ЛитМир - Электронная Библиотека

Он вспомнил, что в саду было Дерево, которое принесло капитана и его Команду на Землю, и подумал, было ли то древнее дерево похоже на это. Оно росло из твердой стекло-подобной штуковины в восемнадцать футов в высоту, вздымаясь ввысь и раскинув над ними свои сучковатые ветви, его верхушка терялась в сумраке. Эти ветви были коричневого цвета, и каждая ветка была покрыта бледными желтыми и зелеными листьями, каждый размером со скатерть с обеденного стола. Но не они привлекли внимание Стэда. Он взглянул вверх и увидел мириады блестящих алых ягод, круглых, сочных и сияющих, свисавших крупными гроздьями с каждого утолщения этих веток.

Принявшись за работу вместе с другими, поднимаясь вверх на антиграве и осторожно, как ему говорили, обрывая ягоды и аккуратно складывая их в свой мешок, он был поражен пухлой сочностью ягод, ощущением чего-то сладкого и приятного внутри. Интересно было бы попробовать, какие они на вкус.

Когда внизу собиралась партия полных мешков, образовывалась транспортная группа, которая уносила их назад к отверстию в деревянной стене. Вскоре Стэд целиком занялся этим. Он сделал шесть ходок. В седьмой раз, возвращаясь назад с Яном и Моуком, которые положили свои мешки с ядом в стороне от полных мешков, и с Ханей и Вэнсом, он был на полпути от дерева до спуска, когда услышал вопль Джулии, слабый из-за расстояния до дыры.

— Тревога!

Больше он ничего не слышал. Земля у него под ногами задрожала. По поверхности пронесся порыв воздуха, потянувший за собой его маскировочный плащ. Суровая подготовка Форейджера помогла Ханей подавить короткий вскрик.

Они все превратились в слух, все чувства обострились. Откуда-то издалека до них донесся чудовищный треск.

— Приготовить темные очки! — скомандовал Вэнс, принимая на себя руководство в этот критический момент. — Скоро будет светло. А теперь бежим!

Они неуклюже побежали к краю деревянного плато и к обрыву за ним. Когда появился свет, он ударил ему в глаза своими яростными лучами. Стэд в спешке напялил свои темные очки, едва не уронив их ослепленный стекающим потом и дрожа от страха.

Когда он снова смог видеть, Ян и Моук собирались спускаться с края вниз примерно в ста ярдах от него. Вэнс тянул его за собой, а Ханей закинула за спину свой и схватила его мешок.

— Давай, парень. Побежали! — Вэнс посмотрел назад и вверх.

Стэд не мог этого сделать, но он бежал. Он знал, на что Вэнс посмотрел назад… и вверх.

Какая-то ужасная сила, поток воздуха, просвистела и прогремела у него над головой, было ощущение, как будто он попал в порыв ветра. Деревянное плато зашаталось у него под ногами. А впереди… впереди — огромный белый рулон спикировал вниз из воздуха, опустился в сокрушительном ударе на Яна и Моука, попал по ним и сбил их на пол.

Длинный рулон медленно поднялся в воздух, зависнув над их головами. Застыв от абсолютного страха, он увидел, что конец рулона зажат в руке Демона. Рука двинулась, выйдя из поля зрения, и он не мог повернуть голову, чтобы проследить за ней.

— Вверх! — задыхаясь, выкрикнул Вэнс. — Вверх! Это наш единственный шанс!

Стэд вспомнил леденящий свист ножа в руках ослепленного жаждой крови Демона, охотившегося за его жизнью, и, включив свой антиграв, поднялся между Вэнсом и Ханей, весь дрожа.

Мерзкий белый рулон пронесся по воздуху и распластался с раскатывающимися волнами грохотом по деревянному плато. Порывы перемещенного воздуха сотрясли его, закружили, оторвали от Вэнса. Ханей полетела в сторону вниз головой, но по-прежнему держала свой полный мешок. Шум раскатывался вокруг него как звук выстрела в сужающейся пещере — грохочущий, ужасный.

— Ханей! — отчаянно выкрикнул он.

Она как-то собралась с силами, перевернулась вниз ногами и снова начала подниматься на антиграве. Он не видел Вэнса. Затем он тоже стал подниматься вместе с Ханей и белый рулон пронесся со свистом и треском под ними.

— Там должна быть крыша, и мы сможем укрыться там, наверху! — крикнул он Ханей, забыв свистящий шепот Форейджеров в ужасе момента.

Крыша стремительно приближалась к ним, белая и слоистая, во многих местах потрескавшаяся и готовая обсыпаться. Он с облегчением ткнулся в нее, выравнивая дыхание и чувствуя, что он вновь начинает обретать контроль над своими конечностями. Ханей прижалась рядом с ним, ее глаза за темными очками были широко открыты и полны страха. Он глубоко вздохнул и стер пот со лба. Первый Демон, которого он видел, не мог достать его, когда он распластался на потолке. Это вселяло в него надежду.

Он вспомнил, что он Человек. Он осмотрелся вокруг. Осмотрелся и увидел.

Демон был очень похож на Йоба, если не считать его размеров и того, что приподняты у него были передние конечности и четыре конечности служили для передвижения. Он был одет в бесформенную блестящую, со множеством карманов одежду, материал которой сейчас натягивался от яростных движений Демона. Он видел торчащий гребень Демона, прямой и мясистый, темно-зеленый и блестящий, видел полоски краски на его лице, краски, которая вполне могла быть косметикой. Его плоская, похожая на миску, голова плотно сидела на толстой шее, вокруг которой блистала нитка великолепного украшения. Четыре глаза не были одинаковы: два из них были темные и явно атрофированные, покрытые роговой оболочкой. Демон все время фыркал и хрипел, дыша с тяжелым дрожащим присвистом и клекотом, как огромный горшок с варевом.

Стэд увидел. Он увидел, что Демон был реальным живым существом, тварью, живущей в этой комнате, в которой он теперь разглядел, что деревянное плато, по которому они бежали, было столом, что в комнате были стулья, буфеты, ковры на полу, окна, которые сейчас были закрыты и темны, комната, похожая на те, которые он видел в лабиринте. А сам он был ничтожным созданием, прижимавшимся к потолку, как муха.

Демон медленно взобрался со стула на стол, и его треск показался Стэду глухим и призрачным. Демон поднял длинную деревянную палку, на конце которой, как теперь понял Стэд, была щетка. Щетинки в двенадцать футов длиной скребли по потолку, сдирая массу белой известки, поднимая целое облако пыли, грохоча и шурша мимо них.

— Мы не можем здесь оставаться. — Ханей схватила его за руку. — Здесь дыра. Пошли!

Вместе они пробирались по потолку, прочь от этой ужасной гигантской щетки, и пролезли через дыру в знакомый темный мир.

Здесь повсюду были пыль, известка и грязь. Их фонари осветили деревянные стены, грубые полы, расщелины, засоренные оболочками флэнгов, и их свет отразился от фасеточных глаз, наблюдавших за ними.

— Тригоны, — сказала Ханей, доставая свое ружье. — Мерзкие твари. Плетут паутину. Отвратительно кусаются.

Она осмотрелась вокруг, спокойная и расчетливая теперь, снова в знакомом мире.

— Спасибо Бессмертному, что Сканнеры не могут забираться сюда. Но мы не можем здесь оставаться.

Липкая струя какой-то клейкой, мягкой субстанции ударила в лицо Стэду, и он отшатнулся назад с отвращением. Он провел рукой с одной стороны и в свете своего светильника увидел белые скользкие нити, тянущиеся как ленты, которые бросали во время Вакханалии. Они облепляли его руки, приставали, цеплялись, и их невозможно было оторвать.

— Они выстреливают в нас своей паутиной. Нам нужно выбираться отсюда, быстрее.

— Но мы не можем снова выбраться в дыру. — Стэд произнес это с абсолютной убежденностью. Он не смог бы встретиться с Демоном еще раз.

— Мы пойдем вверх, — сказала Ханей. — Проберемся через проходы и присоединимся к группе.

Она начала целенаправленно взбираться вверх по каменной насыпи, ведущей к деревянной стене.

— Я надеюсь, что Торбурн и остальные благополучно выбрались.

Они пробирались по ненадежному склону на четвереньках, не желая расходовать батареи антигравов. В деревянной стене была старая трещина, через которую они могли аккуратно пролезть. Наблюдая за стройной фигуркой Ханей, упорно пробирающейся вперед, Стэд внезапно понял, что он уже больше не держит свой мешок. Тогда он принял решение, ставшее еще одной вехой на его пути к независимости.

25
{"b":"2533","o":1}