ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Останься здесь, рядом с Халидой, ибо ты любишь ее. Смотри, что случилось сегодня. Королеве, которая должна была отречься, объявлено, что она будет править до самой смерти, а потом корона перейдет к ее наследницам. Это огромные перемены для Кавы. Кто знает, может, будут и другие? И сыновьям королевы найдутся дела получше, чем сражаться за чужих государей?

— Думаешь, подобное действительно возможно? — вздохнул Дагон.

— Все возможно. Все, хотя нужно терпеть и надеяться. Я не единственная мать, которая по ночам рыдает от тоски по утерянным сыновьям. Верно, мужчины стоят ниже женщин, поскольку склонны к насилию, жестокости и алчности, но почему и они не могут измениться? И если ты покинешь Каву, кто поможет им в этом? Я верю, что богиня привела тебя сюда не только ради Халиды. Она знает, что настанет срок, когда женщины Кавы научатся жить с мужчинами, не угнетая их. Ты — ключ к этим переменам.

— В твоих словах много мудрости, — задумчиво согласился Дагон.

— Останься с нами, — негромко попросила она.

— Это трудное решение, — покачал головой Дагон.

— Знаю, однако я избрала тебя не только из-за исполинского мужского достоинства, но потому, что верила в твой ум и волю.

Дагон громко рассмеялся и поцеловал руку Зинейды.

— Должно быть, в молодости ты была очень коварна и хитра, — заметил он.

— Я и сейчас такова! — хмыкнула сводня.

— Господин мой Дагон, консорт Кавы! — позвала Халида.

Обернувшись, он увидел жену, стоявшую в центре безлюдной арены. Пока он беседовал с Зинейдой, амфитеатр опустел.

— Господин, очнись и проводи меня домой, — попросила королева. — Мы должны спокойно поговорить о том, что случилось сегодня, а кроме того, на тебе лежат определенные супружеские обязанности, которые необходимо выполнять, если мы в один прекрасный день собираемся подарить Каве новую правительницу.

— Ты ненасытна, моя королева, но ничего не поделаешь. Слушаюсь и повинуюсь, — откликнулся Дагон, поднимаясь.

— Значит, ты останешься, — тихо заметила главная сводня.

Взгляд синих глаз Дагона был прикован к Халиде. Халида, его прелестная супруга, его королева. Его возлюбленная. На свете нет другой такой. Сильная. Умная. Отважная. И такая уязвимая! Она нуждается в нем и нужна ему!

— Останусь, — кивнул он и, сбежав по ступенькам королевской ложи, страстно обнял жену. Улыбающаяся королева и ее счастливый супруг-консорт покинули арену рука об руку.

— Ну и ну, дорогая, — прошептал Вернус невестке, — что за день! Интересно, что же будет дальше?

Зинейда, взяв его под руку, объяснила:

— Мы стали свидетелями начала новой эры, Вернус. Одна Сунева знает, что произойдет.

— Вероятно, — сухо буркнул Вернус. — Кстати, дорогая, надеюсь, ты пригласишь меня к ужину? В этом случае я расскажу тебе и Дурантису, что вытворяли наши влюбленные последние несколько дней. Устроили настоящую оргию и пригласили того белокурого красавца, садовника Адона. Он-то и поведал мне…

Вернус понизил голос и повел Зинейду к выходу.

— Не может быть! — воскликнула та, выслушав особенно непристойные подробности, но в голосе звучало скорее нечто вроде зависти, чем негодование. — Ты уверен?

— Адон, дорогой мой мальчик, во всем доверяет мне, — самодовольно заметил Вернус. — Но нам пора, сестрица. Брат мой Дурантис, несомненно, захочет обо всем узнать.

Они медленно направились к главной площади Кавы, где уже начинался праздник в честь изъявления воли богини, воли, которая навсегда изменит жизни и судьбы всех обитателей Кавы.

33
{"b":"25310","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Натуральный сыр, творог, йогурт, сметана, сливки. Готовим дома
Любовное зелье для плейбоя
О чем мечтать. Как понять, чего хочешь на самом деле, и как этого добиться
Бывшие. Книга о том, как класть на тех, кто хотел класть на тебя
Generation «П»
Школа спящего дракона
Ненависть. Хроники русофобии
Наследство золотых лисиц
Селфи на фоне дракона. Ученица чародея