ЛитМир - Электронная Библиотека

И снова, как будто на невидимых нитях, все головы повернулись к двери. На этот раз Стэд тоже взглянул туда.

Вэнс вошел, быстро осмотрелся вокруг, подошел к Торбурну походкой Форейджера, лишь холодно взглянув на Стэда.

— Торбурн? Я Вэнс. А это, должно быть, Стэд.

Новичок источал выносливость. Его короткое, плотное тело выпирало из его мрачной зеленой униформы Охотника; его плащ, взрослый экземпляр, цеплялся к нему всеми шестнадцатью ножками в симбиозе, который говорил о долгом и совершенном сотрудничестве. Его квадратное каменное лицо, строгое, без капли юмора, выглядело так, будто он сердился на жизнь. Его глаза, безжалостные и бездонные, прятались под густыми бровями. При виде этого человека Стэд почувствовал безотчетную дрожь.

— Привет, Вэнс, — сказал Торбурн, протягивая руку. Рукопожатие было коротким, поверхностным. Торбурн представил остальных. Даже Стэд, хотя и был знаком с ними недавно, ощутил странную неприязнь в пышном приветствии Джулии.

Этот человек знал свое дело, но у него не было времени ни на кого, кроме себя.

Когда он обменивался рукопожатием со Стэдом, Стэд намеренно сказал:

— Ты не будешь обузой для отряда, Вэнс, в отличие от меня.

Вэнс не улыбнулся, но его тонкие губы раздвинулись в каком-то подобии сардонической усмешки.

— Именно поэтому я здесь, Стэд. Не отходи от меня далеко.

Понимание того, что он имел в виду, унизило Стэда и уменьшило его собственный статус. Этот Вэнс шел с ними как нянька!

— Ну, вы все готовы? — не дожидаясь ответа, Торбурн взял свое ружье, повесил его на плечо, взял свои мешки и направился к двери. Остальные последовали его примеру.

Стэд взглянул на выданное ему ружье. Оно было не новое, но не настолько изношенное, как те, с которыми он тренировался. Все называли их ружья-хлопушки. Они стреляли уменьшенным зарядом, пули располагались в обойме поочередно разрывные и обычные. С этим оружием полагалось управляться двумя руками, но тренированный воин мог управляться с ним одной рукой. Он взвесил его в руке, подбросил его.

Он подумал не без опасения, не придется ли ему использовать его.

Ханей прикрепила свое переговорное устройство, Джулия — свой радарный аппарат. Они накинули на плечи свои мешки. Старый Хроник закончил точить свой карандаш и повесил на плечо свои журналы и карты. С Торбурном во главе они покинули отсек ожидания Охотников и погрузились в электромобиль. Солдат поднял шлагбаум, его шлем сиял под голубым светом, и отдал честь.

Машина зашуршала вниз по длинному гулкому коридору. Стэд был на пути Наружу.

ГЛАВА СЕДЬМАЯ

Электромобиль двигался плавно, передвигаясь на восьми маленьких колесиках с резиновыми шинами, его кузов мягко покачивался. Форейджеры сидели на скамейках в кузове, их снаряжение было пристегнуто к ним и составляло с ними одно целое. Следом за ними шел еще один автомобиль с Форейджерами-инженерами. Верхний свет постепенно угасал. Водитель включил фары.

— Что это за проход, лидер? — спросил Вэнс официально.

— Мы движемся по новому отверстию. Поперек наших основных выходов стали регулярно появляться балки.

— Да. С другой стороны с этим тоже проблема.

— Работа Форейджера становится сложнее с каждым днем, — прорычал Кардон с яростным выражением на лице. — Уилкинс, кажется, не понимает, но он ведь только Контролер. Он был последний раз Снаружи возможно, лет двадцать назад.

Стэд сидел молча, жадно слушая, осознавая странность этого разговора. Эти люди, кажется, ни во что не ставили Контролеров, казалось, не понимали, как повезло Империи Аркона с ее правящим классом.

Но он ничего не сказал.

Торбурн вытащил свою карту лидера, развернул ее так, чтобы все могли видеть.

— Я изменяю маршрут по своей инициативе. Не хочу, чтобы старый Пурвис узнал об этом; он хороший человек, но… Остальные понимающе кивнули.

— В прошлый раз мы обнаружили новый проход прямо в продуктовый склад. Относительно просто наполнить наши мешки и приташить их назад. Однако, хотя я хочу снова попасть в этот склад, и именно туда мы и направляемся, я полагаю, что путь будет прегражден. Там везде были ловушки.

— Ловушки, — сказал Вэнс презрительно.

— В одну из них попался Сканнер, — сказал Кардон, и одна из густых бровей Вэнса приподнялась.

— Тогда дело плохо, — сказал он тихо.

Коридор переходил в неровный узкий проход, с одной стороны которого была земля, а с другой гладкая бетонная стена. Фары машины разрезали темноту впереди. Их сопровождал звук бегущей воды. В воздухе пахло сыростью.

Когда, наконец, машина затормозила и остановилась, они проехали, по меньшей мере, пять миль. Водитель взглянул на них.

— Поездка окончена. Всем выходить.

Машина с инженерами остановилась позади них. Инженеры-Форейджеры с особой подготовкой выгрузили свое оборудование, прикрепленное к антигравитационной тележке. Они впряглись в нее и потащили тележку по ведущей вверх тропинке, усыпанной галькой, извилистой и неровной, что было довольно сложно.

Шофер и четыре его охранника, Форейджеры, выполнявшие обязанности солдат, разговаривали с другим водителем и охранниками. Затем шофер повернулся к Торбурну.

— Блейн вывел вчера здесь свою группу.

— Да. Хотя я не думаю, что мы встретим его. — Торбурн следил за продвижением инженеров. — По плану он должен вернуться через отверстие рядом с кабелем.

— Я должен сказать, что он намекнул, что, возможно, вернется этой дорогой. Если увидите его, передайте, что мы его тоже подождем. А его собственный транспорт можно будет забрать позже.

— Хорошо. — Торбурн осмотрел свою группу. — Пойдемте.

Эти люди, решил Стэд, казалось, принимали многое как должное. И они сами принимали решения, нарушая точные приказы своего начальства.

Это озадачило его, так как он уже был знаком с иерархией Аркона.

Впереди мигали и качались огни инженеров. При свете светильников, бывших у каждого второго, отряд Торбурна начал подниматься.

Мир для Стэда состоял всегда из узких проходов и щелей, из отсеков, вырубленных в земле, или бетоне, или кирпиче, кроме единственного пугающего переживания, когда он был в покоях Капитана. Пока отряд пробирался вдоль щели между землей и скалой, преодолевая толстые кабели и провода, пробираясь сквозь потоки грязи и перепрыгивая через трещины в земле, окружающий мир казался ему знакомым, только более сжатым. Эти проходы через основание мира зданий немногим отличались от тех, которые непосредственно окружали лабиринт. Он стал дышать легче.

Торбурн смотрел, чтобы они бережно использовали антигравы и, как того требовали Правила, следил каждый раз, как они ими пользовались. Батареи действовали только определенное время; они не должны были перейти половинную отметку прежде, чем достигнут места назначения.

В настоящий момент, после долгого подъема вверх с помощью антигравов по узкой трещине, тянувшейся в стороны дальше, чем позволяли видеть их лампы, они достигли уступа, пыльного и усеянного сброшенными оболочками шестнадцатиногих животных размером с собаку, блестящих и хрупких.

— Фленги, — объяснил Торбурн. — Когда они растут, они вынуждены сбрасывать свою оболочку. Тупые создания. На них не стоит тратить патронов. Посвети им в глаза фонариком, и они ноги переломают, убегая. — Он взглянул на верх уступа в десяти футах над ними. — Выключить огни!

Лампочки постепенно полностью угасли, и глаза Форейджеров медленно привыкали к темноте. Инженеры тихонько отстегивали свое оборудование и устанавливали его, работая на ощупь. Теперь Стэд скорее почувствовал, чем увидел, слабое освещение, распространяющееся из-за края уступа, бледное, размытое сияние, которое неясно угнетало его. Ему стало холодно.

— Все готово, — сказал лидер инженеров. — Режем.

Приглушенные дрели врезались в материал. Электропила жалобно взвизгнула и затем, под стремительную ругань лидера, с шумом полетела вниз по скале. Что-то ударилось, громко сотрясая воздух.

13
{"b":"2533","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Победа в тайной войне. 1941-1945 годы
Тринадцатая сказка
Американская леди
Тень ночи
Империя из песка
Дизайн привычных вещей
Добрый волк
Соль
Самостоятельный ребенок, или Как стать «ленивой мамой»