ЛитМир - Электронная Библиотека

— Следующие Врата далеко, — кивнула Графиня. — Скоро здесь будут корабли.

— Корабли? — переспросил Уилки. — Врата? Измерения?

Она рассмеялась серебристым смехом, и Уилки подумал, то это очень привлекательная девушка.

— Скоро ты все поймешь, Дж. Т. Мои агенты на Земле были способны попасть прямо в Канаду из Нью-Йорка. Но я не могу провести тебя в Ируниум этой дорогой. Нам пришлось избрать кружной путь.

— Я полагаю, — сказал смышленый Дж. Т. Уилки, — это из-за того, что мы были завалены под землей? Ее пухлые розовые губы казались ярко-красными в солнечном свете.

— Не забудь это, Дж. Т. Ты был в шахте ловушке весьма близок к смерти. Спасатели бы не добрались до вас.

— Они бы попытались, — начал было возражать Уилки, но тут же замолчал.

Он поверил ей. Они прошли через измерения в это место, в это он поверил. Они оставили старую шахту с ее опасностями на Земле — в это он тоже поверил. Сейчас они находятся где-то совсем вне его родной планеты — он вынужден поверить и в это.

Теперь он верил всему.

Его хватила дрожь, он прижал руки к ушам и низко опустил голову, стараясь сдержать тошноту.

— Как ты знаешь, Дж. Т. Уилки, твоя шахта была глубоко под землей. Мы должны были пройти через те измерения, где почва более-менее совпадает с уровнем того штрека. Но теперь мы должны пройти в то измерение, где почва находится на том же уровне, что на Земле или в Ируниуме. Иначе в моей стране мы бы оказались глубоко под землей, — усмехнулась она.

— Это не смешно, — вяло сказал Уилки.

— Естественно, — голос Графини звучал раздраженно. — Я думала, у тебя есть чувство юмора, Дж. Т. Верил он всему этому — или нет?

— У меня есть Соломон, выбирающий относительно легкий маршрут, не считая неизбежного риска. Все эти измерения подобны Ируниуму, а значит, также и Земле. У меня есть обширная, неописуемо прекрасная карта измерений, из которых я полагаю свои маршруты. — Она снова хихикнула, что на этот раз заставило Уилки поднять голову. — Дэвид Маклин отдал бы за нее свою душу!

— Кто?

— Так что тебе ничего не нужно бояться в ненатуральных измерениях — землетрясений, морей лавы, искажения чувства времени и тому подобного. Смотри — а вон корабли! Когда Уилки поднялся на ноги, сзади подошел Полак. С него ручьями текла вода. Он был обнажен до пояса. С мясистым лицом, огромными мускулами, черными волосами, сверкающими от воды, широкими губами и прямыми чертами лица, он походил на человека действия, который не задумывается о завтрашнем дне.

— Умойся, парень! — прогремел он. — Вода сделает из тебя человека.

— Взгляни туда, Полак, — сказал Уилки, показывая рукой.

Корабли скользили по воздуху, как челноки. Они приближались устойчиво, неуклонно. Уилки не видел ни крыльев, ни пропеллеров, ни парусов, ни реактивных струй. Они плыли в пятидесяти футах над землей, повторяя все ее изгибы.

— Никогда не видел такие самолеты, — сказал Полак, яростно приглаживая свои волосы.

— Это не самолеты, — начал понимать Дж. Т. Уилки. — Это... — Но он замолчал. Он не знал, что это такое.

— Корабли, — сказала Графиня.

Каждый корпус был около двухсот футов длиной, пропорциональной ей ширины, с высокими палубами. Кораблей было восемь, ярко окрашенных, с многочисленными развевающимися флагами и лентами.

Уилки с трудом оторвался от этого чарующего зрелища и, вспомнив замечание Полака, прошел к ручью, где разделся и плюхнулся в воду, яростно смывая с себя грязь, и только жалея о горячей воде и мыле. Затем он натянул свою грязную одежду и вернулся к остальным. Ведущий корабль, по прежнему оставаясь на высоте пятисот футов, спускал на веревке плетеную корзину.

Эринелдов стали перевозить наверх по двое. Полака подняли наверх одного, а Уилки поехал с человеком в синем, чье свирепое лицо казалось странно живым. Они быстро достигли отверстия в днище и корзина поднялась на борт корабля. Дж. Т. Уилки вышел из нее на главную палубу.

Ожидая плавное покачивание, он удивился неожиданной устойчивости палубы. Что бы ни поддерживало корабль в воздухе, он явно не нуждался в воздушных течениях или резервуарах с легким газом.

Люди на палубах собрались поглядеть на прибывших. Одетые в неестественно пестрых одежды с кожаными перевязями для оружия, в яркие, открывающие шею рубашки, они казались радостной толпой с открытыми смеющимися лицами, пушистыми усами, подстриженными бородами, с жизнелюбивым духом, что дало Уилки чувство удовлетворения и комфорта. Когда прибыла Графиня, они заахали и заохали. Не глядя на радостные глаза и смеющиеся лица экипажа, Графиня величественно прошла в кормовую надстройку. Перила украшали множество больших фонарей. Любое сравнение с парусным кораблем сразу же исчезало из-за отсутствием мачт и парусов.

Человек в синем остался присматривать за Уилки. Злоба в этом человеке сбивала Уилки с толку.

Но здесь все было крепким и прочным, что придавало Уилки уверенность. Что бы ни поддерживало корабли, у их экипажей явно не было проблем с весом и грузоподъемностью. Графиня остановилась у подножия ступенек — не лестницы, а именно ступенек, — поднимающихся над левым бортом.

— Мне нужно отдохнуть и освежиться, прежде чем мы достигнем места назначения. Чернок позаботится о вас. В ответ на растерянное выражение Уилки, по ее лицу промелькнуло раздражение, затем Графиня бросила пару предложений человеку в синем. Он кивнул. Графиня грациозно поднялась по ступенькам, по пятам за ней ковылял прикованный к цепочке Соломон.

Человек в синем что-то крикнул одному из эринелдов, который тут же принес перетянутый ремнями тюк. Развязав тюк, человек с синем достал деревянный ларец с медными застежками. Из ларца он вынул ленту, усыпанную, на взгляд Уилки, драгоценными камнями, и сунул ее в руки молодому инженеру. Уилки принялся разглядывать ленту. Оскалившись, человек в синем выхватил ее, обернул вокруг головы Уилки и закрепил концы над ушами. Драгоценности затерялись в волосах.

— Ну, ради самого Черного Наспурга, ты хочешь вина или воды?

От изумления Уилки потерял дар речи. Каким-то образом лента с драгоценностями перевела то, что сказал человек в синем. Наконец-то они могли разговаривать! А когда до Уилки донеслись другие голоса, он понял, о чем говорит экипаж, о чем щебечут эринелды. Он мог общаться с этими людьми.

— Я... — запинаясь, начал он, — я думаю, вина.

Значит, человек в синем и есть Чернок.

— И запомни, шахтер, — продолжал тот, — мы вызвали эти корабли, чтобы они перевезли нас, но мы не хотим, чтобы они узнали, что мы приходим из измерений. Ты понял? Даже не упоминай об этом морякам.

— Конечно...

— Эй, Дж. Т., — воскликнул Полак, — Ты понимаешь, о чем он лопочет?

— Да, Полак. Только не спрашивай меня, как. А вот и вино несут.

— Отлично, мой мальчик!

Из внутренней двери вышла девушка, балансируя серебряным подносом, на котором стояла запотевшая бутылка и три бокала. Смуглый Чернок одобрительно кивнул, взял бутылку и начал разливать.

Уилки глядел на девушку.

Молодая, с розовым свежим личиком, она казалась здоровой и чистой — и не особенно интеллигентной. Ее одежда была ого же покроя, что носил экипаж корабля: короткая юбка, красная кофточка с кожаной оторочкой и платок поверх желтых волос.

Принимая бокал, Полак облизнул губы и произнес тост.

— Давайте, — сказал он, — за Графиню.

— За Графиню, — отозвался Уилки.

Прежде чем Чернок успел ответить, раздался громкий крик.

— Корабли! — кричал кто-то. — Корабли! Это проклятый Корфоран!

Мгновенно на борту корабля воцарился ад кромешный. Чернок отшвырнул бокал и выхватил меч. Его лицо побледнело.

— Мы в опасности! — прокричал он. — Графиня будет недовольна!

Глава 4

Все высыпали на палубу.

Экипаж был явно захвачен врасплох, однако, через несколько секунд Уилки увидел, что все заняли свои места, и понял, что здесь царит жесткая дисциплина. Часть людей подскочила к ряду баллист и начала натягивать веревки. Другие носили к ним охапки тяжелых дротиков. Третьи насыпали в корзины песок и очищали палубу от связок веревок и деревянных предметов. Корабль готовился к военным действиям.

4
{"b":"2532","o":1}