ЛитМир - Электронная Библиотека

— Сто тысяч чертей, ты сделаешь то, что я говорю! — взревел Корни.

— Клянусь потенцией Святого Пегу, ты забываешь, что говоришь со Всадником Вилгегена!

— Вшивые титулы твоего измерения ничего не значат для меня! Я закончил Академию и служу Проводником Графини ди Монтиверчи! Это кое-что значит во всех измерениях!

— Закрой свою глупую пасть, Корни! — рявкнул Вейн и вскочил, опрокинув стол.

Корни попытался ударить Фангара. Талли вскочил и рванулся к ним. Фангар перехватил руку Корни и нанес в ответ такой удар, что Проводник с воплем отлетел на шесть футов. Все посетители повскакивали с мест и уставились на них. Пайк расхохотался, глядя, как Корни с резко изменившимся лицом с трудом поднялся на ноги и выбежал из комнаты. Фангар с ледяной яростью на лице последовал за ним.

— Эй, Фангар! — крикнул Талли, рванувшись за кривоногим охотником. — Мы недавно познакомились, но прошли вместе через многое. Полегче с этим вонючкой, дружище... Он еще будет нам полезен.

— Он нанес оскорбление Всаднику Вилгегена, — на бегу ответил Фангар. — Я принимаю твой совет, дружище Рой, но этот ползающий червяк должен получить урок. Они бежали по улице мимо скрытых за высокими оградами домов, которые бросали на одну сторону улицы густую тень, в то время как другая была залита медно-красными лучами близящегося к закату солнца. Постепенно Фангар настигал Корни. Как с удивлением обнаружил Талли, его короткие кривые ноги могли нести хозяина с поразительной быстротой. Далеко позади за ними бежали другие постояльцы Гостиницы Дружелюбной Мыши. Корни несся впереди изо всех сил. Собравшись на бегу с мужеством, Талли схватил Фангара за плечо, заставив остановиться, но из-за одышки не мог выжать из себя ни слова. Корни тоже остановился. Он взглянул на Фангара и Тали, когда они медленно направились к нему. Лицо Корни озарилось злобным торжеством, к нему внезапно вернулась прежняя спесивость.

— О, нет... — задыхаясь, выдавил из себя Талли. — Стой, Фангар! Прекрати!

Фангар рвался вперед, стараясь вырваться из пальцев Талли. Талли держал его, упираясь каблуками в землю, но на ногах у него были деревянные сандалии, которые лишь скользили по мостовой.

— Приди же в себя! — кричал Талли.

— Пусти меня! — рявкнул Фангар. — Я завяжу ему ноги узлом на шее...

Талли подставил ему подножку и они упали на землю. Падая, Талли с ужасающей ясностью увидел Корни. Корни пристально глядел, как они барахтаются на земле перед ним. Талли не знал, что он думает, но...

Боль... Горящий цветок боли, распустившийся у него в черепе... и чувство падения, чувство дезориентации, словно он несся на крыльях ветров всех миров... и...

— Он перебрасывает нас в другое измерение! — завопил Талли. — Он перебрасывает нас в другой мир! Затем они попали в этот другой мир, и сознание Роя Тал ли поглотила темнота.

Глава 6

Было темно.

Было жарко.

Было мокро.

Короче говоря, было жутко неудобно. Талли выплюнул полный рот какой-то гадости и перекатился, пытаясь встать. Нога поскользнулась на банановой кожуре, и он снова упал вниз лицом. Где-то рядом Фангар смачно описал некоторые анатомические подробности родителей Корни, их физические недостатки в деле продолжения рода и незавидную будущую судьбу их отпрыска. Несмотря на переделку, в которую они попали, Талли задрожал от смеха. Слова Фангара звучали так знакомо. Он пополз в направлении его голоса, скользя в какой-то клейкой гадости, шлепаясь в лужи и утыкаясь в кочки. Клейкое вещество было холодным при прикосновении, хотя воздух и вода — теплыми, однако, такими же неуютными.

Помогая друг другу, они с Фангаром с трудом поднялись и побрели вперед. Запахи холодной закуски и горячего мяса, риса, бананов и апельсинов витали в воздухе. Они слышали невнятное журчание воды, плеск водопадов и звон ручейков.

— Один ледозубый Зитзиммаз знает, где мы! — прогудел Фангар, уставившись на ночное небо. но было скрыто плотными облаками, среди которых не мерцало ни единой звезды. Дул теплый ветер, бросая им в глаза ошметки грязи или песка.

— Ледозубый Зитзиммаз, — повторил Талли. — Это звучит как...

— Это горы, вздымающиеся в небо, с покрытыми вечным снегом вершинами, окружающими пасть Ада.

— А-а...

— Нет, дружище Рой, я знаю, где мы находимся в настоящий момент. Я уверен, что мы в сумасшедшем доме.

— Если и не так, то я постепенно становлюсь кандидатом в таковой.

Талли говорил горькую правду. Теперь он понял, что имел в виду Вейн там, в оранжевом тумане, когда сказал, что и думать не хочет о другой возможности этого инцидента. Тогда Вейн активно искал с помощью Проводника Врата. Он и думать боялся о том, чтобы странствовать по измерениям без Проводника.

Эта участь досталась Талли и Фангару.

— Я ничего не знаю об этих измерениях, — продолжал Фангар. — Но мне кажется, что люди скачут из одного в другое, как любовники в фарсе Фрокена..

— Там, откуда я пришел, это называлось французским фарсом.

— ... так что вскоре мы должны встретиться с другими путешественниками по измерениям. Нашей первейшей задачей является найти приличную одежду, еду, кров, оружие... и верховых животных!

— Я полагаю, ваши Всадники имеют очень тесную культурную связь с вашими... ну... лошадьми?

— Лошади? Хитрые штуки эти трансляторы, Рой. Мы называем наших верховых животных ойтасами. Всадники Вилгегена скакали на ойтасах к славе три тысячи лет истории и предыстории. При стуке копыт наши сердца бьются сильней от гордости! Талли задумался над его словами.

— Это мысль, — сказал он. — Несколько примитивно, но кажется, я понимаю, что вы имеете в виду, дружище Фангар. Спасибо.

Твердая уверенность этого человека помогла поднять дух Талли. Находящийся ближе к грубой реальности своего варварского мира, Фангар ухватил проблемы немедленного выживания, которые Талли, привыкший к холодильникам, автомобилям, телевизорам и магазинам, счел бы почти неразрешимыми. Однако, в Талли проснулось точное глубокое чувство собственной ценности и пригодности к выживанию. Теперь он понял, что должен проявить твердость духа и показать кривоногому варвару-Всаднику, что парни с Земли тоже могут действовать, как мужчины.

— Это тебе спасибо за помощь, Рой.

— Мы пройдем через это, Фангар. Мы найдем проводника или электронное устройство для создания черных Врат. И по дороге у нас будет море смеха. — Затем он подумал, что несколько переигрывает в беспечности. Но Фангар принял все за чистую монету.

— Я никогда не извиняюсь, — сказал Фангар гудящим, басистым голосом. — Но я допустил ошибку, когда погнался за Корни... Если бы не ты, я бы не понял, что он перебросил нас в другое измерение, как только заманил к Вратам.

— Забудь об этом. Мы здесь. Что там включает твой перечень самого необходимого? Одежда, еда, кров, верховые животные?

— Да. И оружие!

Поддерживая друг друга и осторожно ступая, они побрели по скользким склонам и обширным лужам. Издалека донесся какой-то дробный стук. Они остановились, прислушались, наклонив головы.

— Если бы мы были сейчас на Вилгегене, — голос Фангара звучал тихо и напряженно, — я бы поклялся, что это стук копыт!

— Вероятно, так оно и есть.

— Нет... погоди... Послушай!

Далеко в темноте возникли странные до невозможности огни. Процессия мерцающих разноцветных огней двигалась в ночи, пересекая им дорогу, так что стук копыт сперва становился все громче, а потом стал слабеть. Огни лились сплошным потоком. Стук копыт явственно раздавался в ночном воздухе. Последний, напоминающий звезду огонек, замигал и погас, наступила тишина.

— Всадники? — прошептал Фангар.

— В твоем Вилгегене нет ничего подобного этим кучам клея?

— Нет.

— Идем дальше, — сказал Талли, чувствуя внезапный прилив храбрости. — Если это были лошади, они не могли бы скакать по такому склону!

— Я с тобой, Рой. Веди.

Они шли, спотыкаясь в темноте, пока нога Талли не ударилась о кирпичное покрытие. Он оступился и взмахнул руками, чтобы удержать равновесие.

8
{"b":"2531","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Илон Маск: изобретатель будущего
Лес тысячи фонариков
Правила Тренировок Брюса Ли. Раскрой возможности своего тела
Как перевоспитать герцога
12 встреч, меняющих судьбу. Практики Мастера
Нелюдь. Время перемен
Патологоанатом. Истории из морга
Разумный инвестор. Полное руководство по стоимостному инвестированию
Принцесса моих кошмаров