ЛитМир - Электронная Библиотека

— Вю[6], — заметила Солнышко, что означало «Да, помню».

— Когда мы доберемся до тюрьмы, — продолжал Клаус, то постараемся, чтобы Жаку дали слово. И после того, как он все про себя расскажет, мы рассыпемся в толпе и начнем кричать, например, «Я ему верю!» и «Правильно, правильно!». Тогда согласно законам психологии толпы все присутствующие потребуют освободить Жака.

— Думаешь, у нас получится? — усомнилась Вайолет.

— Конечно, я предпочел бы провести предварительное испытание, как тебе хотелось бы испытать автономный летучий дом.

Но времени на это нет. А ты, Солнышко, что тебе удалось выяснить ночью под деревом?

Солнышко раскрыла ладошку и показала клочок бумаги.

— Рифма! — с торжеством выкрикнула она, и старшие придвинулись ближе, чтобы прочесть стихи.

А если хотите быстрей нас избавить от бед,
Найдите в начальных словах долгожданный ответ.

Молодец, Солнышко, — похвалила ее Вайолет. — Это, безусловно, еще одно двустишие Айседоры Квегмайр.

— И оно отсылает нас в начало, — добавил Клаус. — Тут написано: «Найдите в начальных словах».

— Но почему Айседора отсылает нас к начальным словам? — Вайолет задумалась. — Она имеет в виду начальное слово в каждой строке?

— Возможно, — согласился Клаус. — Но слово «начальный» имеет также значение «первый». Мне кажется, Айседора хочет привлечь наше внимание к самой первой строке.

— Но мы и так знаем, что их похитили из-за драгоценных камней, — возразила Вайолет. — Квегмайрам незачем нам об этом сообщать специально. Давайте лучше прочтем все двустишия подряд. Может, тогда перед нами возникнет полная картина.

Вайолет достала из кармана первые два стихотворения, и все трое прочли:

Фамильные камни — причина ужасного плена.
Однако друзья нас найдут и спасут непременно.
Невольно молчим мы и ждем, чтоб рассвет наступил.
Тоскливый безмолвствует клюв в ожидании крыл.
А если хотите быстрей нас избавить от бед,
Найдите в начальных словах долгожданный ответ.

Все-таки самое непонятное тут про клюв, — заметил Клаус.

— Лейкофриз! — выговорила Солнышко, что приблизительно значило «По-моему, я могу объяснить — стихи доставляют вороны».

— Как это? — удивилась Вайолет.

— Лойдиа! — ответила Солнышко, желая сказать «Я совершенно уверена, что ночью к дереву никто не подходил, но на рассвете записка упала сверху».

— Я слыхал про почтовых голубей, — сказал Клаус. — Они переносят письма, и это их профессия. Но мне не приходилось слышать про почтовых ворон.

— А может, они не знают, что служат почтальонами, — предположила Вайолет. — Квегмайры каким-то образом прикрепляют к ним записки, прячут им в перья или суют в клюв, а когда вороны засыпают на Дереве Невермор, стихи выпадают на землю. Ясно, что тройняшки где-то в городе. Но где?

— Ко! — крикнула Солнышко, показывая на стихи.

— Солнышко права, — возбужденно воскликнул Клаус. — Тут говорится: «… и ждем, чтоб рассвет наступил». То есть они отдают записки воронам утром, когда те располагаются в дальнем районе.

— Вот еще один повод идти туда, — сказала Вайолет. — Мы можем спасти Жака и поискать Квегмайров. Солнышко, без тебя мы бы не знали, где искать Квегмайров.

— Хассерин, — ответила Солнышко, что означало «А без тебя, Клаус, мы бы не знали, как спасти Жака».

— А без тебя, Вайолет, — сказал Клаус, — у нас не появился бы шанс вырваться из этого города.

— Но если так и стоять дальше, — заключила Вайолет, — мы никого не спасем. Пошли разбудим Гектора и отправимся в город. Совет Старейшин собирался сжигать Жака сразу после завтрака.

— Ийкс! — произнесла Солнышко, желая сказать «Да, времени у нас в обрез».

Поэтому Бодлеры, не тратя времени зря, пошли в сарай, через гекторовскую библиотеку, такую обширную, что сестры и представить себе не могли, как удалось Клаусу отыскать среди всех бесконечных полок, заставленных книгами, что-то полезное. Одни полки были такой высоты, что дотянуться до самых верхних можно было, только приставив лестницу, а другие — такие низкие, что прочесть заглавие можно было, только распластавшись на полу. Одни книги были на вид такие тяжелые, что, казалось, поднять их невозможно, но зато другие были на вид такие легкие, что удивительно, как они не слетали с полок. Имелись тут и книги такие скучные на вид, что сестры не могли себе представить, чтобы кто-то взялся их читать. Но именно эти книги все еще лежали высокими стопками на столе, где их всю ночь напролет изучал Клаус. Вайолет и Солнышку хотелось тут задержаться и тоже полистать их, но они сознавали, что времени у них мало.

За последней полкой находилась изобретательская мастерская Гектора, и Клаус с Солнышком впервые увидели автономный летучий дом — поистине фантастическое изобретение. Весь угол занимали двенадцать огромных корзин, каждая величиной с небольшую комнату, соединенные всевозможными трубами, трубками и проводами, а вокруг корзин громоздились бесконечные металлические канистры, деревянные решетки, стеклянные кувшины, бумажные мешки, пластмассовые контейнеры, мотки шпагата, а также множество больших механических устройств с кнопками, выключателями и зубчатыми шестеренками и там же куча огромных сплющенных шаров, из которых выпущен воз-дух. Автономный летучий дом был таким же громадным и таким же сложным, каким в представлении младших Бодлеров был изобретательный мозг Вайолет. Каждая деталь летучего дома казалась до то-го интересной, что у Клауса и Солнышка глаза разбежались. Но Бодлеры знали, что времени у них в обрез, поэтому, вместо того чтобы пускаться в объяснения, Вайолет подошла к одной из корзин и Клаус с Солнышком с удивлением увидели там постель, а в постели — спящего Гектора.

— Доброе утро, — сказал мастер, когда Вайолет легонько потрясла его за плечо.

— Утро действительно доброе, — отозвалась она. — Мы обнаружили разные удивительные вещи. Но мы расскажем вам все по дороге, когда пойдем в дальний квартал.

— В дальний? — переспросил Гектор, выбираясь из корзины. — Но ведь вороны сейчас именно там. Мы же выполняем по утрам задания в центре, вы забыли?

— Сегодня утром мы не выполняем никаких заданий, — отрезал Клаус. — И это не требует объяснения.

Гектор зевнул, потянулся и протер глаза. После чего улыбнулся детям.

— Пли! — сказал он, что в данном случае означало «Давайте рассказывайте, в чем дело».

Дети повели Гектора через мастерскую и тайную библиотеку к выходу и подождали снаружи, пока он запирал сарай. Как только компания двинулась по плоской равнине к городу, бодлеровские сироты приступили к рассказу. Вайолет рассказала Гектору об исправлениях, которые внесла в его изобретение. Клаус рассказал о тех сведениях, которые почерпнул в гекторовской библиотеке, а Солнышко, с некоторой помощью брата и сестры, переводивших ее слова, рассказала о своем открытии, а именно: как доставляются стихи Айседоры. К тому моменту когда Бодлеры развернули последний из полученных ими клочков бумаги и показали Гектору третье двустишие, они как раз достигли оккупированной воронами окраины Г.П.В.

— Выходит, Квегмайры где-то в дальнем районе? — проговорил Гектор. — Но где?

— Не знаю, — призналась Вайолет. — Но сперва надо попытаться спасти Жака. Где находится тюрьма?

— По ту сторону Птичьего Фонтана, — ответил Гектор. — Впрочем, дальнейших указаний нам, кажется, не потребуется. Посмотрите, что там делается.

Дети посмотрели и увидели, что впереди, примерно в квартале от них, идет толпа горожан с зажженными факелами.

— Должно быть, завтрак закончился, — заметил Клаус. — Идем скорее.

Бодлеры спешили, как могли, с трудом пробираясь между воронами, сидевшими прямо на земле. Гектор робко плелся сзади. Вскоре они завернули за угол и увидели Птичий Фонтан, вернее, с трудом разглядели его: он был облеплен воронами, вороны плескались в воде и били крыльями, принимая утреннюю ванну и целиком скрывая собой безобразный металлический символ города. По другую сторону площади виднелось здание с решетками на окнах. Горожане с факелами в руках собрались перед дверью, образуя полукруг. Отовсюду стекались все новые группы горожан, и дети заметили несколько вороноподобных шляп. Члены Совета Старейшин собрались вокруг миссис Морроу и слушали, как она им что-то втолковывает.

вернуться

6

Сникет имеет в виду широко употребляемое выражение «дежа вю» — «уже виденное» (от фр. Vu).

16
{"b":"25349","o":1}