ЛитМир - Электронная Библиотека

Он во многом уже ощущал себя Форейджером. Термин «Охотник», хотя еще и употреблялся, был архаизмом с тех времен, когда Охотники и Форейджеры были разными классами. Форейджеры разыскивали и добывали; Охотники охотились за живой добычей. Теперь Форейджеры добывали то, что попадалось под руку.

На этот раз поездка была длиннее на добрых двадцать миль. На остановке Командир — Контролер-офицер, чопорный и угрюмый в своих доспехах — прошел вдоль ряда машин. Рядом с ним шагал его Босун, приземистый, крепкий, с каменным лицом, безжалостный. Форейджеры его не любили.

Кардон сказал яростно:

— Предатель своего класса!

Командир напомнил всем им, что они проезжают поблизости от границы с Империей Трикос. Бдительность. Внимание. Оружие наготове. Быть настороже.

— Мы знаем, — сказал мрачно Кардон группе, когда солдат прошел. Форейджер обнаружит врага, человека или животного, на мили раньше, чем солдат!

Глубина классовых различий и ненависти одного класса к другому внутри государства продолжала поражать Стэда. Если люди сталкивались с такими опасностями, которые, как он знал, подстерегали их снаружи, то, конечно же, здравый смысл говорил, что они должны держаться вместе. Однако этого не происходило. И все же, каким-то образом государственный механизм продолжал со скрипом работать.

Б. Г. Уилле считал, что он не продержится слишком долго. Конвой достиг узкой трещины между двумя каналами, проделанными большим землеройным животным, чьи ходы часто использовались людьми. Проехав через них с завывающими электромоторами, они выбрались в плоское, низкое, но широкое помещение. Перед ними была цельная бетонная стена. Под ней проходила труба около шести футов в диаметре, в которой громко плескалась вода. Дальше петлями свисали кабели, как будто провисая сквозь прогнившее дерево — людям пришлось победить и обратить в бегство небольшую армию двенадцатиногих животных в два фута длиной, очистить их гнезда и коконы — каждый кабель был около восемнадцати дюймов толщиной, по ним текло электричество.

— Бессмертный обеспечивает нас светом, теплом и водой, — прокомментировал Торбурн, в то время как под умелыми руками возникал лагерь. — Если бы он сделал, чтобы это доставалось немного легче!

Командир назначил пикеты, охрану, график дежурств. В эту важную экспедицию менеджер Форейджеров Пурвис отправился лично, чтобы проследить своих людей в деле. Отряды Форейджеров уходили по графику и возвращались с набитыми мешками. В полевом лагере шла обычная жизнь.

Группе Торбурна для сна был отведен участок возле земляной стены, построенной под прямым углом к бетонной стене мира. У них был электрический свет и обогреватель. Их спальные мешки аккуратно лежали в два ряда. Джулия спала рядом с Торбурном. Ханей, по какой-то странной причине, непонятной Стэду, спала немного отдельно от остальных. Они сделали три вылазки, очень коротких, шли они через проходы, которые были размечены указателями, и несли назад полные мешки. Стэд был поражен изобилием того склада, где они брали добычу. Продукты возвышались в количествах, казавшихся безграничными. Пройдет еще много времени, прежде чем, в соответствии с Правилами, придется прекратить здесь добычу.

Они сделали еще четыре вылазки и теперь шагали по проходам, как по знакомым улицам лабиринта. Указатели стали не нужны. Во время их восьмой вылазки, на половине пути Ханей окликнула Торбурна. Они стояли под указателем с надписью «Склад девять» и стрелкой, показывающей вперед.

— Сигнал, Торбурн, — сказала Ханей, неловко глядя вверх. Немедленно их легкость и беспечность испарилась.

— Это Роджерс, там, впереди. Некоторые указатели были содраны после того, как он прошел. Они наткнулись на ловушки.

— Что ж, это было слишком хорошо, чтобы так продолжаться, — угрюмо сказал Торбурн. А затем он сказал нечто такое, что несказанно поразило Стэда. Только когда слова прозвучали у него в мозгу, он увидел, как не согласуются они с теориями, с тем, что он знал ранее.

— Демоны, — сказал Торбурн. — Они снова пытаются остановить нас.

— Но… но, — бессвязно запротестовал Стэд. — Демоны не могут ничего сделать человеку с рациональным мышлением! Они плоды воображения, контролеры духа, командующего нашей совестью. Это Бессмертный снабжает нас пищей, и он же расставляет ловушки.

— И что это был бы за Бессмертный, — спросила Джулия презрительно, который специально расставлял бы ловушки на человека и калечил его тело?

— Понимаю, — сказал Стэд неуверенно. — Ловушки и Рэнги являются реалиями жизни, но не Бессмертный — которого нельзя увидеть — насылает их сюда, а Демоны — которых тоже нельзя увидеть…

Все складывалось.

Что ж, он учился.

— Передай сигнал на базу, Ханей, — сказал Торбурн. — Пурвису необходимо знать об этом.

— В эфире такой ужасный шум. — Головка Ханей с шелковистыми черными волосами автоматически склонилась ниже, пока ее тонкие руки искусно перебирали деления. — Все в порядке. Я связываюсь с ним.

Боковой проход казался свободным. Никаких ловушек. Но Симс и Валлас шли впереди с крайней осторожностью, а Кардон, который был замыкающим, вертел головой, как будто она на шарнирах. Они достигли выходного отверстия без всяких неприятностей. Навстречу им прошли Роджер и его группа, с полными мешками, довольные.

— Демоны охотятся на нас, Торбурн, — сказал Роджер. — Но рэнгов нет. Пурвис собирается отправлять еще экспедиции?

— Не могу сказать. Мы пришли сюда боковым проходом. Тебе я бы посоветовал сделать то же.

— Спасибо. Мы обезвредили все ловушки, которые смогли обнаружить. Но вам как-то придется пробраться вовнутрь. Рядом с выходом уже достигнут предел, определенный Правилами.

Отряд Торбурна застонал при этом. Но эти стоны были искусственными, этакая мрачная ирония; Стэд был поражен, что они могут шутить столь ужасным образом, когда каждое их движение может принести им смерть.

— Хорошо, — сказал Торбурн решительно. — Хорошо. Нам придется забраться в дальний угол склада. Держитесь тише.

Джулия бросила на него быстрый взгляд. Торбурн кивнул ей.

— Я знаю, моя дорогая, я знаю.

Две группы Форейджеров, стоявших у отверстия, которое их инженеры прорубили в продуктовый склад, затемненный и слегка освещаемый слабым просачивающимся светом, все как один обернулись, когда наблюдатель Роджерса выкрикнул резко:

— Йобы! К бою! Йобы!

Все, включая Стэда, который был натренирован для этого, стремительно кинулись на землю, стараясь укрыться, распластавшись, нацеливая свои ружья. И, несмотря на все, один из людей Роджерса, стоявший вдали, был недостаточно быстр. Он вскрикнул и зашатался, потеряв равновесие. Длинная стрела торчала из его плеча, искусно всаженная между соединением доспех на руке и плече. Прежде чем дружеские руки утащили его вниз, в его доспехи воткнулись еще четыре стрелы.

Прищурившись, Стэд тщательно вглядывался в пыльную, шевелящуюся темноту за стеной мира. Удары его сердца болезненно отдавались от земли. Ружье внезапно стало холодным на ощупь.

— Видишь их, Кардон? — громко спросил Торбурн.

— Пока нет. Если их больше дюжины, они обрушатся на нас через пару секунд.

— Я надеюсь, они так и сделают. — Голос Джулии яростно прорезал темноту. Все их светильники были выключены. — Тогда можно будет подстрелить Йоба. — Она взглянула на Стэда. — Не подпускай их слишком близко, Стэд.

Стэд сглотнул.

— Я надеюсь, — сказал он своим тоном Контролера, который уже давно перестал забавлять его товарищей-Форейджеров. Он смотрел в прицел своего ружья и хотел, чтобы прекратилась дрожь в пальцах.

— Вот они! — выкрикнул кто-то.

Из цепи лежащих людей раздались выстрелы и взрывы. Пули врывались в нападающую массу впереди них. Стреляя вместе с остальными, Стэд ощущал едкий запах сгоревшего пороха, чувствовал, как пот струится по его лицу, слышал безумный грохот, и стук, и странно чужеродные крики, видел свистящие стрелы, вонзавшиеся повсюду вокруг.

Затем все это прекратилось. Сквозь шум в ушах и все еще мелькающие у него перед глазами недавние картины, Стэд понял, что, встретившись с еще одной опасностью внешнего мира, они одолели ее.

17
{"b":"2533","o":1}