ЛитМир - Электронная Библиотека

Черт! Ведь не могут же они... или могут?

Все они собрались тесной группой в тени уступа.

— Слушайте, — сказала Зельда, тщательно выбирая слова.

— Когда нас захватили эти дикари и матросы графини, мы узнали очень многое о том, что происходит сейчас между Измерениями. Когда мы пришли сюда, мы должны были подняться и опуститься. Вы помните мир с тремя оранжевыми лунами и запахом сандалового дерева?

Йенси кивнул. Олан промолчал.

— Это мир, откуда пришел Чернок. Это был Дуросторум, а насколько знает любой Проводник, Дуросторум — единственное измерение, которое можно назвать «концом цепочки». Из Дуросторума всегда возвращаешься только в те же Измерения, сгруппированные поблизости, из которых в него приходишь. Так вот. Я не могу сказать, куда ведут эти Врата — те, что находятся там, посреди воздуха...

— Ох, Зельда! — простонала Джорин. — Мне тоже показалась, будто я там что-то обнаружила. Но ведь не можешь же ты... не можем же мы... придется же прямо в воздух прыгать! Если мы не попадем во Врата...

— Тогда мы разобьемся о землю.

— А если мы пройдем, то куда...

— Не знаю! — голос Зельды сделался хриплым от раздражения. — Но или мы схватимся за этот шанс — или попадем в руки Рова Рангги, где уже никаких шансов не будет! Йенси поглядел через край укреплений и сглотнул. Падать вниз было далеко. Он не питал пристрастия к прыжкам вслепую.

— Нет ли какого-нибудь другого?.. — начал было он.

— Нет! — сердито бросила Зельда.

Послышался грозный топот сапог по камню. Зазвенел металл. Плясали и вспыхивали огни. Разносились крики и вопли, частое стаккато выстрелов прорезало ночь.

— Ответ за тобой, Ки!

Йенси поддернул на себе оружие. Легонько стиснул бицепс Олана.

— Ничего не поделаешь, старина. Придется тебе вместе с нами. Сейчас спрыгнем все вместе и вместе перейдем.

— Перейдем? — переспросил Олан. — Просто прыгнем туда, навстречу смерти?

— Нет, нет! Вот увидишь. Зельда! Джорин! Давайте приступим, пока у меня еще осталось храбрости хоть с наперсток. Я просто не смогу это сделать, если мы еще промедлим.

— Я тоже! — прошептала Джорин немеющими губами.

Они обхватили друг друга руками. Потом, как единое целое, забросили ноги на каменный парапет, нагнулись — и прыгнули.

Они падали все вместе, одновременно кувыркаясь, сквозь ночной ветер, падали сквозь пространство, глядя, как вокруг них переворачивается мир, странный мир Охотников Джундагая. Падали, крутились, вращались, стиснув друг друга в последнем объятии, как утопающие.

Тошнотворный страх застрял у Йенси в глотке. И тут же на него обрушилось странное явление, часто характерное для падения между Измерениями. Это было, как будто мчаться вниз головой по спиральным пролетам Эйфелевой Башни. При этом человек смеется, не в силах себя остановить. Поэтому Йенси в своем вращательном падении между мирами начал смеяться. И Олан смеялся тоже, и Зельда, и Джорин, все они смеялись ликующим смехом, кувыркаясь в зазоре между плоскостей бытия и прекрасно зная, что они могут возникнуть в новом мире навеки замурованными в толщу земли, или упасть и разбиться о твердую поверхность, или угодить очертя голову в любую из миллионов возможных опасностей.

Яркое солнечное сияние ударило им прямо в глаза. Смех Олана оборвался булькающим звуком, выражавшим полнейшее недоверие своим глазам.

Они упали с высоты, может быть, футов пяти и погрузились в теплую пресную воду. Задыхаясь и отплевываясь, они вынырнули на поверхность. Широкая тень заслонила над ними солнце.

Веселый голос пропел:

— Эй, там, в воде! Похоже на то, что мы опоздали. Шарик улетел!

Проморгавшись от воды, Йенси увидел аккуратный зеленый катамаран, наплывающий на них, развернув паруса, тарахтя мотором и разрезая корпусами пенящуюся воду. Йенси выплюнул воду и чьи-то сильные руки помогли ему перелезть через борт. Некоторое время он лежал, совершенно выжатый, распростершись на своей коллекции оружия, и с вялым любопытством рассматривая странное приспособление, установленное над центральной перемычкой катамарана.

— Да говорю вам! Борода, конечно, и все такое, но разве вы не видите?..

Другой голос — девичий, смешливый и приятный:

— Конечно, он! До чего интересно. А насколько он по-другому выглядит, весь такой загорелый, свирепый и бородой оброс. Но это Ки Йенси, точно.

— Клянусь Маком Черным! Раз уж он здесь — значит, он не какая-нибудь размазня, кормежка для грифов. Настоящий путешественник в Измерениях!

— Ах, ты, здоровенный фигляр! — взревел еще один веселый голос. — Все ведь должны с чего-то начинать, не так, что ли!

Самый первый голос, веселый и вежливый, произнес:

— Вы нас направили тогда в неверное Измерение, той ночью, в нью-йоркском переулке. Потом мы все выяснили. Те, другие, должно быть, прошли в примыкающие к этим Врата — вы, очевидно, в то время не могли вспомнить точное место...

— И неудивительно! — со смехом сказала Сара.

Ки Йенси устало сел, роняя капли воды на снежно белую палубу. Олан таращился на всех так, словно из злого царства Фазжа вышел вдруг Куанчи во всей своей славе и величии. Зельда и Джорин пытались расправить облепившую тела материю своих платьев, что отнюдь не делало их соблазнительные изгибы менее явственными.

— Там, в Джундагае, уже все кончено, — твердо сказал Йенси. Он кивнул в сторону приспособления, похожего на длинный кран, установленный на треножнике. — Если вы надеялись с помощью этого добраться до укреплений Рова Рангги через Врата, можете забыть эту затею.

— Но...

— Ребята графини сделали то, зачем приходили.

— Значит, они забрали их?

— Что бы это такое ни было — да.

Этого замечательно крепкого и атлетически сложенного человека в очках без оправы звали Боб Престайн. Да, Йенси вспомнил. А девушку — Сара. Теперь на палубе было целых три сногсшибательных красотки. Человек великанского роста и с секирой — это Оффа. А тот, что пониже — Йенси отлично помнил этот живой заряд динамита, которому никак не годилось слово «маленький» — Фезий. Йенси догадался, что они здесь делают, и не было ни малейшего шанса, что ошибся. Престайн начал расстегивать свой пояс, с которого свисал набор самого разнообразного смертоносного оружия.

— Дэйв будет разочарован. Если графиня получила свои ВЖП, значит, один — ноль в ее пользу. — Престайн задумчиво покачивал поясом, держа его в одном кулаке, потом вдруг рассмеялся. — Однако мы живы и сможем сразиться с ней в другой раз. Похоже, что вы были бы непрочь выпить, мистер Йенси. А эти юные леди — им, я полагаю, не мешает переодеться. Что до вашего друга-варвара...

— Обращайтесь с Оланом помягче, — бросил Йенси. — Мы должны все ему объяснить. Где мы хотя бы?

— Кверкветиан. Довольно большое внутреннее озеро, один два дружелюбных любящих рыбу народа и целая прорва совершенно недружелюбных и не любящих рыбу чудовищ.

— Так вот, Олан не знает об Измерениях.

— Но выто знаете, а, мистер Йенси?

— Золотые слова.

— Мы ему объясним. А потом постараемся доставить вас всех домой.

— В Эттор, — сказала Зельда.

— В Кивастрию, — сказала Джорин.

— А Олана? — спросила Сара, улыбаясь.

Пальцы ее левой руки сплелись с пальцами Фезия, возвышавшегося над ней менее, чем на дюйм. Йенси вспомнил, что забыл про свою недостающую четверть дюйма. Теперь это было неважно...

Олан покачал головой, выжимая воду из бороды.

— Мне все равно. Пока я могу сражаться рядом с Ки и пользоваться оружием Том-сына.

Фезий и Оффа слегка нахмурились и Оффа потрогал свою секиру, а Фезий похлопал по Миротворцу в ножнах, висевших у него на боку. Олан заметил это и понял. Он тоже похлопал по своему мечу.

— Я уже был свидетелем столкновения двух культур, по выражению Йенси, у себя дома, в Джундагае. Полагаю, что знаю, какую выбрать.

Когда они спустились вниз, чтобы выпить и сменить одежду, в атмосфере смеха и крепнущей дружбы, Престайн заметил Йенси:

29
{"b":"2534","o":1}