ЛитМир - Электронная Библиотека

В вихре воздуха нож поднялся и свистящий, чудовищный, парализующий, вновь понесся вниз.

Стэд наудачу метнулся по скатерти.

Стремительно убегая, он чувствовал, и слышал, как нож еще три раза опускался вниз с тошнотворным звуком, прежде чем он в своем полуслепом бегстве не ощутил перед собой пустоту и бросился вниз головой в воздух.

Пол внизу, должно быть, был очень далеко, но сейчас он несся на него с устрашающей скоростью. Его нервные пальцы нащупали переключатель антиграва и включили его. Его безумный спуск внезапно прекратился. Он секунду поколебался в поисках безопасного убежища.

С ревом, на убийственной скорости, нож прорезал воздух там, где он должен был упасть. Стэд почувствовал, что переворачивается несколько раз через голову; он включил антиграв и начал подниматься на нем, стремительно возносясь вверх, все выше и выше, удаляясь вверх от от этого призрачно блестящего зловещего ножа.

Только когда голова его успокаивающе ударилась о потолок, он был удовлетворен. Он посмотрел вниз. Головокружение теперь прошло. Демон тяжеловесно двигался. Он делал что-то с деревянной конструкцией, в которой Стэд с высоты узнал стул. Демон взбирался на стул. Он поднял две ноги, затем еще две. Демон покачивался, его круглое одутловатое лицо было поднято вверх, нож был вытянут вверх, как металлическая рука. У Демона было четыре руки, четыре глаза, два из которых, маленькие и тусклые, были наполовину скрыты. Но остальные два не мигая смотрели вверх. Стэд начал продвигаться вдоль потолка, направляясь к дальней стене.

Демон не мог дотянуться до него. Он продолжал вытягиваться и размахивать ножом. Затем он спустился вниз, по комнате волнами прокатился грохот. Стэд достиг теперь угла и понял, почему свет не беспокоил его. Его источник на середине потолка здесь вверху был прикрыт от него.

Вспомнив, наконец, о своих темных очках, он неуклюже надел их. Сила его страха в последние несколько моментов ужасных открытий парализовала его собственные инстинкты Форейджера и, в общем-то, в этом не было ничего удивительного.

Он не мог смотреть на Демона.

Яростный, неистовый, ревущий, он метался как видение из ночного кошмара, появившееся днем, и Стэд наблюдал это краем глаза. В темных очках он различил буфет, где он работал, добывая пищу. Ему нужно пробраться назад туда. Но Демон жаждал его крови; Стэд начал припоминать некоторые из наиболее страшных историй, рассказывавшихся старыми Форейджерами, и его страх увеличился.

Демон начал кидать в него вещи. Сначала от них было достаточно легко увернуться — чудовищная книга, страницы которой шелестели хлопали с убийственными намерениями, нож, блестящая зазубренная вилка, дребезжащая ярко раскрашенная коробка — и все это падало назад, вниз огромной кучей на пол.

Голос, пронзительный человеческий голос, сквозь огромное расстояние донесся откуда-то снизу:

— Стэд! Сюда вниз! Быстрей!

Маленькая фигура Ханей появилась на самом краю буфетной полки, она размахивала руками, и ее шелковистые черные волосы блестели под этим невыносимо ярким светом.

При виде ее странная невыносимая боль пронзила грудь Стэда, как будто его страхи за себя раздулись, как шар, и опутали его сердце и дыхание страхами за Ханей. Если только Демон увидит ее!

Стэд упал прямо вниз. Он спикировал стремительно, как одна из тех длинных зазубренных стрел Йобов. Его маскировочный плащ плотно прилегал к нему, развеваясь под напором его яростного спуска. Через несколько секунд он опустился на полку. Его ноги болезненно ударились о покрытое бумагой дерево, но из-за страха он едва заметил удар от приземления.

— Пошли! — крикнула Ханей и схватила его своими тонкими пальцами.

Она затащила его внутрь, когда железное лезвие ударило по полке, подняв жгучее облако пыли. Дерево под ним задрожало, сбив их с ног. Нож поднялся, блеснул и повернулся, чтобы снова плашмя ударить по ним.

Спотыкаясь о разбросанные крошки пищи, отвалившиеся от продуктовых гор, прячась в тени этих высоких, блестящих металлических колонн, преодолевая препятствия, двое людей бежали от ярости и неистовства Демона. Они бежали, держась за руки, и это давало им обоим тепло и поддержку.

Еще дважды это жестокое, нацеленное на них лезвие втыкалось в пол позади них; еще дважды мощная звуковая волна била их барабанные перепонки; еще дважды ударная волна швыряла их вперед. Затем Вэнс схватил Стэда за руку и яростной силой стащил его вниз через щель под стеной. Ханей протолкнулась за ним.

— Ты полный, абсолютный идиот! Тебя раздавить мало! — Торбурн весь бушевал, он чуть не потерял человека. Ему было бы жаль человека, но еще более жаль самого себя, когда ему пришлось бы докладывать Контролеру Уилкинсу.

— Теперь с этим источником пока покончено, — проворчал Старый Хроник с присвистом.

— А это вряд ли понравится Контролеру Уилкинсу, — Джулия бросила на Стэда взгляд, заставивший его сжаться.

Что касается Стэда, он шел, спотыкаясь, среди своих товарищей, его всего трясло, в голове у него шумело, череп раскалывался от боли, все тело покалывали тысячи иголочек недавнего страха. Он сжал кулаки так плотно, что ногти впились в ладони, но он не мог отделаться от впечатлений этой кошмарной встречи.

Демоны были реальностью!

Демоны существовали.

Они не были призраками, созданиями темных глубин воображения. Они жили, дышали и населяли Внешний мир, поджидая случая, чтобы покалечить или убить любого человека, достаточно неосмотрительного, чтобы рискнуть выйти туда.

«Ради всех Демонов Внешнего мира» — не удивительно, что для Форейджеров это никогда не было проклятием. Они жили слишком близко к действительности, к самому их существованию, чтобы говорить эти слова так легко и бездумно.

Отряд Форейджеров Торбурна спускался по темным трещинам, горела одна лампа на двоих, плащи были аккуратно свернуты, полные мешки раздувались, оружие наготове, их головы поворачивались в разные стороны, глаза шарили повсюду. Через узкие щели, карабкаясь по неровным бетонным стыкам, перепрыгивая темные и гулкие провалы, взбираясь вверх по грубым пыльным склонам, упорно продвигаясь вперед, люди Земли возвращались на свою временную выдвинутую базу.

Разгрузив свои полные мешки помощникам Начальника штаба, они помогли им забросить мешки в машины. После чего группа Торбурна смогла наконец отправиться в свой отсек, снять свои доспехи, сложить свое оружие, помыться и отправиться за едой.

Но Стэд не мог забыть свою первую встречу с Демоном. Он никогда не забудет это; он чувствовал, что такой опыт останется с ним после любого стирания памяти, вроде того, через которое он уже прошел. Он просто понял, что он никогда раньше не видел Демона. Если бы он видел его, он знал, что никогда не забыл бы этого.

— Ты скоро забудешь это, Стэд.

Он резко обернулся в удивлении. На какое-то странное мгновение ему показалось, что этот голос прозвучал у него в голове. Ханей застенчиво улыбнулась ему. Они входили в отдельный отсек, использовавшийся как столовая, ее лицо выглядело чистым, отмытым и свежим, ее глаза смотрели дружелюбно, а ее алые губы были мягки.

— Забыть это? — он резко усмехнулся. — Сомневаюсь. Она села, и после секундного колебания он сел рядом с ней.

Он неуклюже сказал:

— Ханей, я хочу поблагодарить тебя. Ты рисковала жизнью. Если бы не ты… В любом случае, спасибо тебе. Я не многого стою, но искренне благодарю тебя.

— Ты очень многого стоишь! — сказала она, вспыхнув. Затем она взяла нож и вилку и начала есть с решительностью, предотвращающей дальнейший разговор.

Ее лицо ярко горело.

«Женщины!» — сказал себе Стэд с легкой горькой усмешкой. Он, возможно, сможет примириться с существованием Демонов, как реальным фактом — как все остальные Форейджеры, а он хотел бы быть таким же хорошим Форейджером, как любой из них — но женщины! Женщины — нет. Ну нет!

Все равно жизнь не могла оставаться прежней теперь, когда он знал, что Демоны действительно существуют, и что они не нематериальные тени, действующие против Бессмертного Существа.

19
{"b":"2533","o":1}