ЛитМир - Электронная Библиотека

— Холд Дуросторума, — улыбнулся Чернок. — И — к счастью для меня — Холд, с каким мой народ живет теперь в дружбе. Теперь мы можем поговорить о делах.

Корабль летел по воздуху, браво развевались его флаги.

Экипаж столпился на палубе посмотреть на приближающийся Холд.

— Только запомните, — предупредил Чернок, — люди Дуросторума не знают измерений. Торговцы из параллельных миров приходят и уходят без предательства. Помните, Дж. Т., как мы ждали корабли, когда вели вас в Ируниум?

— Да. Но, конечно, не весь Дуросторум такой?

— Конечно, нет! — хмыкнул Чернок. — У нас есть огромные моря и тропические леса, полярные шапки и горные цепи. но во всех зонах у нас терпимый климат и существуют такие массивы, где можно строить и развивать защищенные Холды, и у нас не такое уж большое население. — Что-то промелькнуло в его глазах, когда он погрузился в воспоминания. — Мы не первая разумная раса, живущая на Дуросторуме. Мы уроженцы этого мира, но те, кто был перед нами, строили города и коммуникационные сети, а затем уничтожили себя. Единственное, что осталось от них — источники силы для кораблей...

— А-а! — сказал понимающий Уилки.

Сердцем каждого корабля является энергетическая коробка — маленькая, компактная, способная поднять почти любой груз на высоту пятисот футов и нести его в любую сторону со скоростью до двадцати миль в час — естественно, в вашей системе измерений. Как она работает, кончится ли когда-нибудь энергия — никто не знает. Мы нашли эти энергетические коробки в городах древних цивилизаций. Они самый драгоценный товар Дуросторума — помимо храбрости его жителей. И разумеется, их постоянно ищут и жаждут обладать ими любой ценой.

— Вы имеете в виду, что их нельзя купить, но можно найти или отнять у кого-нибудь в бою?

— Да.

— Но это же может привести к состоянию непрекращающейся войны...

— К несчастью, в прошлом так и было. Наша письменная история простирается на пятнадцать сотен лет. Но теперь мы пытаемся с помощью союзов и совещаний искоренить эти древние варварские способы. Корабль пролетел мимо другого, улетающего из Холда. На том тоже развевались флаги. Уилки увидел ряды баллист, выглядывающих из окрашенных в красное люков проходящего корабля.

— Не забудьте, — повторил Чернок. — Не проболтайтесь об измерениях. Вы знаете, что будет, если вы начнете рассказывать о таком месте, как ваша Земля.

— Да, — сказал мудрый Уилки. — У вас не хватит коек в сумасшедших домах.

— Я буду занять организацией доставки нас в Холд Грайнор, где, как я ожидаю, мы найдем разгневанную Графиню. Она наверняка прошла через правильные Врата. Держите. — Он снял свой переводчик и протянул его Шарон. Они могли по-прежнему понимать его. — Можете носить, пока я не вернусь. Дома он мне не нужен.

— Аминь, — сказала Шарон с нежной улыбкой. — У нас есть целлюлозные переводчики, гораздо более эффективные, чем эти их драгоценных кристаллов. — Она недовольно поморщилась. — Я потеряла свой, когда попалась к Тоб'клайкам.

— Ты еще достанешь такие для нас, Шарон, — вежливо ответил Уилки.

— Согласна, — кивнула она со странной формальностью. — Мы продадим вам переводчики. Позднее мы можем договориться, чем вы будете платить.

— Что? — с беспокойством сказал Уилки.

— Не забудьте, Дж. Т., мы торгуем с измерениями.

— Как Алтинум?

— Нет, — помотал заостренной головой Джангли. — Товары Алтинума приходят через посредников. Алтинум скорее похож на развитую копию вашей Земли, Дж. Т. Они не знают об измерениях, и мы не хотим, чтобы они узнали. Предположите, что ваши многомиллионные толпы на Земле узнают о Дуросторуме или Ируниуме, или о других богатых измерениях, чье население измеряется в тысячах? Разве вы не смели бы местных жителей одним напором?

— Гм... — Уилки кивнул. — Не могу с этим спорить.

Когда Чернок вернулся на борт, на его лице было написано удовлетворение. На голове у него был новый переводчик. Он принес большие чемоданы. Когда их распаковали в каюте, в них оказались одежда, оружие, карты и деньги. Уилки взял семиугольную монету и присвистнул.

— Здорово, Чернок. Как тебе это удалось?

— Я нашел агента, торгующего с людьми из измерений. Имя Графини дало мне все, что нужно.

— Добрая старая Графиня! — с энтузиазмом воскликнул лояльный Уилки. — Она не из тех девушек, что бросают своих парней.

Застигнутые врасплох, они попытались объяснить Шарон, кто такая Графиня. Странно, но Уилки не мог найти нужных слов.

В новой одежде и с вещами, они расплатились с капитаном корабля и сошли на берег. В суматохе города, занимающего все пространство внутри периметра массивных стен Холда, они нашли гостиницу, где жить, пока не достанут билеты на корабль, летящий в Холд Грайнор.

Уилки все больше и больше открывал, какая спокойная, какая уверенная эта девушка Шарон из Лиона. Невозмутимая, с длинными струящимися золотистыми волосами, она двигалась с неподражаемой грацией и однако, как убедился Уилки, ее силы хватало, чтобы выдержать ужасное испытание с Тоб'клайками, когда ее нежные ножки были изрезаны камнями. Ну, подумал Уилки, я ведь тоже тогда не сдался, не так ли? Узы дружбы крепли между четырьмя путешественниками по измерениям. Джангли, естественно, страстно желал вернуться домой, в свой родной Лисифуц. Однако, Уилки верил, что Джангли не бросит их здесь. Он сначала проведет их через надлежащие Врата и доставит домой. По крайней мере, так думал Уилки.

Уилки размышлял.

Джангли из Лисифуца, Чернок из Дуросторума, Шарон из Лиона и Дж. Т. Уилки с Земли.

Странная группа бродила по измерениям.

Очень скоро Уилки понял с налетом депрессии, что короткий период ожидания в их поисках Врат Графини был лишь затишьем перед бурей. Он не знал, что ждало его впереди. Но здесь был Чернок с дьявольским лицом, усмешкой и готовностью вступить в битву. Здесь был Проводник Джангли, от которого зависела их судьба. И была Шарон — девушка с золотистыми волосами, — чью судьбу, с замиранием сердца подумал Уилки, он намеревался в будущем связать со своей. Они расположились в номерах на верхнем этаже гостиницы, с чистыми простынями и санузлами. Со своей заостренной головой, обмотанной громадным шарфом наподобие тюрбана, что являлось обычной одеждой летающих под облаками корабелов, Джангли мог ходить, не привлекая к себе особого внимания. Вернувшись в полдень после осмотра города, Уилки увидел Шарон, спешащую по улице навстречу ему. Он ускорил шаги, как всегда при виде ее, чувствуя, как забилось его сердце. На ней было новое оранжевое платье, но ее можно было безошибочно узнать в любом наряде по роскошным золотистым волосам.

— Шарон! — окликнул Уилки, ожидая, что она остановится и повернется.

Она продолжала идти, как ни в чем не бывало. Он подбежал к ней, схватил за руку и развернул к себе.

— Шарон! Ты дразнящаяся кокетка! Что...

Это была не Шарон.

— Да? — с ледяным достоинством спросила она.

— Я... Извините... Просто...

Она выглядела совсем как Шарон. Почти. Приглядевшись повнимательнее, можно было заметить различия: золотистые волосы были чуть потемнее, нос не такой прямой, изгиб губ менее теплый, и глаза... глаза у нее были карие.

— Вы, должно быть, ошиблись, — сказала девушка с холодной резкостью. Она выдернула у него свою руку и пошла дальше такой же изящной походкой, как у Шарон.

— Ну да, ошибся, — пробормотал обескураженный Уилки.

Когда он вернулся в гостиницу, Шарон там не было. Чернок и Джангли были заняты беседой. Когда Уилки вошел, они вскинули на него глаза. По из возбужденным лицам было ясно, что у них есть новости.

— Я получил информацию о Лионе, — сразу начал Чернок. — Мои друзья торговцы рассказали мне, что в городе находится группа из Лиона. Это значит..

— Тогда все понятно! — воскликнул Уилки и рассказал о происшествии. — Значит, Шарон будет... О, черт!

— Она нравится тебе? — прямо спросил Джангли. — Да, нравится.

Вернувшись, Шарон не упомянула, что в городе находятся ее друзья, и Уилки не стал приставать к ней с расспросами. Чернок и Джангли ушли к себе в номера. Шарон села, закинула ногу на ногу и откинулась назад, так что приоткрылся вырез платья. Ее крепкие груди напряглись. Уилки уныло глядел на нее. Она рассмеялась, затем нахмурилась и властно потянулась к нему.

17
{"b":"2532","o":1}