ЛитМир - Электронная Библиотека

Он увидел человека огромного роста в каких-то черных доспехах, с мечом у пояса и с блестящей серебристой цепочкой, отходящей от левого запястья, ведущей к шее полуголой девушки... Увидел людей в синих рубахах и набедренных повязках, с красными платками, повязанными на агатово-черных волосах и с позванивающими в остроконечных ушах золотыми колокольчиками... Он увидел женщину, сплошь одетую в белое — в длинное белое платье, облаком окутавшее ее роскошное тело, с розовым бутоном рта и огромными голубыми глазами, драгоценностями, мерцающими в темных ухоженных волосах. Он увидел блестящую цепочку, прикрепленную к ее левому запястью и гротескного человечка, кривлявшегося на конце цепочки... Он увидел все это, попытался перевести дыхание и закашлялся.

— Графиня! — вскричал беглец громким, надтреснутым голосом.

— Ты же не думал, будто я бросаю своих друзей, верно, Грэхем? — спросила женщина сладким, как сахарный сироп, голосом.

Человек в черных доспехах и со свирепым лицом злобно засмеялся и выстрелил из своего энергетического оружия в охотников Рова Рангги — и охотники падали и корчились, обугливались и горели на траве под деревьями.

— Довольно, Вейн, — приказала женщина. — Соломон, немедля доставь нас обратно. Достаточно с нас этого Джундагая. Пришельцы начали исчезать.

Йенси с ужасным криком бросился вперед.

— Зельда! Джорин! — вопил он.

Но прошедшие между Измерениями исчезали и задолго до того, как добежать до Врат, Йенси оказался одиноко стоящим на траве, глядя на пустое место.

Из Охотников Рова Рангги осталось в живых два человека, и эти двое убегали назад в гущу деревьев, будто за ними гнались все Псы из Хакимовой Ямины.

— Давайте уйдем из этого проклятого места, и поскорей, — лицо Ланы Кольтманнн выражало бушующий гнев и изрядное беспокойство. — И чтоб никто из вас ни словечком обо всем не обмолвился.

Четверо быстро вернулись обратно по своим следам, перешли ручей и направились вдоль другого рукава реки, где вскоре воссоединились с остальными охотящимися, а также с крагорами. Но Лана, после того, как были убиты первые несколько зверей, отбыла вместе с сопровождающими в лагерь, сославшись на головную боль в ответ на заботливые расспросы Тая Бурки и бросив многозначительный взгляд Олану. Она не обращала внимания на нервное поведение Йенси и ничего не сказала о его криках.

Йенси же не мог забыть ту девушку, прикованную к великану в черной кольчуге. То была Зельда! Он был в этом совершенно уверен. И Джорин тоже находилась среди них, прикованная к нелепо разряженной фигуре академика. Он уверен! А может быть, и совсем наоборот. Но две девушки-Проводника там точно были, и Йенси чувствовал, как жесточайшее разочарование и возбуждение жгут его изнутри, словно огнем. Ведь он был тогда к ним так близко. А теперь, похоже, он вновь обречен гнить в Джундагае вечно. Он почувствовал облегчение, что Лана не призвала его в свою палатку той ночью. Он пролежал много часов без сна, без отдыха, ворочаясь и метаясь, весь кипя от разочарования и несбывшихся мечтаний, не желая посмотреть в лицо ожидавшему его будущему.

Глава 13

В тот же день, как они вернулись в Буркхольм, Фузи передала Йенси известие, не переставая при этом глупо хихикать и бросать на него искоса хитренькие взгляды. Он ласково потрепал ее по щеке, поблагодарил и послушно отправился в «Загрида и Зеношу».

— Конец нам, Ки, — сказал Олан, когда они уселись на выскобленную скамью, поставив перед собой меха с вином.

— Что такое?

— Да все эти двое из людей Рова Рангги, те, что спаслись, вырви им глаза Куанчи! Они нас заметили и донесли. Твоя госпожа, владычица Бурнташа, конечно, избежит неприятностей — она ведь очень влиятельна и к тому же клиент. Но нам с тобой крышка, Ки.

Первое, что заметил Йенси в своем товарище, было отсутствие матерчато-кожаной куртки с горделивым гербом Това Бурки. В этот недобрый день Олан, второй глава загонщиков, был одет поверх кольчуги в обыкновенную кожаную одежду.

— Что это все значит, Олан?

— Тов Бурка и Ров Рангга договорились между собой. Нужна жертва, какой-то козел отпущения... — Олан щелкнул смуглыми пальцами. — И это мы с тобой, Ки.

— Но ведь Лана, то есть моя госпожа, конечно же, вступится за нас? Олан весело улыбнулся.

— За тебя — может быть. За меня нет. С какой стати?

Йенси понял. Он не мог сказать Олану, что должен оставаться у Ланы, потому что это теперь его единственная надежда на возвращение домой. Однако даже эта надежда казалась тем призрачней, чем он больше об этом думал.

— Думаю, мне придется покинуть Буркхольм, — сказал Олан невесело, осушая свой мех.

— Обожди, — посоветовал Йенси. — Дай мне время до вечера.

Вечером он явился незваным в роскошную комнату за инкрустированной золотом дверью. Страж с орлиным лицом нехотя пропустил его. Лана лениво подняла взгляд.

— Ки! Как я удивлена. Я думала, ты уже бежал в горы.

Йенси разинул рот, будто какой-нибудь здоровяк вроде Бороза двинул его в солнечное сплетение.

— Я же не убивал всех этих типов с их псинами! — взвыл он.

— Неужели? — Лана изящно затянулась сигарой, выпустив пышную струю дыма. — Я объяснила все Тову Бурке и он смог уладить дело с Ровом Ранггой. Я знала, что ты пошел в город — Фузи славная девочка, хотя несколько недалекая — и должна признаться, что вовсе не думала тебя вновь здесь увидеть.

— Ах ты гнилая мелкая... — начал было Йенси.

Грудь Ланы поднялась и опала с силой, которая Йенси совсем не понравилась. Она ткнула в его сторону длинной сигарой.

— Ты всего лишь бедняга, заброшенный в чужом мире, Ки.

Нам с тобой было весело. Я не выдам тебя Тову Бурке. Но и не желаю, чтобы ты здесь впредь околачивался. Понятно?

— Когда-нибудь, Лана, мы с тобой еще встретимся. Быть может, тогда я докончу этот разговор, — Йенси подошел к шезлонгу, наклонился и разодрал на ней платье. Он стоял, глядя на ее роскошное нагое тело. — Следи за собой, дорогуша, — хрипло проговорил он. — Ты начинаешь толстеть. Йенси быстро вышел. Брошенная ему вслед сигара ударилась об инкрустированную дверь и осыпала ее дождем искр. Йенси направился прямо в оружейную, где снарядился с большим разбором. Он содрал с себя желтую рубашку служителя, нашел рубашку и штаны цвета хаки, прихватил запасные для Олана, еще раз все проверил, снял со стены меч и вышел. Ему пришлось оглушить двух стражников, которые поинтересовались, что это за... (далее следовало односложное ругательство) происходит. Из конюшни, находившейся под его комнатой, он вывел четырех первоклассных куорнов, одного оседлал, а остальных провел в поводу мимо пооткрывавших рты конюхов.

— Все нормально, — крикнул он им через плечо. — Госпожа об этом знает. Конечно же, она все знает. В «Загриде и Зеноше» он нашел Олана уже вспотевшим.

— Пошли, Ки. Я уж думал, ты никогда не придешь. Давай выбираться отсюда.

— Мне сдается, Тов Бурка, если он обязан тебе хоть какой-то верностью, не станет чинить этому так уж много препятствий.

Олан хмыкнул, наполовину убежденный.

— Должно быть, ты прав. Иначе меня бы давным-давно арестовали. Но мы непременно должны убраться до восхода. Выйдя из таверны, Олан направился к своему куорну. Йенси вскочил в седло и Олан присвистнул.

— Да у тебя целый караван, Ки. Откуда?..

— Прощальный дар; откуп; подарок довольного клиента. А теперь поехали. Вместе они покинули Буркхольм.

Чуть позже, когда они ехали в прохладной ночи, а обе луны уже стояли высоко в небе, Олан сказал:

— Я, по-моему, догадался, почему этот здоровенный злодей в черных доспехах перебил всех людей Рова Рангги, — он довольно хихикнул. — Не скажу, чтоб я против этого возражал...

— Так почему?

— Его зовут Вейн и он клиент Рова Рангги. Каким образом он этак вот неожиданно появился, я не знаю. Наверное, они все ждали на охоте в засаде, а потом все пошло наперекосяк. Йенси легко мог понять нежелание Олана признать то, что он видел своими глазами. Для него люди просто не могут появляться из ниоткуда. Он же не знает об Измерениях.

23
{"b":"2534","o":1}