ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да, — согласилась Зельда. Она потянула за спусковой крючок, ее пистолет ответил щелчком и Йенси, выпуская девятнадцатую пулю, понял, что пора отступать.

— У них только вилы да палки, — заметил он. — А не вот ЭТО!

Йенси был мокрым и разгоряченным. Серебристая ткань смялась в его руке, когда он потянулся к Зельде. Джорин ухватилась за Йенси. Прижавшись друг к другу, они перенеслись сквозь пространство, разделявшее измерения. Тошнота пронзила Йенси внутренности, и вновь раннее утреннее солнце Недородовки излило на них свои водянистые лучи. Они стояли на валунах площади, рядом с деревенским насосом. Обитатели деревни убегали прочь.

— Мы смылись — и они смылись, — хрюкнул Йенси.

— Но они вернутся, — возразила Джорин. — Я этих деревенских знаю. Надо бежать!

— Аминь, — согласился Йенси и бросился в конец деревенской улицы, туда, где она исчезала между двумя покосившимися домишками, чтобы вновь появиться чуть дальше в виде извилистой дороги, уходившей к невысоким холмам, обрамлявшим горизонт.

— Я не чувствую в той стороне никаких Врат! — крикнула Зельда.

— Врата! — взвыл Йенси. — Я бы хотел, чтобы между мной и этими... этими тварями хонши пролегло как можно более значительное расстояние. Не доверяю я этому шнырянью между мирами.

Джорин издала было сердитое восклицание, но Зельда хихикнула.

— Ну ладно, лопушок. Я думаю, на этот раз ты прав.

Гнилое яблоко вылетело из полутемного прохода и расплющилось о голову Джорин. Она быстро повернулась с побелевшим лицом и стояла так, в нерешительности. Потом, когда в дверях задвигалась неясная тень, Джорин подняла свой пистолет, прицелилась и...

И Зельда толчком заставила ее опустить оружие.

— Нет, Джорин. Это простые люди. Не то, что хонши.

Пусть живут.

Джорин пробормотала что-то себе под нос, но послушно припустила рысцой на край площади. Йенси, качая головой, последовал за ней. Что такое с Зельдой? На самом деле она грубая, крутая, не знающая сомнений и колебаний воительница, или же ей, как всем, ведомы человеческие эмоции? Йенси вспомнил, как она извивалась на конце блестящей цепочки и решил перефразировать свой вопрос. Обитатели деревни осторожненько собирались на краю линии домов и смотрели в нерешительном молчании, как трое идут по грязной дороге в направлении холмов. Потом, стоило первому взгорочку скрыть их из виду, старец в халате потряс клюкой и прокричал:

— Подождите, вот услышит об этом король Фроркс!

Йенси крикнул в ответ, куда может пойти король Фроркс. Ни одна из девушек не подумала покраснеть. Обе были согласны.

На ходу Йенси задумчиво перезарядил ружье. У него оставалась сотня «коротышек», а поскольку он любил эксперименты, при нем была еще упаковка длинных и упаковка Длинных Винтовочных. Желая иметь как можно больше выстрелов в запасе без перезарядки, Йенси вновь заполнил магазин двумя десятками «коротышек». Перезаряжать трубчатый магазин — дело довольно хитрое. Если бы им пришлось прорываться здесь с боем, пришлось бы ему взмолиться о коробчатом магазине, который можно просто пришлепнуть, дернуть затвор и все готово.

— Славненькое ружьишко, — сказала Джорин. — Но всего лишь игрушка. Я видела, что она делала с хонши. И если тебе каждый раз понадобится столько времени на перезарядку, ты попадешь в переплет, если мы снова угодим в какой-нибудь...

— Она хихикнула. — Да, клянусь кривой ногой Брата Корже!

Йенси знал, что у него нет права спорить. Он видел, как умело она управлялась с сорок пятым и знал, что эта девушка разбирается в огнестрельном оружии. Ну что ж, приятно было узнать о ней хоть что-то. Он сохранил брезентовый чехол и начал было заворачивать винтовку, решив, что вычистит потом, но Зельда остановила его.

— Нет, Ки. Она может пригодиться здесь.

Она проделала что-то быстрое и решительное со своим платьем и вытянула длинный кусок зеленой шелковой ленты. Заинтригованный, Йенси обвязал ленту вокруг ствола и приклада и сумел таким образом закинуть винтовку за левое плечо. Боеприпасы он рассовал по карманам пальто, которое очень скоро вынужден был скинуть и нести, перебросив через другое плечо. Солнце пригревало. Они шагали вперед по грязной дороге. Вот он — идет по грязной дороге неизвестно куда, в мире, о существовании которого не знал несколько часов назад, пьяный от усталости и все-таки бредущий вместе с двумя потрясными крошками, тела которых облеплены обрывками одежды. Э, парень — а ведь по такому-то вы с Роки и сходили с ума!

— А не лучше ли и вам перезарядить оружие? — заметил он.

Зельда не улыбнулась.

— Я это уже сделала, Ки. А ты, Джорин?

Джорин поспешно ответила:

— Нет... ох, я забыла!

Йенси не заметил, как Зельда перезаряжала пистолет. Она специалистка, это точно. Джорин неуклюже возилась со своим оружием, умудрившись уронить пару пуль, потом подобрать их и вложить в верхнюю часть магазина. Зельда нахмурилась.

— Нет, нет, Джорин! К ним пристали кусочки грязи, их заклинит — дай-ка мне!

Глядя на плоские автоматические пистолеты, Йенси не смог опознать их системы, и это было довольно странно, даже если он и не был таким спецом по оружию, как хотел бы. На ходу они бессвязно переговаривались, припоминая обрывки старых разговоров, лопающиеся пузырьки словесной пены; усталость почти полностью лишала их разговоры смысла. Когда они заметили дремлющую в солнечных лучах рощу, Зельда подытожила:

— Здесь мы отдохнем. В лесу спутаем след. Забросаем листьями. Надо же нагулять аппетит, прежде чем мы найдем пищу.

— Да уж, — мрачно ответил Йенси, голодный, как волк. — Пожалуй что.

— Но что, если, — возразила Джорин, оглядываясь, — что, если крестьяне или еще кто-нибудь погонятся за нами?

— Я их услышу, — ответила Зельда, разбрасывая ломкие сучья вокруг найденной ими берлоги между корнями дерева. Пригнув ветки, они устроили себе почти что шалаш. Ни единой мысли о сексе, по крайней мере, ни единой, которая что-либо значила бы в тот момент, не пришло в голову Йенси, когда он улегся и почти тотчас уснул. Проснулся он, когда солнце как раз собиралось опуститься за горизонт. Все тело одеревенело, болело и саднило, а в желудке ощущалась пустота размером с большой зал Центрального Вокзала. Он застонал.

— Вот, — сказала Зельда, приближаясь к нему. Она бросила ему нечто, выглядевшее точь-в-точь, как куриная ножка, аппетитно поджаристая, а уж благоухающая просто немыслимо. — Ешь. Через полчаса выступаем.

— Э? — пробормотал Йенси, приподнимаясь на локте. Он погрузил зубы в ножку, и хотя мясо оказалось все-таки не курятиной, вкус был божественным.

— Вода вон в том листе, — продолжала Зельда. — Джорин сейчас моется в ручье. Твоя очередь последняя. Я уже готова.

— Ну, — сказал Йенси сам себе, — этого и следовало ожидать, не так ли?

Эта Зельда — поистине крепкий орешек. После того, как Йенси умылся, поел и напился и непосредственно перед тем, как тронуться в путь, они держали военный совет. Йенси, как младшего по званию, демонстративно игнорировали.

— Ясно, что мы не можем возвращаться в Мирциний через эти врата в Недородовке, — сказала Зельда своим твердым, спокойным голосом. — Труги и хонши перекроют там все пути. Так как эти два тупых академика попытались предать ее — словно в их силах обмануть эту суку! — она будет в такой злобе, что проулыбается двадцать четыре часа в сутки.

Ки Йенси задал умный вопрос:

— Спать, значит, не будет?

Зельда окатила его ледяным взглядом.

— В моем мире день и ночь продолжаются тридцать два часа. А теперь будь так любезен, Ки, заткни свой глупый рот, ладно?

Несмотря на прямой приказ, челюсть у Йенси осталась отвисшей. Конечно, это было очевидно, но он как-то до сих пор не сознавал этого с такой ясностью...

— Так вы не с Земли? Не с моей Земли?

— Да не строй из себя дитя, дружок. С какой стати?

— Да, пожалуй, что так. И все-таки. Жалко.

Джорин хихикнула.

Йенси почувствовал, что непрочь завалить ее и показать ей кой-чего. Но на глазах у Зельды он никак не мог на такое решиться.

7
{"b":"2534","o":1}