ЛитМир - Электронная Библиотека

— Ну, двое из них спаслись. Так что Вейну придется кое-что объяснить.

— В этом-то, должно быть, все дело, — кивнул Олан. — Он переложил на нас вину.

Они ехали рысью в ночи, и Йенси предоставил Олану выбирать направление. Это его мир, и он лучше знает, какой путь теперь предпочтительней. Когда они оставят позади любое преследование, что, насколько Йенси понимал ситуацию, будет достаточно легко сделать, он собирался разыскать Вейна в замке Рова Рангги. Следовало получить ответы на кое-какие вопросы, и этому жестокому верзиле в черных доспехах ответы были известны.

Некоторое время они ехали молча, потом Йенси с деланной небрежностью спросил:

— Скажи, Олан, ты, кажется, не очень расстроен, что покидаешь Буркхольм? Я хочу сказать — это ведь, все-таки, твой дом.

Олан покачал головой.

— Это не дом для меня с тех пор, как похитили Олзари.

Мне кажется, сейчас у меня по-настоящему нет дома. Поэтому я так ценил свободную жизнь загонщика. У меня есть мой куорн, мой меч и моя свистулька. Этого достаточно.

— Значит, ты не возражал бы вовсе покинуть эти места?

— Не возражал бы. Да похоже, что все равно придется, возражаю я или нет.

— Золотые слова, — согласился Йенси, встряхивая поводьями.

Они ехали большую часть ночи — небыстро, щадя куорнов, но и не останавливаясь, пока, наконец, Олан перед рассветом не нашел укромную полянку в лесу, поодаль от проезжей дороги, где можно было привязать животных и подумать о еде. Костер они погасили, как только испекли на нем лепешки из мягкого теста. Усевшись поудбней и чувствуя, как уходит из души горечь, Йенси хотел еще попытать Олана об его чувствах. Но Олан закрыл глаза. Потом, открыв их, он сказал:

— Если ты в самом деле хочешь найти этого Вейна в замке Рова Рангги, значит ты или дурак, или идиот. Однако, поскольку я, видно, идиот не меньший, я к тебе, пожалуй, присоединюсь.

— Да не надо, Олан. Я просто...

— Хватит. Скажу тебе, однако, вот что. Про замок Рова Рангги и город Рангхольм поступали странные сообщения, которые, по-моему, связаны с диковинными предсказаниями знахарей. Я слыхал, как один человек рассказывал, будто он видел в Рангхольме человека с головой, сделанной из золота.

— Голова из золота? Да брось, Олан!

— Так он сказал. Человек в иноземном костюме и со сверкающей золотой головой.

— Кому другому рассказывай, — Йенси откинулся спиной на ствол дерева. — Если ты идешь со мной в Рангхольм, нам надо поделить оружие. У меня есть здесь, из чего выбрать, старина.

Олан кивнул.

— Такое оружие я видел в руках у охотников, у клиентов.

Мне и не снилось, что сам буду таким пользоваться.

— Я выбирал земное оружие, то есть, тьфу... ну, такое оружие, которое нам понятно, — Йенси сделал оговорку, но выкрутился и продолжил:

— Вот это «Марлин-444». Настоящая красотка. Стреляет пулями для «Магнума-44» с мягким концом, в оболочке, по 240 гран весом. Скорость 2400 футов в секунду. Не слишком быстро. Отличная тяжелая пуля, кости ломает, — Йенси вспомнил огромный «Уэстли Ричардс» Бороза и улыбнулся.

— Прекрасно! — воскликнул Олан, с энтузиазмом оттягивая затвор.

— И еще я прихватил пару дальнобойных — для начала. Вот это «Уэзерби Марк-5» с прикладом «Монтекарло». И с прицелом «Леопольд Х-4». И с подушечкой от отдачи «Пачмайр». Целая пушка, да и только.

Олан удивленно присвистнул.

— Да, — сказал Йенси с несколько преувеличенной воинственностью. — А вот старушка Каллипсия Кольтманн держит их в чулане вместе с бумерангами и метательными копьями.

— А вот это? — спросил Олан, не обращая внимания на последнее замечание Йенси. Он был занят делом, совершенно пропуская мимо ушей то, что говорил его не так давно обретенный товарищ, чем немало забавлял последнего. На сей раз он выбрал горизонтальную двустволку «Босс-12».

— Ну, надо же было прихватить дробовик, — ответил Йенси. — А самые лучшие из них — английские. Чуть не взял автозарядник «Браунинг», но ведь мы же в диких местах и... ну, неважно.

Не выдержав, Йенси засмеялся, глядя на Олана, озиравшего оружие, составляющее поистине крезово богатство для этого простого, необразованного человека.

— Рыжему Хакиму ведомо, что не бывает одного ружья, идеального во всех отношениях. Но мы же не можем таскать с собой «Харперз Ферри» и «Спрингфилды». Так что мне пришлось быстренько выбрать, что попалось под руку; я как раз торопился.

— А вот эти?

Улыбка Йенси сделалась еще шире.

— Пара молотилок может понадобиться, если мы встретимся с враждебно настроенными личностями, — с этими словами он похлопал по прикладу «Томсона». — Я же не знаю, во что мы можем ухитриться влипнуть.

Он показал Олану, как управляются с автоматом.

— Это для горяченьких ситуаций, Олан. Остальное все — просто развлечение.

Когда вечером они оседлали куорнов и приготовились ехать, Олан сказал:

— Так ты действительно собираешься в Рангхольм?

— Да.

Олан кивнул и втянул щеки. Борода его ощетинилась.

— Очень хорошо. Тогда с этой одеждой цвета хаки, которую ты принес, с куорнами и с таким количеством ружей мы вполне сможем сойти за клиентов. Не думаю, что кто-нибудь меня или тебя узнает. Мы же, в конце концов, были незначительными личностями — загонщик и оруженосец, — он задумчиво хлестнул куорна поводьями. — Главная проблема — деньги.

— Как всегда.

Они ехали дальше, направляясь к Рангхольму.

— Можем продать «Босс-12». За него дадут хорошую цену.

Сможем продержаться то время, какое нам нужно.

— Нужно для чего?

— Я должен поговорить с этим Вейном. Он знает кое-что, что я хочу выяснить. Я тебе все объясню, когда он объяснит это мне. Идет?

— В данное время, — со спокойной иронией сказал Олан, — у меня никаких других планов нет.

По мере того, как они продвигались на запад, характер местности изменялся. Пышная растительность редела, земля становилась суше и тверже.

— Мы сейчас проезжаем вдоль края диких земель, — заметил Олан. Теперь они были уже уверены, что никакие преследователи их не нагонят, и поэтому ехали днем, а спали ночью. — Когда мы встретили Охотников Рова Рангги, они уже забрались далеко-далеко. Я думаю, этот человек, за которым они охотились, должен быть просто исключительным, чтобы так долго держаться.

— Или еще что-нибудь им помешало, добавил Йенси. Он беспокоился из-за того, что слышал когда-то от девушек, Джорин и Зельды. Что-то насчет Джундагая и разведки в нем. Конечно, они ведь дали ему много информации. Они упоминали какую-то графиню, не так ли? Злую графиню? Ну, она ведь явилась из ниоткуда, чтобы спасти того бедолагу, так что сам Йенси к ней относился довольно благожелательно. Перелески сгустились и стали лесом, а на горизонте с юга начали подниматься горы. Олан с Йенси пробирались лесными долинами и прогалинами, оставив пустыню позади и к северу от себя. Наконец они выехали в прерию с отдельными купами деревьев и ленивыми реками, ярко блестящими под солнцем Джундагая. Олан глубоко вздохнул. Приподнялся в седле. И показал вперед.

Йенси кивнул.

— Вижу. Чертовски огромный замок на скале, а внизу город. Рангхольм?

— Да. Рангхольм.

— Помни, Олан. Как бы ненавистны ни были тебе эти люди, как бы ты ни стремился уничтожить их всех — мы играем роль клиентов. Мы должны вести себя любезно.

— Знаю. Это будет нелегко. Но я не сниму свою винтовку с предохранителя.

Йенси вспомнил об автоматах и вздохнул. Но если ему придется использовать эти автоматы против Охотников Рова Рангги, поколеблется ли он?

Он вспомнил о человеке, бегущем с окровавленными ступнями, вспомнил его отчаянное лицо, лай псов и кашель винтовок этих людей из Рангхольма и решил, что, может быть, этот набор образов придаст сил его пальцу на спусковом крючке. Они въехали в Рангхольм массивными каменными воротами под аркой, где скалились в гротескном веселье ряды резных каменных черепов.

Они выбрали для этого час перед самым приходом ночи. Им удалось найти таверну с конюшней для своих куорнов и, не выпив ни капли, они прошли в верхние комнаты. Револьверы они держали под рукой, дверь заперли на засов и отошли ко сну, уверенные в том, что прошли первое испытание в качестве простых клиентов Охотника Рова Рангги.

24
{"b":"2534","o":1}