ЛитМир - Электронная Библиотека

— Дж. Т! Значит, ты не хочешь меня?

— О!.. — простонал Уилки.

— Тогда что тебя останавливает? Ты спас мне жизнь и с тех пор заботился обо мне, как... ну, я не знаю, как. На Лионе мы говорим, как о младенце.

— Ты же знаешь, что я чувствую к тебе, Шарон.

— А-ах!..

Ее томительный вздох окончательно вскружил ему голову. Он положил руку на ее волосы, чувствуя, какие они гладкие и приятные. Она упала на спину на кровать среди разбросанных подушек и притянула его к себе.

— Дж. Т., глупый мальчишка! Не знаю, чего ты ждал все это время! — Когда он провел дрожащими руками по ее атласной коже, она изогнулась дугой и внезапно вздохнула. — Ах, Дж. Т., ты чуть не потерял меня сегодня!

Затем он прижался к ее губам, чувствуя, какие они мягкие и горячие. Она обвила его руками, страстно, сильно и нежно, т мысли его окончательно смешались. Она была, даже Дж. Т. согласился с этим, хороша и искусна.

Позднее, когда она ушла в свой номер привести себя в порядок, вернулись Чернок и Джангли.

— Я нашел корабль, — сказал Чернок с печалью в голосе, поскольку они должны были покинуть Дуросторум. — И купил три билета — Эй! — воскликнул Уилки. — Погоди, Чернок, мой старый боевой конь! Шарон едет с нами!

— Это теперь-то? — спросил Джангли, глупо ухмыляясь.

— Вот как? — сказал Чернок. — Значит, я куплю еще один билет. Значит, она едет с нами. Но почему, Дж. Т., почему? Ничто не могло испортить восторженное настроение Уилки.

— Потому что она теперь со мной!

— Да? — смуглое лицо Чернока просияло. — Рад за вас, Дж. Т. Она собирается рискнуть своей жизнью, полетев с нами в Холд Грайнор из-за любви к вам? Хотелось бы мне верить в это, Дж. Т.!

Глава 12

Этой ночью Уилки — страстный, жаждущий Дж. Т. Уилки — вошел в комнату Шарон. Она ждала его у окна, омытая светом луны Дуросторума, бледно отсвечивающей на золотистой волне ее волос, на ее белом теле, на ее мерцающих глазах. Он страстно заключил ее в объятия.

— В городе твои люди, Шарон. Ты можешь уйти с ними.

— А ты не пойдешь со мной?

— У меня есть обязанности перед Графиней.

Его окутал аромат ее тела.

— Думаю, Дж. Т., я пойду с тобой, если ты не можешь пойти со мной.

Уилки не вспоминал о Полаке, пока они лежали, прижавшись друг к другу на узкой кровати. Дыхание Шарон грело его плечо.

Пропуская между пальцами завитки ее волос, Уилки внезапно спросил свою возлюбленную:

— Что ты думаешь о Черноке, Шарон?

— Он... сильный. В нем есть что-то... дьявольское. Мне также кажется, что в нем кроется большое зло. Но он сам страдает от этого.

— Может, и так. Но... — И против его воли, у Уилки вырвался странный вопрос:

— Он может понравится тебе, Шарон? Могла бы ты... ну... могла бы?..

Она рассмеялась звенящим, серебристым, порицающим смехом. Она могла бы и рассердиться, запоздало подумал Уилки.

— Я люблю тебя, Дж. Т. Я должна доказать это?

— Да.

— Тогда забудь о Черноке. Он ничего не значит для нас.

И тут же Уилки — восторженный, слепой от любви Дж. Т. Уилки — занес Чернока в каталог под маркой «обыгранный соперник».

Через два дня они уже были на борту корабля, несущего их в Холд Грайнор. Корабль летел не один. Сформировался целый конвой. Их корабль — «Леди Джэйд». — как и все корабли Дуросторума, был в такой же степени боевым судном, как и торговым. Конвой из военных судов был послан городом по маршруту до Холда Грайнор. Чернок беспокойно покусывал нижнюю губу.

— Не думаю, что Графиня представляет себе текущее положение, — сказал он Уилки. — Если мы как-то захватим Врата Порвонов...

— Нам поможет немного поднятой пыли, верно? — спросил Уилки. К своему удивлению, а затем радости, Уилки обнаружил, что Чернок не обращает внимания на новые отношения между ним и Шарон. Значит, для соперника, он играет в открытую. — Даст нам место укрытия?

— Вы не понимаете, что означает война на Дуросторуме, Дж. Т. Она может вмешаться в планы Графини. И, Дж. Т., она будет иметь эти Врата!

— Ну, это понятно, Чернок, мой старый приятель. Можете положиться на меня. Я принадлежу Графине целиком, больше, чем мог бы выразить. Да... — Он замолчал, с усмешкой подумав о предложении Графини ди Монтиверчи. Это не мелкий дождик, это ливень.

— Но только до тех пор, пока мы не захватим Врата для Графини. Это наша работа. Для этого мы и здесь.

— Джангли? — Чернок поморщился. — Он старый забавный простак. Он нанят служить Проводником для Графини. Он не раб, как вы знаете, Дж. Т. Я думаю, он верен мне и вам. Мы столько испытали вместе.

— Вы совершено правы.

— Мы пройдем через... — начал было Чернок, но Уилки использовал старый гамбит и прервал его.

— О'кей, Чернок, старик. Врата Жизни, а затем — домой!

— Куда? — сказал Чернок, и на этот раз его мрачный вопрос остался реальным и животрепещущим.

— Это мы решим, когда придет время, — очень естественно ответил Уилки.

— Это сложный вопрос, — не успокаивался Чернок. — Я слышал о войнах на вашей Земле, Дж. Т. Ваши битвы более... — Он заколебался, подбирая слова. — Более формальны, что ли... Хотя это не совсем так.

— Я так понимаю, что здесь нет более сильного оружия?

Чернок указал на баллисты с бронзовыми боками, кожаные доспехи, луки, стрелы и мечи.

— Только то, что вы видите.

— Мы могли бы дать им автоматические винтовки.

— Я не хочу, чтобы подобное было принесено на Дуросторум. Пока что нет.

— Да, возможно, вы правы.

Подлетая к вздымающемуся массиву, на котором располагался Холд Грайнор, Уилки подумал том, что, возможно, более быстрое развитие оружейной технологи могло привести ко всеобщему миру. Конечно, даже не имея пороха, люди могли найти адекватные способы уничтожения себе подобных. Холд Грайнон лежал угрюмый под осадой.

Где-то за этими каменными стенами, защищенные массивными бастионами, их ждали Врата Жизни Порвонов, ждали, когда их найдут и заберут для Графини. Глядя на сцену, мимо которой они проплывали, Уилки видел, как роятся тени кораблей Дуросторума на неизменной высоте пятисот футов... на половине высоты склонов скалистого массива. Он увидел камни, которые швыряли вниз катапульты, полосы огня, изгибающиеся к городу. С замирающим сердцем он слышал жужжание стрел и дротиков, а также далекие крики сражающихся людей. От этих отдаленных звуков по спине у него бежал холодок. Вокруг флангов утеса выстроилась линия кораблей. На боевых башнях и палубных надстройках развевались зеленые и черные флаги. Тупые рыла баллист смотрели из красных люков. Из каждой удобной позиции на палубах кораблей летело, сверкая в воздухе, метательное оружие.

— Грайнор! — закричали наблюдатели.

Члены экипажа, надев кожаные доспехи и схватив оружие, поспешили по своим местам. Капитан, высокий бородач с выпирающим животом, предложил Шарон спуститься с каюту. Вместо ответа она оперлась на пику, острую и сбалансированную, и рассмеялась ему в лицо.

— Отлично, молодая леди. Но ваша кровь польется из вашей головы.

Другие девушки, одетые в кожаные кольчуги, собрались на внешних балках боевых башен с луками в руках, натянутыми в ожидании атаки.

Уилки проглотил твердый комок в горле.

— Похоже, дружище Чернок, нам все же придется участвовать в бою, от которого мы сбежали в Миксотик.

— Это не Корфоран, но тем не менее, да.

Первые дротики из вражеских баллист вонзились в «Леди Джэйд». Полетели щепки. Уилки почувствовал некоторый комфорт в своих доспехах и шлеме, но с трудом удержал желание присесть.

Линия атакующих кораблей, которых древние силовые коробки поддерживали на той же высоте, что и противника, шла вразброс. Конвой, хотя атакующие превосходили его численностью, из-за своей сосредоточенности не мог маневрировать, не мог ничего, кроме как выдерживать атаку. Яркие струи огня арками изогнулись под солнцем, когда полетели горящие стрелы. Пожарная команда пришла в действие и, ругаясь, заливала очаги огня при помощи кожаных ведер и шлангов.

18
{"b":"2532","o":1}