. Они не смогут забыть знамения Амон-Ра, знамения, которое он так хитро организовал при помощи элементов Даниэля. Графиня слушала их разговор сквозь шум мотора. Она повернулась и сладко улыбнулась Талли.

— Подумай о гордости своих колесничих, Рой! Подумай об их доблести! Эти рыбо-люди пешие, у них есть только трезубцы, копья и сети. Они бегают на перепончатых ногах и бросают трезубцы перепончатыми руками. Тела их покрыты чешуей и у них рыбьи морды. Они удерживают меня здесь от моей судьбы в других измерениях. Подумай, разве это верно и справедливо? Разве ты не чувствуешь голос своей крови, Рой Талли? Разве я не как все женщины? Разве я не заслуживаю немного верности и службы тех, кому я потом смогу помочь лучше, чем кто-либо еще во всех измерениях?

Эскадроны его колесниц могут сделать это. Натунза и Лимоун... Они могут добиться быстрой победы. Это можно будет сделать с помощью Вейна и Чернока, и всей огневой мощи, которая у них осталась. Быстрый внезапный рейд, нападение с флангов, как они практиковались в Ра, туча летящих стрел... Клянусь Святым Пегу, это можно сделать! Это был... это был ключ к разгадке. Фангар тоже был в измерениях, и он бросит свои колесницы и Всадников против тех, кто пытается остановить Графиню.

— Ладно, — хрипло сказал он. — Это будет сделано. Я только надеюсь, что у нас еще будет время направить колесницы Ра против их собственного врага!

«Лендровер» остановился. Соломон устроился поудобнее на носилках. Графиня вручила Талли странное оружие, подобное тому, что носили хозяева Тоб'клайков.

— Дерись за меня, Рой! Атакуй всеми своими колесницами и знай, что служа Графине Пердите ди Монтиверчи, ты служишь самой высокой цели, которую ты когда-либо знал. Она нежно заговорила с Соломоном.

Талли увидел Врата — пятнышко интенсивного белого света с огромной, мерцающей вокруг него зеленой аурой. Он собрал в себе всю силу, о которой рассказал ему Соломон. Он не мог бы объяснить, как сделал это. На короткий момент он почувствовал сильную боль. Его мозг распространился невероятно широко, отщепил частицу времени... и вот он уже стоит на великой равнине Ра с плещущей рядом рекой Оо, а прямо к нему по траве двигалась армия Хамон-Ра.

24
{"b":"2531","o":1}