ЛитМир - Электронная Библиотека

– О господи, Джон...

– Джона нет.

– Хватит.

– Что?

Тогда она поцеловала его. Это ее удивило не меньше, чем его.

Джон обнял ее, прижимая к себе и непрестанно целуя. Затем подхватил на руки, осторожно отнес к кровати и вдруг опустил руки. Она упала на покрывало и от неожиданности вскрикнула.

Джон удивился.

– Мне сказано: «Положи ее на кровать». Я положил, что-то не так?

– Помягче.

– Это значит «спокойно и нежно». Ты не подпрыгнула выше, чем на полметра, – констатировал Джон, закрывая дверь и снимая одежду. – Эти одежды очень неудобны. Почему вы перестали ходить нагишом? Ах да! В раю съеденное яблоко принесло чувство стыда.

Он раздел и Марго и стал сравнивать их тела. Он был приятно удивлен. У него оказалось кое-что, чего, как он сказал, ей не хватало. Подосадовал, что соски у него не похожи на ее груди и вдобавок заросли волосами. Потрогал ее грудь и пожаловался на то, что там нет молока.

– Но вернемся к справочнику.

И он изучил с ней секс. Он не поверил, что двуполая система самая эффективная, это ему показалось противоречащим логике.

Он спрашивал, какие звуки ему издавать и какие телодвижения делать. Его порадовали презервативы, один он надул, завязал узлом и пустил летать по комнате. Он никак не мог поверить, что это приспособление для его «лишнего» органа.

Его представление было настолько убедительным, что Марго не выдержала и на полном серьезе спросила:

– Ты настоящий?

– Самый настоящий из всех, кого ты знаешь, мой нежный лютик.

– У меня каштановые волосы.

Джон взял в руки ее локон.

– Это каштановый цвет? Мне казалось, это светлые волосы. У меня путаются слова, очень сложно учить такой перепутанный язык. Наш язык намного проще.

Марго продолжила обучение, и они занимались любовью так, как она показывала. Это получилось, и получилось приятно и хорошо. Просто здорово! Джон делал оценивающие звуки, он был нежен, ласков и предупредителен.

Джон двигался разнообразно, и некоторых вещей, которые он делал, Марго даже не знала. И спрашивала его о них.

– Это есть в мужском справочнике, – отвечал Джон. – Вспомни, у тебя же другой. Все правильно, у женщин совсем другое издание.

– Чепуха.

– Шелуха? Это «отходы некоторых пищевых продуктов». Ты хочешь есть? Голодна? Сейчас не время обеда. А может, ты изголодалась по сексу!

Марго прыснула.

– Только не останавливайся, – единственное, что сказал Джон и сам продолжал начатое дело.

Когда все кончилось и они неподвижно лежали без сил, Джон прогнусавил:

– Эта энергия растрачена. Нужна подзарядка.

– Мне тоже.

– Тебе не стыдно за то, что ты так быстро все за нас решила? – спросил Джон обычным голосом. – Неужели у тебя так мало веры в меня?

– Я ревновала.

– Как ты могла?

– Всего три дня назад ты убивался по ней.

Джон глубоко вздохнул, и в нем вновь поселился инопланетянин.

– Раньше я тебя не встречал. Как же получилось, что, когда я попал на эту планету, ты тоже оказалась здесь? Ты же должна жить на Орионе в теле блохи с осиной талией.

– Ого!

– С длинными-предлинными ресницами.

– Никогда в жизни так не ревновала.

– До этого никогда? – спросил Джон прежним голосом.

– Никогда.

– Но все равно у тебя не было для этого повода.

– Ты сразу же вскочил и убежал к ней.

– Она моя старая знакомая. Если бы я проигнорировал ее, ты посчитала бы меня невоспитанным.

И Марго поняла, что он прав. Как-нибудь она ему об этом скажет, но не сейчас.

– У тебя нет причин ревновать меня ни к одной женщине во всей галактике, – продолжил Джон. – Я люблю тебя, Марго Пулвер. И ты выйдешь за меня замуж, раз ты об этом уже как-то обмолвилась. Мы будем жить с тобой в мире и согласии, в том числе и с остальными людьми.

Конечно, он имел в виду, что в первую очередь они будут жить в мире и согласии друг с другом. Хотя сама она раньше не могла сказать, что была добра к нему или к Люсии, которую даже нарекла Пассией. Марго вздохнула и сказала:

– Я знаю.

Но ее голос прозвучал достаточно расстроенно, чтобы дать ему все понять без лишних слов. Она не собиралась сдаваться.

– Пойдем в душ.

– Не сейчас.

– Ты ревнива и эгоистична. У тебя есть еще недостатки?

– Да, – с готовностью ответила Марго.

– Что ж, придется попотеть над тобой. Почему твои родители оставили мне самую трудную работу: доводить тебя до совершенства? Как же беспечно с их стороны! Им нужно было отправить тебя к Фелисии и Сэлти, пока ты еще была маленькой. Я бы уже тогда поработал над твоим сексуальным развитием.

– Тебе не нравится, как я занимаюсь любовью?

– Ты боишься дотронуться до меня, словно я могу укусить.

Марго хихикнула. Она посмотрела в глаза Джона и спросила:

– Пришелец уже ушел?

– Какой такой пришелец?

– Ты помнишь, как занимался со мной любовью?

– Когда?

– Только что.

Джон открыл рот от удивления.

– Уж не хочешь ли ты сказать, что воспользовалась моим телом без разрешения?

– Да.

– Ну и как я тебе?

– Великолепен.

– Хорошо, – сказал Джон. – Тогда идем в душ – и одеваться. Уже почти пора ужинать.

– Что же случилось с обедом?

– Мы совсем забыли про время. Ты, наверное, так увлеклась игрой с моим телом, что не слышала, как прозвонили на обед?

– Да, – согласилась Марго.

– Поздний завтрак, теперь пропущенный обед... Мы совсем выбились из режима. Что о нас подумают слуги?

– Только о тебе. Твоя комната все так же чиста и необжита. Они будут ломать голову, в чьей постели ты спал.

– Я им сказал, на случай если будут звонить.

Марго похолодела.

– Это что, тайна? – удивленно спросил Джон.

– Секрет. Из чистого благоразумия.

– О!.. Я не знал. Я думал, раз Лемон сказал, что на тебя не претендует, то нет никому никакого дела до того, где мы и что делаем.

– Я же говорила, что приехала сюда специально ради тебя.

– О мужчине можно сказать, что он находит женщину, в той же мере, что сказать о яблоке, будто оно находит фермера.

– Это тебя пугает?

– Ты говоришь, мы уже занимались любовью?

– Ну...

– Если так, то лучше убери-ка свое нежное, страстное тело подальше от моего обнаженного и жаждущего организма, иначе мы и ужин тоже пропустим.

Вскоре они уже спускались вниз, как раз к ужину. Но за длинным столом Марго оказалась справа от Джона, у самой ножки стола, а по левую руку от Джона села Люсия.

Щеки Марго порозовели оттого, что она чувствовала себя не в своей тарелке, и от враждебности к своей непрошеной соседке, но Марго ни слова не произнесла по этому поводу. Она о чем-то болтала с соседом справа и только изредка перекидывалась словом с Джоном.

Вдруг Джон легонько толкнул ее.

Она уставилась на него широко раскрытыми глазами. Он улыбнулся.

– Люсия спрашивает тебя о твоих сестрах, – сказал он.

Глаза Марго невольно обратились к Люсии.

Люсия была красива. Ее прическа и макияж выглядели безукоризненно, правда, так, чтобы при случае мужчина не побоялся нарушить этот порядок...

Люсия улыбнулась, обращаясь к Марго:

– Я знаю ваших старших сестер. Я им всегда завидовала. Я-то единственный ребенок в семье, а они так смеялись, веселились вместе, что мне никогда не удавалось задержать на себе их внимание. Я так хотела войти в их компанию, но им никто больше не был нужен.

Марго не могла промолвить ни слова. Эта таинственная женщина, оказывается, завидовала ее сестрам, которые сами завидовали ей! Вот где ирония судьбы!

– Они считали вас очень красивой и настолько уверенной в себе, что и предположить не могли, что вы нуждаетесь в ком бы то ни было, тем более в их обществе.

Люсия резко помотала головой.

– Мы все нуждаемся в других людях.

Все соседи на их конце стола внимательно слушали и теперь стали вставлять свои замечания. Они говорили о дружбе, зависти и желании стать частью чужой жизни.

32
{"b":"25312","o":1}