ЛитМир - Электронная Библиотека

— Все эта чертова четверть дюйма, — проворчал он.

— Прошу прощения?

— Ничего.

Йенси был ростом в пять футов, одиннадцать и три четверти дюйма.

За несколько месяцев до того, как ему исполнилось двадцать один, он измерял себя по крайней мере тридцать раз в день, влезал на лестницу в доме своих родителей и становился к потертому измерителю роста, выпрямляясь вдоль планки. Все знают, что когда тебе исполняется двадцать один, ты перестаешь расти; а для Йенси эта недостающая четверть дюйма означала нечто такое, чего он не мог объяснить словами: словно она должна была отворить волшебные окна в иную сферу воображения, словно она каким-то образом преобразит его и дополнит. С тех пор он ни разу не побеспокоился измерить свой рост.

Новоприбывший отошел от Йенси и принялся осматривать переулок. Голову он держал чуть набок и напомнил Йенси принюхивающегося пса.

— Меня зовут Престайн, — сказал он вдруг. — Не будете ли вы так любезны, мистер?..

— Йенси, — ответил Йенси.

Он не собирался рассказывать этому парню, да и вообще не рассказывал никому, что его зовут вовсе не Киром, как полагали все, называвшие его Ки. Причина, по которой мать и отец назвали его Клодом, была частью и крохой причины, по которой он так и не вырос на эту злосчастную четверть дюйма.

— Мистер Йенси, не будете ли вы так добры сказать мне, где именно они исчезли?

Безумие происходящего уже полностью овладело Йенси. О'Мэли обождет — отправить его броском на мат можно будет и позже. Эта история, похоже, окажется более захватывающей.

— По-моему, вот здесь, — с сомнением проговорил Йенси.

— Я тогда был несколько... озадачен.

Престайн вежливо засмеялся. Он по-прежнему излучал ауру настоятельной спешки, но целиком и полностью себя контролировал. Он перешел в то место, которое указал Йенси, и лицо его тотчас напряглось.

— Да, мистер Йенси. Это было здесь. Благодарю вас, вы мне очень помогли. Престайн исчез.

— О, только не это! — взвыл Йенси. Он прижал руки к глазам. Когда он их отнял, Престайна по-прежнему не было. Либо ему как можно скорее нужно нанести визит «дурному доктору», либо вся вселенная сошла с рельсов. Здесь происходило что-то чрезвычайно странное.

Оттуда, где начинался переулочек, донесся звон металла о металл, шаги и девичий голос, ясный и быстрый:

— По-моему, Боб пошел сюда. Он быстро учится, но еще пока не очень хорошо чует следы.

— Конечно, до тебя ему далеко, Сара, ведь ты... — здесь второй голос перешел на другой язык, выходящий за пределы понимания Йенси.

Он обернулся, чтобы встретить идущих с глубоким, но неискренним смирением.

К нему приближались трое. Йенси просто стоял, и будь что будет.

Первой шла девушка, молодая, чрезвычайно подвижная и симпатичная, с гладкими волосами медового оттенка и мягким, скромным, невинным выражением лица — это наверняка была Сара.

Мужчины: один невысокий, едва на дюйм выше Сары, зато невероятно широкий и мощный, просто по-варварски мощный, с загорелым дьявольским лицом и веселыми моргающими глазками — этакий ходячий заряд динамита, одетый в какую-то кольчугу под рубиново-окрасным плащом и державший в руках длинный меч, которым на вид был способен раскроить противника сверху донизу. Второй — Ки Йенси, не добравший четверти дюйма до шести футов, вынужден был задрать голову, чтобы как следует рассмотреть этого гиганта, чей огромный торс облекали металлические доспехи, соединенные кожаными завязками и который держал такой огромный топор, что Йенси мысленно заморгал, стоило ему подумать, что будет, если лезвие такой ширины и тяжести вопьется в обычную человеческую плоть и кровь. Они переговаривались друг с другом грубыми, хриплыми и веселыми голосами — странные слова перелетали от одного к другому, словно кремовые пирожные в немом фильме.

— Фезий! Оффа! — укорила их Сара. — Мы же должны следовать за Бобом, а не...

Низенький человек — назвать его просто «маленьким» не поворачивался язык — пробубнил ей что-то на ухо, в ответ на что Сара стукнула его по плечу и захихикала. Йенси, стоявший в ошеломлении с открытым ртом, заметил, что у каждого из них на голове надето нечто вроде украшенного драгоценными камнями обруча; а потом девушка вежливо обратилась к нему, рассказывая что-то про бал-маскарад.

— О, конечно, конечно, — согласился Йенси, не двигаясь с места. Он знал, что ноги его сейчас не понесут. Откуда же взялась эта троица?

— Если вас интересует, видел ли я здесь кого-нибудь, — заявил Йенси, — то ответ: да. Самым первым был этот тип в жестяной шляпе и в шубе, и еще с девушкой, а потом некто, назвавший себя Престайном...

— Ага! — воскликнула Сара. — Добрый старый Боб. Он должен был оставить нам какой-нибудь ключ.

— Ключ?

— Вы сказали ему свое имя?

Йенси овладела паника.

— Да, — ответил он, чувствуя, как колотится сердце. — А что, мне не следовало?

— Конечно, следовало. А теперь скажите нам.

— Кло... То есть, я хочу сказать, Ки Йенси.

— Отлично, Ки. По-моему, я знаю, куда отправился Боб. А именно...

Фезий рявкнул что-то твердое и острое, как бритва.

— Да, да, Фезий, лапочка. Мы отправляемся. Я думаю, Боб перешел в Зонсферах или в Шосунат. Скоро мы это выясним. Точно на том же месте, где ранее Боб Престайн и человек в шубе с прикованной девушкой, все трое исчезли. Йенси прижался спиной к стене, выставив перед собой винтовку и мысленно бросая вызов любому, кто может возникнуть перед ним из ничего. Болело горло. Должно быть, у него шарики за ролики заехали! Наверняка!

Когда человек в шубе и прикованная к нему девушка вновь появились в переулке, всего в нескольких футах оттуда, где он стоял, Йенси понял, что не обезумел. Все это на самом деле. Это происходит в действительности. Как одурманенный, он направился к материализовавшейся парочке; в голове у него крутились самые разнообразные слова и фразы. Человек заметил его приближение и жестоко потянул за цепочку. Девушка закричала.

Углом глаза Йенси заметил две фигуры, образовавшиеся в подъезде, там, откуда в первый раз вышел человек с девушкой. Еще один человек, одетый, как и первый, и тоже с прикованной к нему девушкой, выскочил там прямо из воздуха. Мгновение сцена оставалась неподвижной, а все ее участники рассматривали друг друга.

Потом из уст двух неизвестных полились злобные слова. Они нажимали кнопки на своих браслетах, и две девушки откликались на эти нажатия — извивались, кусали губы, бились, словно рыбы на конце лески.

— Прекратите! — закричал Йенси, не совсем понимая, что он имеет в виду, или хотя бы, что собирается делать. Девушки завизжали. Мужчины подались вдруг назад, отодвигаясь от Йенси и сближаясь друг с другом. Йенси оглянулся через плечо, на подъезд, откуда, по-видимому, появлялись эти люди. Он посмотрел — и мысли его остановились. Там появлялись твари.

Вначале, но лишь на крошечную долю секунды, Йенси принял их за очень массивных людей, одетых в длинные, вышедшие из моды подпоясанные дождевики и бесформенные широкополые шляпы. Потом он увидел глубокие, хищные, горящие ненавистью красные провалы на месте глаз. Увидел отвратительные протянутые когтистые лапы, лапы, покрытые желто-зеленой чешуей, лапы с двумя длинными пальцами и коротким противостоящим, увенчанными длинными кроваво-красными когтями. Он увидел странное фиолетовое свечение, окаймлявшее каждую чешуйку. Йенси видел, как тянутся эти порождения ужаса — и понял, что они тянутся к нему.

С хриплым криком Йенси шагнул назад и столкнулся с двумя людьми, одетыми в шубы. Те столкнулись с девушками. На мгновение все они безнадежно запутались, толкая друг друга, и все первобытные страхи ада обрушились водопадом в душу Ки Йенси, хлынули и затопили ее, меж тем как эти чудовища с хищными глазами кинулись в его сторону. Он попытался высвободить винтовку, но та застряла между оголенными ногами одной из девушек. Йенси дернул. От бестолкового рева и визга раскалывалось ночное небо над головой. Йенси почувствовал, что падает. Он падал сквозь то место, где должен был находиться тротуар. Йенси почувствовал болезненный удар по спине, а потом оказалось, что он лежит на пластинах клепаного железа и смотрит вверх, на оранжевое небо и полыхающее в нем синее солнце.

2
{"b":"2534","o":1}