ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Любовь колдуна
Полночный соблазн
Полночное солнце
Ищи в себе
Золотая Орда
Хроники одной любви
Конфедерат. Ветер с Юга
Индейское лето (сборник)
Ценовое преимущество: Сколько должен стоить ваш товар?

– Это каких таких инъек...

– Правильно.

– Я еще не закончила своего вопроса.

– Чтобы немедленно тебя исцелить, нельзя терять ни минуты, и стоит прямо сейчас начать их делать.

– Очень мило.

... Таким образом они опоздали к завтраку. Все уже поели и ушли, и осталось только два прибора. Джон подошел к столу и, открывая крышки, стал перечислять вслух, что осталось. Подошел Фред и спросил:

– Что подавать, завтрак или обед?

– Что хочешь, только чтобы было съедобно, – отвечал Джон.

– Завтрак, – сказала Марго.

– Сейчас будет. Кофе вон там в котелке. Чай – в том котелке. Апельсиновый сок в желтом графине.

Джон налил им обоим по стакану, и они уселись.

Фред принес две тарелки с ветчиной, сосисками и яичницей. Горка тостов рядом могла бы накормить завтраком всю семью Пулвер.

– Я буду только чай с тостом, – сказала Марго. Но, увидев, как уплетает за обе щеки Джон, она решила взять также яйцо. Потом съела сосиску. Намазала тост абрикосовым джемом. Еще чаю. Еще тост...

Вошел Лемон и остановился, наблюдая за ними. Он сел рядом и налил себе чашку кофе.

– Как, ребятки, все хорошо?

Джон, облизывая губы, с набитым ртом пробормотал обычное «да» и посмотрел многозначительно на друга.

– У нас новый гость.

Джон помогал себе тостом справиться с яичницей на тарелке. Что-то в голосе Лемона заставило его поднять глаза. Лемон смотрел с серьезным выражением.

– Кто? – тихо спросил Джон.

– Люсия.

ГЛАВА ДЕСЯТАЯ

Джон вытер губы салфеткой и поднялся. Положив салфетку у тарелки, он извинился перед Марго и спросил у Лемона:

– Где она?

– Во второй столовой. – Лемон отвечал очень серьезно, внимательно наблюдая за Джоном, слегка наклонив при этом голову.

Джон вышел.

Марго сидела как пришибленная. Она подняла глаза и сразу же поймала на себе изучающий взгляд Лемона.

Он смотрел на нее, не сводя глаз.

Марго резко прижала к губам салфетку и кинула ее на стол.

– Думаю прокатиться на пегом, – сказала она.

– Не стоит.

– Я не спрашиваю у тебя разрешения. Я проедусь на пегом, и все тут. Проследи, пожалуйста, чтобы его оседлали.

Это была не просьба, а приказ, произнесённый холодно и высокомерно.

– Ее не приглашали, – мягко сказал Лемон. – Она сама приехала.

– Когда?

– Вчера ночью. Она приехала повидаться с Джоном, но не нашла его в комнате.

Твердо держа себя в руках, Марго прямо посмотрела Лемону в глаза и сказала:

– Наверное, он был в какой-нибудь из пастушьих хижин.

Лемон медленно кивнул, как будто соглашаясь с ней, хотя, скорее, он только показывал, что верит ей.

Отметя подозрения по поводу ее и Джона, Марго избавилась от Лемона, выставив его из столовой.

– Проверь, чтобы пегий был оседлан, я пойду переоденусь.

– Да, мэм, – отвечал Лемон, вставая вместе с Марго.

Марго уничтожающе посмотрела на него, проходя мимо к лестнице. Ее раздражало, что Лемон стал так особенно внимателен к ней после ухода Джона.

– Джон ее тоже не приглашал, – произнес ей вслед Лемон.

– Но сразу же помчался к ней.

– Он же джентльмен, а она его старая знакомая. Он должен узнать, не ждет ли она от него какой помощи.

– Для этого существует телефон.

– Она ему звонила, но там только автоответчик. Вот она и приехала сюда узнать, не встречал ли я его.

Марго вонзила в Лемона взгляд, как убийца – нож.

– И ты сказал, что он здесь.

– Я сказал «где-то поблизости».

Марго остановилась, не спуская с Лемона глаз, а тот все продолжал идти, потом тоже остановился и повернулся, чтобы посмотреть на нее.

– Почему ты не мог сказать, что его здесь нет? – спросила Марго звенящим от напряжения голосом.

Лемон мягко ответил:

– Она все равно рано или поздно нашла бы его. Лучше сейчас.

– Позднее чувство Джона ко мне могло хотя бы окрепнуть.

– А может, и нет.

– Иди проверь пегого. – И Марго отвернулась к лестнице.

– Марго, – остановил ее Лемон за локоть, – у меня не было выбора. У дома припаркована машина Джона. Даже если бы я соврал, она все равно нашла бы его.

– Она его использовала.

– Это всем известно. Кроме Джона.

– Ведьма!

– Верно. Но у нее есть и другие качества.

– Ха!

– Не будь предвзятой.

– Я люблю Джона вот уже два года.

– Но он все это время был недоступен. Ты увлеклась мечтой.

– Он и есть моя мечта.

– Только сейчас?

– Всегда, – твердо заявила Марго. – Он тот самый мужчина, которого я хочу.

– А если она – та женщина, которую хочет он?

Марго сдержала выступившие на глазах слезы.

– Я изменюсь.

– Ты уверена?

– Да.

– Марго, если этот конь сбросит тебя и ты сломаешь себе шею, Джон сломает шею мне.

– Это твои проблемы.

Лемон помрачнел.

– Ты всегда была послушным ребенком.

– Я женщина.

– Это я заметил. Если Джон окажется настолько глупым, что вернется к Люсии, ты не дашь мне шанс?

– Нет.

– Ты такая же, как твои сестры.

Марго отвернулась и бросилась бегом вверх по лестнице.

Лемон остался стоять у первой ступени и смотрел ей вслед, пока она не исчезла, потом улыбнулся чуть горькой улыбкой и отправился в конюшню, чтобы велеть Ореху седлать пегого жеребца.

Лемон наблюдал, как Орех, который сам ни за какие коврижки не сел бы на этого чертова скакуна, водит его по загону. Пегий все время вырывался и мотал головой, показывая, что лучше бы Орех отпустил его.

Но Орех держал его накоротке и не позволял особенно брыкаться. Лемон не хотел, чтобы этот зверь оказался под Марго свежим и полным сил, потому-то Орех и водил его по загону, выбивая из него спесь.

Марго вышла из дома в шляпе, по-ковбойски подвязанной шнурком под подбородком. На ней был ковбойский наряд: свитер под грубой курткой, сапоги и перчатки.

Снег уже почти сошел, и обнажилась мокрая песчаная земля. Островки снега еще сохранились в тени от дома и хозяйственных построек; кое-где тающие кочки снега, как коралловые заросли, лежали под забором. Ветер дул мягко, не холодно и не тепло – в самый раз. День был превосходным.

С сосредоточенным видом Марго стояла у ограды и ждала, пока Орех подведет к ней пегого. Она всегда себя так вела, и обычно то, что она хотела, ей приносили. Она в свою очередь старалась платить ответной вежливостью и предупредительностью.

Правда, сейчас ничего этого в ней не было. Она подошла и, посмотрев жеребцу в глаза, протянула руку, собираясь взять поводья у Ореха.

Но Орех не давал их ей, пока Марго не влезла на пегого, и только потом передал поводья.

Марго посмотрела на него отрешенно.

– Спасибо.

– Как подпруга?

Марго поерзала в седле, пробуя.

– Кажется, все отлично.

Тут Орех вдруг изменил своим принципам.

– Будьте осторожны, – сказал он Марго.

Она кивнула и попросила его отойти в сторону. Ореху ничего не оставалось, как подчиниться.

В женщинах, принявших твердое решение и не собирающихся от него отступать, есть что-то неуловимое, этакая железная решимость, которую лошади чувствуют. Пегий прошелся по кругу точно так, как ему приказывала Марго. Он резво гарцевал, точно любовался сам собой, но Марго не слишком-то давала ему разгуляться.

Она подвела пегого к первому, низкому, барьеру и начала уже было разгоняться, чтобы взять его, как словно из-под земли перед ней вырос Джон и ухватил жеребца под уздцы, точно это был самый обыкновенный конь. Пегий встал как вкопанный. А вместе с ним и Марго.

– Ты понимаешь лошадей, – сказал Джон хотя и негромко, но все, кто наблюдал за ним, расслышали. Лицо Джона оставалось каменным. Он с большим усилием скрывал свой гнев, но все-таки не выдал себя перед Марго.

Она холодно смотрела на него.

– Отпусти его, – сказала она про коня. – Мы возьмем барьер.

– Дай лучше мне.

30
{"b":"25312","o":1}