ЛитМир - Электронная Библиотека

— Тебе нравится работать на... э... госпожу?

Ответ последовал очень быстро:

— Конечно! Она очень ко мне добра, ведь в Альтинуме я никак не могла получить хорошей работы... Бороз вдруг ожил. Только что он лениво смотрел сквозь прицел винтовки, а в следующий миг уже поднял Фузи за плечи, развернул и выбежал вместе с ней из оружейной. Девушка только коротко пискнула и взболтнула тощими ножками. Йенси пронзило гротескное воспоминание о Зельде в лапах иккра. Бороз вернулся и сердито ткнул белым пальцем в сторону оружия.

— Выбери и доложи Хашиму.

Говорил он так, будто в горло ему загнали двухдюймовую колючку. Окончив фразу, он сплюнул и потом еще несколько раз конвульсивно сглатывал, вернувшись на прежнее место возле двери.

Йенси слегка погладил «Магнум-44» — нет, черт возьми, он хочет контролировать свои выстрелы — а у «Магнума-357» не такой точный бой, как у 44-го. Тут он заметил красавец «Смит-вессон 41 Магнум» с шестидюймовым стволом — на стенде лежало их три или четыре, и он выбрал самую подходящую модель. Пистолет отлично ложился в руку.

— А патроны? — спросил он. — Я хотел бы некоторое количество обоих типов, высокоскоростных и низкоскоростных. Бороз кивнул в сторону кучи корзин.

Йенси вздохнул и начал там рыться. Наконец он нашел нужные ящики и оторвал с них крышки. Поискав, куда бы сложить патроны, он обошелся в конце концов только что снятой с себя одеждой. Йенси помногу раз зачерпнул обеими руками патронов каждого сорта, срывая предохранительную пластиковую обертку.

Когда, наконец, Бороз нетерпеливо заерзал, Йенси сунул пистолет за кожаный пояс и, перекинув импровизированный мешок с зарядами через плечо, отправился докладывать Хашиму. Чувствовал он себя при этом, как контрабандист, промышляющий оружием.

Что же такого сказала эта девушка, глупенькая недотепа Фузи, что так обеспокоило Бороза?

Йенси показали отведенное ему место, маленькая отдельная комната в самостоятельном крыле, примыкающем к главной части виллы, прямо над стойлами. Куорны имели обыкновение создавать много шума, но Йенси рассудил, что к этому он привыкнет. Может, ему даже дадут одного, чтобы ездить. Он вспомнил об Олане. Было достаточно ясно, что Йенси просто перешел в услужение от одного господина к другому, однако эта служба обещала возможности, какие загонщику и присниться не могли.

Владычица Бурнташа держала в Джундагае целое маленькое поместье, включая слуг, поваров, горничных, шоферов, носильщиков и еще разных мужчин и женщин, обязанности которых не были Йенси вполне ясны. Вся компания выглядела достаточно веселой и с искренней товарищеской доброжелательностью приветствовала его в людской столовой. Однако некоторые из них, решил Йенси, были родом не из Джундагая. Альти... как там сказала Фузи? Может быть, это вовсе не в этом мире. Альтинум. Вот как это звучало. Может быть, это еще одно Измерение. Эта мысль дала решающий толчок доселе туманным планам Йенси. Он будет следить за этой Ланой, пока не прознает, каким способом она возвращается домой. Несколько дней спустя, в течение которых Йенси практиковался с «Магнумом-41», выпуская из него низкоскоростные пули, они получили приказ готовиться к сафари. На сей раз предстояло охотиться на наджуков, а из того, что говорили его товарищи, Йенси заключил, что наджук — зверь достаточно гнусный. Целое стадо этих зверей вытаптывало поля к юго-западу от города и крестьяне в деревнях были в отчаянии. Тов Бурка имел права на ту территорию и объявил большую охоту. Поутру, перед тем, как выступить, все выстроились во дворе виллы. Лана Кольтманн вышла, одетая в хорошо пригнанный костюм цвета хаки и держа в руках чудесную шляпку для сафари. Следом за ней появился Бороз. Он следовал за ней неотступно, пока это только было в его силах, так что Йенси понял, почему его назвали «хвостиком госпожи». Великан нес винтовку, при виде которой у Йенси глаза полезли на лоб.

Какую-то незначительную долю времени Йенси, как идиот, воображал, будто это огромный двуствольный дробовик. Не думая о том, где и в какое время находится, он подался вперед, откровенно рассматривая винтовку. Это был здоровенный британский двойник: «Уэстли Ричардс» и, вероятно, «Нитро-Экспресс 600», с искусной резьбой и арабесками на замке и стволах; он выглядел по-настоящему красивым. В руках Бороза, прижатая к его массивной груди винтовка смотрелась примерно так же, как обычное ружье у нормального человека.

— Какими патронами вы пользуетесь? — спросил зачарованный Йенси. — Фабричными — или же набиваете сами? Хотел бы я попробовать...

— Йенси! — гаркнула Лана Кольтманн. Йенси подпрыгнул.

Один из людей оружейной обслуги выступил вперед и сунул Йенси в руки винтовку. Лана Кольтманн нахмурилась.

— Ты здесь для того, чтобы носить мою винтовку, Йенси, а не болтать глупости. Не желаю больше слышать от тебя ни слова, пока сама не разрешу, — она сбежала вниз по ступеням и с надменным видом села в сиреневый «Понтиак». За ней последовало множество ее гостей, живших в противоположном крыле виллы, и кавалькада тронулась. По крайней мере, обиженно подумал Йенси, хоть прокачусь. Он влез в кузов грузовика и уселся, несколько рассерженный, на деревянное откидное сиденье. Винтовку — это была «Марлин-444» — он поставил между коленями, слишком возбужденный, чтобы оказывать оружию то внимание, которое ему, несомненно, причиталось.

Отчего-то вид этой прекрасной британской двойной винтовки разбудил в Йенси все его притупившиеся было инстинкты. Он знал теперь, что Бороз, в качестве «хвостика госпожи», будет следовать за ней повсюду. При любом повторении этой макабрической истории с атакующим куэмлахом Бороз разрядит в зверя содержимое обоих стволов и две летящих на низкой скорости пули, весом около 700 гран каждая, надежно остановят чудовищное создание. Более владычица Бурнташа не желала никаких глупостей с 28-м калибром.

Однако Йенси начал размышлять о доме, о Земле с некоторым подобием прежней решимости. Грузовик щелкнул коробкой передач и трясся теперь по грунтовой дороге. Водитель имел довольно слабое представление о своей работе. Солнце начинало превращать кузов грузовика в пекло, и Йенси высунулся наружу, чтобы глотнуть свежего воздуха. Все остальные сидели стойко. Для окружения Ланы Кольтманн, вообще, свойственна была малая разговорчивость. Сидевший напротив Йенси человек с пустым лицом, в неизменной желтой рубахе и шортах, державший двуствольный «Марлин-444», таращился себе в ноги, опустив сильные плечи.

Йенси попытался было завязать разговор, но Брапа не заинтересовался — отломил щепку, да и сидел себе, ковыряя в зубах.

Кавалькада миновала бредущих пешком загонщиков и Йенси успел наскоро помахать Олану, который ответил блеском белозубой улыбки среди черных зарослей бороды. Может быть, лучше все-таки было бы остаться загонщиком шестого разряда. Охота развивались согласно плану. Загонщики успешно гнали дичь, а охотники стреляли. Йенси стоял сбоку и чуть сзади от Ланы Кольтманн и протягивал ей «Марлин», как только она опустошала магазин своей винтовки, натренированными пальцами быстро вкладывал четыре заряда, дожидался, пока Брапа сделает то же самое, чтобы не прерывать цепочку перезарядок, и вновь протягивал оружие.

Выгоревшая трава курилась под солнцем, горизонт распахнулся во всю ширь, крошечная разоренная деревушка у реки дрожала в потоках жаркого воздуха, а наджуки все мчались и мчались навстречу ружейным выстрелам. Как развлечение это едва ли стоило даже записи в дневнике. Усталые и мечтающие о воде, они все прибрели в лагерь и, рассевшись вокруг костров, ели, пили и пели песни. Кое-кто из загонщиков, работавших на других охотников в отряде, принялся хвастаться успехами своих хозяев; но группа Ланы Кольтманн помалкивала. Йенси ел, пока не почувствовал пресыщенность, затем поискал свой рюкзак и улегся. Четыре дня спустя добычу погрузили на грузовики, лагерь свернули, загонщикам предоставили позаботиться о трупах и охотничий караван вернулся домой.

Йенси остался разочарован.

20
{"b":"2534","o":1}