ЛитМир - Электронная Библиотека

— А человек? — спросил Стэд.

— Человек был помещен в здание Земли Бессмертным Существом в порыве раскаяния. Он отличается физически и умственно от всех животных. В Начале на Землю был доставлен Сад, где были Капитан и его Команда. Но дети детей Капитана поссорились и были лишены света Бессмертного Существа и на Землю опустилась ужасная ночь. С того времени Империя Аркона пыталась объединить неблагодарных детей других наций, привести их вновь в состояние благополучия, объединить с Арконом, так как это единственный путь вернуть расположения Бессмертного Существа.

— Это все очень сложно, — сказал Стэд. Он нахмурился. — Но если только Капитан и его Команда прибыли в Саду на Землю, то откуда же взялись другие люди?

Делла взглянула на Саймона и затаила дыхание.

Саймон сказал:

— Это ты узнаешь в ходе обучения. Тебя сообщат факты о Жизни и Смерти когда… когда ты будешь готов для них.

— Но я хочу знать сейчас!

— Когда ты будешь готов.

— Жизнь и Смерть, что они из себя представляют?

— Ты должен хорошо уяснить одну вещь, — сказал Саймон с важностью, которая произвела впечатление на чужака. — Человечество, люди, все человеческие существа — даже погруженные во мрак еретики других наций — это высшие существа. Мы не произошли в процессе эволюции из какого-нибудь высшего типа животных — это видно из простого сравнения анатомии — и, следовательно, мы высшая форма жизни на Земле.

— Кошки, — напомнила Делла просто. — Кошки и собаки.

— Но это особый случай. — Саймон потер подбородок. — Даже наши самые выдающиеся философы не пришли к единому мнению. Раз существует эволюция, значит, должны быть атавизмы. Кошки и собаки, как и люди, имеют четыре конечности. Возможно, какие-то несчастные человеческие существа дегенерировали в кошек и собак. Я, однако, сомневаюсь в том, что эти животные, какими бы милыми и дружелюбными они ни были, были созданы людьми.

— Лучшее, что можно сказать, это то, что Бессмертное Существо создало их вместе с человеком, чтобы они были его помощниками и компаньонами, — сказала Делла с искренностью, которая согрела Стэда. Голова у этой девушки работала, и Стэд очень хотел, чтобы у него она работала так же. Он жаждал знаний.

— Основное, что нужно запомнить, — продолжил Саймон, возвращаясь к первоначальной теме, — это то, что человечество уникально. Мы хранители и контролеры мира, созданного здесь на Земле Бессмертным Существом, — мы, ученые, редко употребляем в наши дни слово Бог — чтобы выполнить наше предназначение. — Он выглядел несчастным. — Я, лично, сожалею о нашем расколе. Никто больше не может со всей ясностью сказать, в чем же заключается эта миссия. Капитан обладает этим знанием и является его хранителем, но научная мысль, во главе которой стоит Капитан, склоняется сейчас к тому, чтобы принять ценности старых учений за абсолютные.

— Что тебе важно уяснить, — сказала Делла, — это то, что Демоны внесли неразбериху в мир людей. Новые идеи начинают подвергать сомнению то, что мы принимали десятилетиями. Но, несмотря на все это, каждый мужчина, женщина и ребенок остаются твердо убеждены, знают, что их судьба на этой планете обеспечена. Мы посланы сюда для определенной цели, как бы мистически это не звучало, и если мы будем стараться, мы найдем эту цель.

Саймон усмехнулся и похлопал Стэда по спине.

— Выше голову, парень. Мы запутались, но мы выберемся. А теперь ты отправишься в путешествие по стране, и чтобы ты не попал в какую-нибудь беду, с тобой отправится молодой лейтенант Карджил.

Лейтенант Карджил оказался почти одного роста со Стэдом, плотный, свежий, начищенный и энергичный, вокруг его глаз и рта уже начали формироваться привычные командирские линии, молодой убежденный солдат, готовый отдать свою жизнь за Аркон.

Стэд не подозревал, что Карджил мог быть здесь для какой-то иной цели, чем та, о которой сказал Саймон; во многих вещах Стэд был еще ребенком. Стэд слепо принял Карджила; более того, он даже восхищался им и уважал его за ту работу, которую он делал.

Прежде чем он и Карджил, вместе с Деллой, покинули лабораторию Саймона, старый ученый отозвал Карджила в сторону.

Стоя в неудобной близости от Деллы, Стэд внимательно наблюдал за Карджилом и видел то, что солдат энергично беседует о чем-то с Саймоном. Что они говорили, он не слышал, но Карджил бросил на него быстрый, удивленный взгляд, полный удивления и замешательства, взгляд, полный жалости. Саймон схватил молодого офицера за рукав — он был без доспехов — и говорил со страстной убежденностью.

Карджил ответил достаточно громко, чтобы Стэд услышал его.

— Вы хотите сказать, что он действительно не знает об этом? Но, клянусь Демонами, это забавно! Подождите, пока Делла… — он понизил голос.

И затем сама Делла повелительно заговорила, заглушая беспечные слова солдата, в свою очередь взяв Стэда за рукав.

— Пойдем, Стэд. Нам нужно обойти большую территорию. Лейтенант Карджил! Вы готовы?

— Я сейчас присоединюсь к вам, Делла. — И Карджил, глухо пересмехнувшись в последний раз с Саймоном, присоединился к отряду, отправляющемуся в путешествие по стране.

Через некоторое время стало видно, что Карджил рассматривал это задание прежде всего в свете свободы, которую оно ему давало, и как подходящий шанс поближе познакомиться с восхитительной Деллой. Стэд, шедший впереди, как маленький мальчик, которого вывели на прогулку, не мог понять, почему Карджил так ведет себя — выпячивает грудь при разговоре, закатывает глаза, беспрерывно глядя на Деллу долгим взглядом — и все это с таким выражением, как будто у него несварение желудка.

Стэд сказал:

— Ты себя нехорошо чувствуешь, Карджил?

— Со мной все прекрасно, спасибо.

А Делла засмеялась, взяв Стэда под руку, привела его этим в сильнейшее замешательство и ушла вперед. Так что солдату осталось смотреть на них и сердиться, а затем он бросился догонять их, бренча мечом.

Та территория, по которой в тот день провели Стэда, в деталях значительно отличалась от того, что он должен был увидеть позже, но общие очертания были те же. Лабиринт, аккуратно поделенный на секции, где жили люди, сосредотачивался вокруг нескольких осевых коридоров. Проходя контрольные точки с голубыми огнями, человек выходил из нормального мира электрического света и людей, занятых коммерцией и промышленным производством, всеми цивилизованными занятиями.

Сначала шел длинный бетонный скат, обрывавшийся по краям, окруженный со всех сторон оштукатуренными стенами. Вдоль двадцатифутового ската тянулись несколько чрезвычайно толстых и громоздких проводов, изгибаясь в длинные петли.

— Что это такое?

— Электрические кабели, — тут же сказала Делла прежде чем Карджил смог открыть рот. — Это часть конструкции, созданной Бессмертным Существом для Внешнего мира. Мы подключаемся к ним, когда нам нужна энергия, но Правила специально запрещают забирать слишком большой поток энергии.

— О, — произнес Стэд. Он прошел вперед при свете трех их лампочек. Он много слышал об этих Правилах. Но, казалось, никто никогда не читал их; они просто существовали, передаваясь из уст в уста.

— Сегодня мы не пойдем далеко, — сказал Карджил резко. Он шел теперь по другую сторону от Деллы и, казалось, был готов поддерживать ее при малейшем препятствии на их пути. Когда Стэд легко спрыгнул вниз в шестифутовый разлом в мостовой, где он заметил какой-то любопытный серебристый отблеск, он увидел, что Карджил протягивает руки к Делле, стоящей наверху.

— Прыгай, Делла, — сказал Карджил. — Я поймаю тебя.

Делла прыгнула, но она прыгнула легко и изогнулась, чтобы избежать солдата. Он быстро метнулся вбок, чтобы перехватить ее; они столкнулись друг с другом, и его руки обхватили ее. Он забавно и высоко рассмеялся, что раздражало Стэда.

— Ты, уродина! — закричала Делла, пытаясь вырваться. Руки Карджила держали ее, прижимая ее тело к его.

— Ты чуть не упала, — сказал он со странной хрипотцой в голосе.

6
{"b":"2533","o":1}