ЛитМир - Электронная Библиотека

— Когда вы ведете бой на корабле Дуросторума, — прокричал Чернок, перекрикивая шум битвы, — то должны искать возвышения земли. Поскольку высота полета у всех в пятьсот футов, то если земля под ваши выше, чем под вашими противниками, вы можете стрелять по ним сверху вниз.

— Ага, — поддакнул Уилки, с растерянным выражением уставившись на арбалет, который сунул ему в руки кто-то из экипажа.

— Смотри, — рявкнул Чернок. — Отпусти крючок, вот этим рычажком натяни тетиву, накинь крючок, прицелься и легонько нажми спуск. Ну-ка попробуй.

Первая стрела Уилки пролетела под килем приближающегося корабля. Он выругался и внезапно, захваченный античной войной, стал натягивать арбалет с возросшей энергией. На этот раз стрела полетела куда-то через борт противника. Стоящий там человек пошатнулся, схватившись руками за окровавленное лицо, и с диким воплем упал на палубу. В ответ снова полетели дротики. Воздух наполнился бурей жужжащих стрел. Уилки стремительно перезарядил арбалет, прицелился, выстрелил.

Упрямо летя вперед, «Леди Джэд» через несколько секунд неминуемо должна удариться в балку приближающегося корабля. Уилки покрепче схватился за перила, готовясь к столкновению. Когда оно произошло, его швырнуло во всю длину на палубу, арбалет вылетел из онемевших пальцев. Упав на одно колено, Чернок выругался, вскочил и вытащил из ножен свой двуручный меч.

Уилки с трудом поднялся на ноги. Люди прыгали в брешь, так как два корабля летели теперь вместе. С башен падали камни, раскалывая палубные доски, сбивая воюющих людей с ног. Крики раскалывались, как и палубные настилы, когда люди падали с высоты пятисот футов на негостеприимную землю внизу. Теперь баллиста по эту сторону борта могла стрелять прямо в баллисту противника. Сопровождающие «Леди Джэд» с грузом оружия выжидали нужный момент. Затем они приблизились и осыпали вражеский корабль дротиками и ядрами, стараясь попасть ему в жизненные центры.

К Уилки прыгнул человек в черно-зеленых доспехах. Он поднял вверх топор, точно дровосек, готовящийся срубить дерево. Уилки с криком уклонился.

— Черный Наспурго с тобой! — закричал Чернок и его огромный двуручный меч опустился вниз, перерубив нападающего в черно-зеленых доспехах почти пополам. Вторым ударом он поразил нападающего, который пытался проткнуть Уилки сбоку.

— Ко мне, Дж. Т.! — закричал Чернок. — Пробивайся сюда!

Схватив короткое копье и пользуясь им, как штыком винтовки, Уилки ухитрился парировать удар мечом следующего воина. Затем, скорее случайно, чем намеренно, он ударил в ответ, и его копье попало в цель.

Уилки зажмурился и проглотил застрявший в горле комок.

— Дж. Т.! Пригнись!

Уилки пригнулся.

Стрела пролетела в дюйме над его шлемом.

Рассердившись, Уилки прыгнул вперед.

Еще один нападающий, оскалив коричневые зубы, приготовился нанести ему удар.

— Надо было успевать, пока у меня были закрыты глаза! — рявкнул Уилки, отразил удар металлическим древком копья и сам ударил в ответ. Выдернув оружие из тела, он увидел Шарон, пригвоздившую к палубе нападающего, и подбегающего к ней сбоку еще одного.

На этот раз Уилки нанес удар более по-научному и менее полагаясь на грубую силу.

Палуба кишела сражающимися людьми. Она стала скользкой от крови. Лучники с боевых башен проливали вниз смертоносный дождь стрел. Стрела отскочила от шлема Уилки и вонзилась в палубу. Уилки закричал и бросился на воинов, окруживших Чернока, работающего двуручным мечом. Этот огромный меч, с лезвием в полных шесть футов, сверкал, описывая в воздухе круги. Уилки помогал ему копьем. К ним пробилась Шарон со своей пикой.

Через несколько минут, разгоряченный и полный безумной жаждой крови, Уилки увидел, что палуба очистилась. Их неожиданная атака помогла отогнать корабли из Холда Грайнор.

Уилки швырнул копье на палубу.

Его сотрясали конвульсии.

Шатаясь, он отошел к перилам и опустошил желудок на ласковую землю Дуросторума в пятистах футах внизу.

— Ты хорошо дрался, парень, — сказал толстяк капитан, вытирая свое окровавленное лезвие. — Прими мою благодарность.

Шарон задумчиво обтерла свою пику и взглянула на бледное лицо Уилки — Не переживай, Дж. Т., — сказала она с практичной женской логикой. — Это было необходимо.

— Я... Надеюсь, что так.

— Неужели же нет... — И она махнула рукой за борт.

Корабли, сопровождавшие их в конвое, летели в голубом небе, как бабочки, развевались их многочисленные флаги. Люди на палубах радостно кричали и прыгали. Корабли противника улетали прочь. Корабль, на который они налетели, дрейфовал по ветру в клубах дыма и пламени. Уилки подумал, что на его месте мог бы быть их корабль. Но они показали хороший бой и выжили.

Уилки смутно понял, что дрался ради Шарон, а не ради Графини... но самое главное, он дрался за себя. Он хотел жить.

Они летели в сопровождении других кораблей к Холду Грайнор с универсальной скоростью в двадцать миль в час. Потом передовые корабли исчезли в расщелинах утеса. Уилки увидел сплошное кольцо скал и каменных стен.

— Куда мы? — спросил он.

— Ради самого Черного Наспурго, Дж. Т., — ответил Чернок, все еще не остывший после битвы, — мы найдем проход! Подобно кольцу муравьев, атакующих стол из-за стоящего на нем блюдечка с джемом, люди кишели вокруг могущественного Холда. Нападающие продвинулись к подножию утеса, разбив баллистами и катапультами окружающие его стены. Сверху все время сыпались камни. Лучники посылали вверх зажигательные стрелы, летящие, как ракеты.

Чернок вскоре изменил их положение.

Среди тысяч нападающих присутствие еще четверых не составляло разницы, даже если эти четверо имели крепкие руки и храбрые сердца, а также изворотливый ум. Размеры утеса, на котором находился Холд, поражали Уилки.

— Не знаю, хорошие это новости или плохие, — проворчал Чернок после того, как вернулся с разведки. — Мой собственный Холд не принимает участия в этой войне. Это дает мне определенную свободу.

Имея цепкий ум, Шарон сразу же поняла, к чему он клонит, хотя до Уилки это не дошло.

— Почему они напали на этот Холд? — спросила она.

Чернок пригладил пальцем усы.

— Здесь происходят дурные вещи. Исчезают мужчины. Девушки тоже. Из всех окружающих местностей, присягнувших на верность соседним Холдам. Там, где обработанные земли одного Холда встречаются с другим, могут быть пустыни, реки, или разделение происходит по отметкам на камнях. Грайнор же недавно начал действовать с необычным насилием. Пошли разговоры, что на это место наложили злые чары. Джангли прокудахтал, снимая шлем со своего тюрбана, который делал его вид десятифутовой высоты.

— Это Порвоны. Не нравится мне все это.

— Мы не встретим ни одного Порвона, — резко ответил Чернок. — Графиня обещала это.

— Я знаю, что они обычно используют людей в качестве орудий. Они не показываются сами. Но все же...

— Грайнор имеет плохую репутацию, потому что Порвоны используют этот Холд в качестве базы для Врат Жизни.

— Как говорят, ад воняет, потому что там живет дьявол.

— Нам лучше расплатиться с кораблем и перенести свои палатки вниз. Я уже выбрал для них места.

— Зачем? — встревоженно спросил Уилки.

Чернок мрачно усмехнулся.

— А затем, дорогой мой Дж. Т., что они пробивают туннели под скалой в Холд. Вы же, дружище, шахтер, причем сам Главный Горный Инженер! — Он хрипло рассмеялся. — Вы, Дж. Т., назначены консультантом саперного дела сил осаждающих!

Глава 13

Потными, трясущимися руками Дж. Т. Уилки вбивал молотком железные клинья в трещины в скале. Громкий треск просигналил, что камень готов треснуть. Он пошатал клин из стороны в сторону, затем вытащил его, затем присел на корточки и вытер усталой рукой потное лицо. Затем принялся вбивать клинья в новые трещины.

Дюйм за дюймом, они пробивали туннель через твердый камень массива. Через неделю интенсивного труда они продвинулись на восемь футов.

19
{"b":"2532","o":1}