ЛитМир - Электронная Библиотека

— Но эти подонки оскальпировали его! Теперь я понял, что это за клочки волос носят на шлемах хонши. Скальпы — на моем языке это называется скальпами!

— И девушку тоже, — добавил Отторино. — Она была из них, однако, хотела присоединиться к нам, но ее убили и тоже оскальпировали.

— В моем мире, — сказал Уилки, чувствуя, что его все еще наполняет ужас, — брили головы девушкам коллаборационисткам. Это похоже на ваши обычаи. О Боже! Скальпирование!

— Пейте кофе.

Уилки отпил несколько глотков, чувствуя, что туда добавлена изрядная порция бренди. Горечь и желание отомстить разлились по нему, смывая остатки ужаса.

— Я заставлю их работать! — сказал он, стискивая руками чашку. Кожа натянулась на его скулах. — Я заставлю их работать! Они станут добывать гораздо больше алмазов для Графини, чем раньше!

— Да, Дж. Т.

— И если они сделают шаг за черту, только шаг, я натравлю на них хонши. Я ничего не забуду! Подошедший Чернок махнул рукой, чтобы принесли кофе.

Его смуглое лицо выглядело измученным.

— Мне тоже предстоит потрудиться, — сказал он. — Мы кое-что обнаружили. Банда Даргана пересекает море травы от Большой Зелени. Они...

— Они! — воскликнул Отторино, когда девушка принесла Черноку кофе. — Я помню их!

— Они идут издалека? — задумчиво спросил Уилки.

— В вашем измерении, Дж. Т., Большая Зелень находится где-то около Рима — Рима в Италии, — пояснил Отторино.

— Их ведет охотник, — продолжал Чернок, — которого зовут Тодор Далрей из Даргая. Очень опасный человек. Конечно, теперь он работает на Дэвида Маклина.

— Я не пощажу никого из них, — воскликнул Уилки с гневом и страданием.

Звенящий призыв труб привлек всеобщее внимание. Заскрипели стулья. Толпа мужчин и женщин Валкини устремилась к дверям. Отторино засмеялся.

— Графиня начинает свой утренний прием. Это для тех, кто не так близок к ней, как я... вернее, мы, я хотел сказать, Дж. Т. Чернок направился к дверям, явно ожидая, что остальные последуют за ним. Отторино поднялся, и Уилки быстро допил свой кофе. Отторино наклонился к нему.

— Прием будет особенно важным нынче утром. Своим присутствием Графиня восстановит уверенность в людях. Уилки уже начал вставать, когда его глаза упали на девушку-официантку, которая приносила им кофе. Она явно предполагала, что все в нижнем этаже ресторана столпятся в дверях. На ней была обычная серая туника, но гораздо более прозрачная, чем он видел до сих пор, а за ухом был приколот алый цветок. Она бормотала быстро, яростно и испуганно, глядя не в ресторан, где увидела бы смотрящего на нее Уилки, а на большую деревянную стойку для официантов у стены.

— Ну вот, — пробормотала она, — сука опять начала свой трюк с уличной прогулкой. Отторино мгновенно отреагировал.

Он выпрямился и надменно двинулся к ней с окаменевшим от ненависти лицом.

Он схватил девушку за плечи, развернул к себе и ударил по лицу. Уилки увидел блестящие каштановые волосы, грубоватое крестьянское личико с дерзко вздернутым носиком и светло-карие глаза, теперь потемневшие от потрясения и ужаса. С лица девушки схлынула кровь, она беспомощно уставилась на Отторино.

— Ну, моя девочка, давай-ка объяснись, и побыстрее! — прошипел толстяк.

Уилки шагнул следом за Отторино за стойку. Хаотическая смесь эмоций обуревала его. Он знал, что должен испытывать к девушке жалость, однако, не чувствовал ничего, кроме ненависти к ей подобным.

— Значит, ты из этих недовольных подонков! — угрожающе проорал Отторино. — Ну ничего, скоро мы выжмем из тебя все!.. Внезапно он замолчал.

Бесшумно открылась задняя дверь и из нее вышел молодой человек. Острый нос, тонкие черты лица и сжатые губы не внушили Уилки отвращение, как он мог ожидать, возможно, из-за юношеского пушка на щеках и по-детски широко открытых глаз.

— Настало время, Тони, — сказала девушка. — Это здесь, внизу. Я уверена, Тони!

В руке молодого человека блеснул пистолет, который он направил на Отторино. Пистолет дрожал.

— Закрой пасть, мерзавец! — грубо сказал Тони. — Иначе я прострелю тебе брюхо! Двигай-ка сюда — быстро, быстро! За дверью было заднее помещение с ведущей вниз лестницей. Тони указал на нее.

— Лезь туда, паразит! — сказала девушка. — Теперь тебя придется, скорее всего, убить! И ты тоже, — добавила она Уилки.

Отторино и Уилки не оставалось больше ничего, как спуститься по лестнице. Пистолет, стиснутый в нервном кулаке Тони, все время был направлен на них.

В подвале были обычные ящики и бутылки. В стене темнел проход.

— Туда, живо! — рявкнул Тони. Толчок пистолетом подтвердил команду. — Где фонарик, Вэл?

Девушка включила фонарик и осветила проход. Для человека под прицелом пистолета Отторино, как показалось Уилки, вел себя слишком спокойно. Он взглянул на Тони.

— Мне нужно поговорить с вами, — сказал он.

— Заткнись! — возбужденно огрызнулся Тони. — Мы знаем подобных тебе, Валкини. Паразиты! Лезь туда, иначе я пристрелю тебя на месте и... — Он замолчал.

Отторино взглянул на Уилки и сунул голову в туннель, говоря:

— Еще один бунт. Как это надоело. Они непременно будут пойманы и наказаны.

— На этот раз нет! — торжествующе сказала девушка Вэл.

Они шли туннелем с земляными стенами.

— Старый туннель, прорытый в те времена, когда шахты здесь были близко к поверхности, как я говорил вам, Дж. Т..

— Отторино по-прежнему сохранял спокойствие, а Уилки покрылся потом. — Эти несчастные мерзавцы ничему не учатся.

— Закрой свою пасть, Валкини, или я пристрелю тебя! — заорал Тони.

Уилки начал думать, насколько реальна угроза от маленького пистолета. Руки Тони тряслись. Уилки предположил, что Тони не будет стрелять, потому что они находятся слишком близко от ресторана и выстрелы могут привлечь внимание снаружи. Отторино не делал попытки расстегнуть свою кобуру. Они шли дальше по опасному туннелю.

— Еще далеко, Вэл? — спросил Тони.

— У меня заняло много времени, чтобы найти их. Теперь же... — К девушке снова вернулась полная страха манера держаться, как и наверху, когда она впервые привлекла внимание Уилки. Она выглядела неуверенной, испуганной, маленькой и очень одинокой. Она закрыла глаза. Уилки почувствовал, что от нее исходит какая-то сильная эманация. Потом она открыла глаза. — Вперед. Ты передал послание Галту, Тони? Он будет ждать? Тех, кто прибудет вскоре после нас? Отторино покрылся потом.

— Что это? Проводник? Здесь?

Теперь Уилки ясно увидел страх Валкини. Его спокойствие испарилось, Отторино снова начал потеть.

— Я понял... Это сбежавшая девушка-Проводник! Что скажет Графиня...

— К черту Графиню! — со злобным удовлетворением прервал их Тони. — Все время Вэл работала на вас, как рабыня! Работала в различных местах в поисках Врат. И она нашла Врата прямо здесь, в старой шахте.

— Это невозможно!

— Да, Валкини... К вашему вечному проклятию и счастью Арлана!

Где-то наверху возник свет. Уилки понял, что они с Отторино случайно раскрыли тщательно разработанный план побега. Молодой человек и девушка в серой одежде — рабов, как они сказали? — ждали ритуала утреннего шествия Графини, которое должно было отвлечь от них внимание. И теперь они спешили присоединиться к ждущим их остальным. Тони пришел за Вэл, Проводницей, а теперь...

А теперь они здесь, восемнадцать-двадцать мужчин и женщин, сбившихся в тесном помещении под землей, куда открывались устья шести туннелей старой шахты. Светили фонари. Тони и Вэл вбежали туда, толкая перед собой Отторино и Уилки. Тони возбужденно размахивал пистолетом, на его лице была написана ненависть к Валкини.

— Вэл думает, что это здесь! — закричал он. Люди затихли, их грязные лица осветились тупой враждебностью. — Эти двое Валкини должны умереть!

— Стойте! — поспешно прервал их Уилки. — Я не Валкини!

Я всего лишь инженер...

Он почувствовал страх. Эти люди в серых рубашках выглядели так, словно готовы были убить без малейшего сожаления. При них были сумки, ранцы и одеяла, многие имели мечи и копья, и, по крайней мере, у шестерых были винтовки. У них был такой вид, словно они намеревались отправиться в экспедицию.

10
{"b":"2532","o":1}