ЛитМир - Электронная Библиотека

— Я должен найти большие Врата. Корабль большой... НО следующим будет Дуросторум! Холд Грайнор! Только тогда Уилки подумал оглядеться по сторонам. Корабль летел над низкими облаками, окрашенными восходящим солнцем в розовый цвет. Меж облаками виднелись озера, река и лес, окутанные утренним туманом. За рекой виднелись кучки круглых строений, по реке плыли каноэ. Раздался тонкий человеческий крик. Прожужжала стрела и со стуком вонзилась в палубу.

Уилки поднял глаза и задохнулся. Навстречу кораблю летели кошкоподобные существа с оранжевым мехом и белыми усами, крылья, как у летучих мышей, бешено поднимались и опускались. Летающие кошки слепо неслись к кораблю, чтобы напороться на стрелы, сверкающие лезвия мечей и смертоносные пики.

«Леди Джэд» боролась, как мамонт, окруженный рычащими саблезубыми тиграми. Уилки вступил в бой, делая выпады своим копьем, уворачиваясь, чувствуя, как страх сжимает ему горло, желая побыстрее исчезнуть из этого неожиданно враждебного измерения.

Копье бесполезно скользнуло по оранжевому меху падающей прямо на него гигантской летающей кошки. Уилки покатился по палубе, ухитрился вскочить на ноги, пинком отшвырнул тварь и увидел, как рядом сверкнула на солнце пика. Смеясь, Шарон сбросила с пики за орт извивающуюся, еще живую крылатую тварь.

— На этот раз ты промедлил, мой любимый! — крикнула она.

Уилки пришел в себя. Неожиданно враждебное измерение? Не стоит дурачить себя. Все измерения, кроме их родных, одинаково враждебны.

— Я просто споткнулся, — резко ответил он.

Взмахи огромного двуручного меча Чернока образовывали серебряные круги, разрубая двух-трех тварей за раз. Чернок пел во время боя. Впервые Уилки услышал это. Джангли, которого они старались защитить, прислонился к дереву боевой башни. Он отшатнулся, когда очередная кошка попыталась сцепиться ему в голову. То, что от нее осталась лишь передняя половина, летящая по инерции, не уменьшила его страх. Это, с удивлением отметил Уилки, не было похоже на старого упрямого Джангли. Протаскивание такой массы, как «Леди Джэд» через измерения сказалось на выносливости Проводника. Летающая стая, шипя и фыркая, отлетела прочь от корабля.

Оседая назад, Уилки хихикнул.

— Что скажут те люди внизу, когда на них посыпется дождь отрубленных хвостов и голов?

Чернок тут же принялся вытирать шестифутовое лезвие меча, его лицо сверкало яростью битвы.

— Еще один раз, — с трудом выдавил из себя Джангли. — Скоро мы окажемся на месте Холда Грайнор. Делайте то... что должны. Оставьте меня. Мне нужно пока отдохнуть. Внезапно Уилки с ужасом осознал факт, о котором не думал прежде.

Если что-нибудь случится с Джангли, тогда он, Дж. Т.

Уилки, застрянет в этом измерении на всю оставшуюся жизнь. Этот Проводник, старый смешной чудак по имени Джангли, был единственным Ключом к Земле.

В каком бы измерении они сейчас ни летели, Джангли, как Ключ к Дуросторуму, мог привести их на полпути домой. Кроме того, здесь была Шарон...

— Эй, — сказал он, отгоняя свои ужасные мысли, — как ты назвала меня недавно? Мой любимый? Шарон бросила на него лукавый взгляд.

— Я назвала тебя так?

— Я знаю, что наши ленты переводчиков весьма несовершенны, они не переводят имена собственные, иногда путают понятия... Но ты назвала меня «мой любимый». Шарон вспыхнула.

— Ну что ты твердишь это, как попугай!

Она отвернулась и принялась приводить себя в порядок. Потянулось время ожидания. Уилки понимал, что теперь все зависит от точного расчета Джангли Если они окажутся на месте, их ждет свирепая битва в Холде Грайнор. Тысяча мужчин и женщин на корабле не волновалась насчет этого. Война была естественной частью их образа жизни. Но у Уилки при этих мыслях пробегал мороз по коже.

«Леди Джэд» остановилась и неподвижно повисла над низко лежащими облаками.

— Сейчас! — высоким тонким, фанатически завораживающим голосом выкрикнул Джангли.

Корабль содрогнулся. Уилки почувствовал, как лязгнули зубы. Он с трудом удержался на ногах, схватился за Шарон и открыл глаза, чтобы оглядеться.

Солнце исчезло. Они теперь висели внутри огромного пространства, наполненного тенями, узкая труба тянулась вверх к изогнутому каменному своду в добрых четырехстах футах над их головами. Они оказались внутри старого вулканического конуса.

Корабль Дуросторума оказался под скалой. С одного болта была смутно видимая земля всего лишь футах в двадцати под килем!

Экипаж затаил дыхание. Замер капитан Гобли. Измученный жангли, выполнив свою работу, без сознания упал на палубу. Чернок первым понял, что сейчас произойдет.

— Корабль! — крикнул он. Его смуглое лицо исказилось от ужаса. — Мы идем вверх!

Все еще испытывая головокружение Уилки все понял. Корабли Дуросторума со своим древним источником силы, всегда летают в пятистах футах над землей. Теперь же до земли было лишь двадцать футов. А над ними... над ними был каменный свод на высоте менее, чем четыреста восемьдесят футов. Они устремились вверх... Они летели теперь, как на скоростном лифте.

И когда они ударятся...

— Все на нижние палубы! — проревел Чернок.

Корабль стремительно несся вверх, как пробка из воды, как ракета, как отпущенный воздушный шар. Уилки схватил Шарон и побежал с ней к трапу.

— Джангли! — прокричал он на бегу.

Чернок подхватил лишившегося сознания Проводника и побежал следом за ними.

Каменный свод стремительно приближался. Чернок налетел на Уилки, толчок швырнул того на Шарон. Они влетели в открытые двери каюты, как...

Корабль ударился о свод...

Глава 14

Удар можно было соизмерить лишь с подземным ядерным взрывом. «Леди Джэд» прорвалась сквозь скалу в центре Холда Грайнор.

Палуба раскололась, открываясь в направлении центрального удара, трескаясь, как осыпающаяся мозаика, с ревом взметнулись вверх фонтаны пыли и осколков камней. Как кошмарная Афродита, поднявшаяся из волн с короной пены, «Леди Джэд» взметнулась над обломками скалы, чтобы достичь своих неизменных пятисот футов высоты. Вылетев из дыры, которую она сотворила таким катастрофическим образом, она оказалась над внутренним Холдом и снова полетела вверх, чтобы достичь пятисотфутовой высоты над ним.

Теперь она висела спутанной массой, с разбитой кормой, с переломанным килем, со смятой, точно детский домик из спичечных коробков, боевой башней.

Из нее неслись крики и вопли. Мужчины и женщины разжимали ослабевшие руки и, кувыркаясь, падали вниз. Веревки, мебель, корзины, все вещи были сброшены с палуб разбитого корабля.

«Леди Джэд» буквально разваливалась на куски вокруг своей силовой коробки.

Вскоре над землей останется парить лишь эта маленькая загадочная коробка.

Возможно, еще и четверым людям из других измерений, полуоглушенных, лежащих в кормовой надстройке, удалось спастись среди немногих выживших в этом разгроме. Они видели, как смялась надстройка, точно картонка под ногой. Вершина скалы, прежде чем расколоться, ударила по ней и по носовой каюте, и оставила между ними обширное пустое пространство. В этой открытой зоне и выжили четверо. Когда камни смели с палубы вещи и людей, они лежали, ослепленные и оглушенные. Когда же, наконец, «Леди Джэд» поднялась на солнечный свет, они с трудом поднялись на трясущиеся ноги и огляделись вокруг, оглушенные, ошеломленные — но живые.

Стряхивая с себя пыль, Чернок огляделся по сторонам.

— Мы должны были покинуть корабль, прежде чем это произошло! — прохрипел он.

Даже пока они наблюдали, камни сыпались с вершины утеса, через который они прорвались, основание Холда треснуло и провалилось. Из тысячи душ на борту «Леди Джэд» осталось человек четыреста, столпившихся у разбитых поручней. Доски, веревки и прочее были сметены прочь. Они лежали точно посреди Холда, а над ними замкнутым кругом поднимались бастионы Грайнора. По скалам впереди, сверкая оружием, бежали отряды бойцов.

— У нас нет времени! — рявкнул Чернок, поднял на ноги Джангли, крикнул на Уилки и побежал к перилам. Бежать было опасно, их ноги скользили по шевелящимся, неустойчивым обломкам. Остальные последовали за ними. Собрался отряд, готовый применить оружие.

21
{"b":"2532","o":1}