ЛитМир - Электронная Библиотека

— Капитан Люсиана, — подал голос один из Старейшин, стоящий в толпе, — я не думаю, что вы имеете право нарушать правило, когда ловите тех, кто нарушает правила. Это лишено смысла.

— Правильно, правильно! — крикнул горожанин с другого фланга. — Почему бы вам не убрать гарпунное ружье? А после этого мы бы пошли в ратушу и устроили собрание Совета.

— Устраивать собрания неэтично! — послышался голос. Раздался грохот, как будто надвигалась еще одна громадная ягода, толпа расступилась, и сквозь толпу проехал Детектив Дюпен на мотоцикле, тоже лазурном под цвет пиджака. На лице его, наполовину закрытом темными очками, виднелась торжествующая улыбка, его голая грудь раздувалась от гордости.

— Как?! Детектив Дюпен тоже использует механическое устройство? — изумился Старейшина. — Не можем ведь мы сжигать на костре всех подряд.

— Дюпен не гражданин Г.П.В., — возразил другой Старейшина, — значит, он не нарушает правило номер шестьдесят семь.

— Но он едет прямо на людей, — сказал мистер Леско, — и он без шлема. Не очень-то он благоразумно себя ведет, точно могу сказать.

Детектив Дюпен пропустил мимо ушей возмущенное замечание мистера Леско относительно неправильной езды на мотоцикле и затормозил рядом с Капитаном Люсианой.

— Неэтично опаздывать. — Он щелкнул пальцами. — Но я покупал сегодняшний выпуск «Дейли пунктилио».

— Ваше дело не газеты покупать, — сказал один из Старейшин, неодобрительно тряся вороньей шляпой. — Ваше дело — ловить преступников.

— Правильно, правильно! — послышались голоса. В целом решительности у толпы явно поубавилось. Все-таки трудно быть разъяренным в течение всей второй половины дня. По мере того как ситуация усложнялась, жители Г.П.В. несколько растеряли свою кровожадность. Кое-кто даже опустил тяжелый факел, устав держать его все время кверху.

Но Детектив Дюпен не обратил внимания на такую перемену в настроении толпы.

— Оставьте меня в покое, болван в вороньей шляпе, — сказал он Старейшине и щелкнул пальцами. — А вот стрелять этично, Капитан Люсиана.

— Еще бы, — отозвалась Люсиана и задрала голову кверху, чтобы снова прицелиться. Однако автономный летучий дом был уже не одинок в небе. Из-за всей суматохи никто не заметил, что день подошел к концу, вороны Г.П.В. покинули центр и начали описывать круги перед тем, как отправиться ночевать на Дерево Невермор.

Вороны все прибывали, за несколько секунд небо закрыли тысячи и тысячи черных бормочущих птиц. Капитан Люсиана уже не видела Гектора и его изобретение. Гектор не видел Бодлеров. А Бодлеры Не видели вообще ничего. Веревочная лестница оказалась как раз на пути мигрирующих ворон, и дети попали в плотное окружение ворон Г.П.В. Птицы задевали их крыльями, перья запутывались в веревочной лестнице, и троице оставалось только держаться за лестницу как можно крепче.

— Бодлеры! — позвал их сверху Гектор. — Держитесь как можно крепче! Я собираюсь подняться еще выше, чтобы оказаться над воронами.

— Нет! — выкрикнула Солнышко, желая сказать нечто вроде «Не уверена, что это разумно, нам не уцелеть, если мы упадем с такой высоты».

Но Гектор не расслышал ее из-за нового щелк и вж-ж-ж! Бодлеры ощутили, что лестница резко дернулась, а потом закрутилась в густом от ворон воздухе с головокружительной быстротой. Тройняшки Квегмайры выглянули из корзины управления и сквозь толпу мигрирующих ворон заметили, что дело приобретает очень скверный оборот.

— Гарпун угодил в лестницу! — в отчаянии крикнула сверху Айседора своим друзьям. — Веревка разматывается!

И так оно и было. Поскольку вороны уже рассаживались по ветвям Дерева Невермор, небо над Бодлерами немного прояснилось, и они смогли разглядеть верхушку лестницы. В одной их толстых веревочных прядей они со страхом увидели торчащий гарпун, и в этом месте веревка медленно расплеталась. Это напомнило Вайолет, как, будучи совсем ребенком, она упросила маму заплести ей волосы в косы, чтобы походить на знаменитого изобретателя, чья фотография попалась ей в каком-то журнале. Несмотря на все материнские усилия, косы не желали сохранять свою форму и расплетались, как только их завязывали на концах лентами. Пряди волос медленно выкручивались из заплетенной косы, как сейчас выкручивались пряди веревки из веревочной лестницы.

— Лезьте скорей! — завопил Дункан. — Скорей!

— Нет, — тихим голосом сказала Вайолет, и повторила это слово еще раз, чтобы брат с сестрой расслышали ее. Все больше и больше ворон громоздились на дереве, и ничто не мешало Клаусу с Солнышком разглядеть хмурое лицо с отчаянием глядевшей на них Вайолет. — Нет. — Старшая из Бодлеров бросила еще один взгляд на разматывающуюся веревку и поняла, что им не долезть до корзины гекторовского автономного летучего дома. Это было так же невозможно, как пытаться заплести ей косы. — Ничего не выйдет. Если мы полезем дальше, мы скоро упадем и разобьемся насмерть. Остается спуститься вниз.

— Но… — начал было Клаус.

— Нет, — повторила Вайолет, и по щеке у нее скатилась слеза. — Ничего не выйдет, Клаус.

— Иойл! — выкрикнула Солнышко.

— Нет, — еще раз сказала Вайолет и посмотрела младшим Бодлерам прямо в глаза.

На миг все трое испытали чувство разочарования и отчаяния от того, что не могли присоединиться к своим друзьям, а потом начали спускаться по раскручивающейся лестнице сквозь полчища ворон, летящих в сторону Дерева Невермор. Когда Бодлеры спустились вниз на девять ступенек, веревка окончательно расплелась и дети приземлились на плоскую равнину несчастные, но невредимые.

— Гектор, опускайте ваше изобретение вниз! — крикнула Айседора. Снизу голос ее был едва слышен. — Мы с Дунканом перегнемся за борт и устроим живую лестницу. Еще есть время поднять Бодлеров!

— Не могу, — печально ответил Гектор, глядя вниз на Бодлеров, которые как раз поднялись на ноги и выпутывались из свалившихся веревок, а к ним, хлопая пластиковыми подошвами, уже шагал Детектив Дюпен. — Корабль не рассчитан на посадку.

— Должен же быть какой-то выход! — закричал Дункан.

Но автономный летучий дом как раз сделал рывок вверх.

— Мы можем залезть на Дерево Невермор, — предложил Клаус, — и с верхних веток запрыгнуть в корзину управления.

Вайолет покачала головой.

— Большая часть Дерева уже закрыта воронами, — возразила она, — да и летучий дом летит слишком высоко. — Она подняла лицо кверху и приставила ко рту ладони рупором, чтобы ее услышали друзья там, наверху. — Сейчас нам до вас не добраться! — крикнула она. — Мы постараемся догнать вас позже!

До них долетел голос Айседоры, такой тихий, что они еле расслышали ее слова из-за бормотанья устраивавшихся на ночлег ворон.

— Как вы сможете догнать нас позже? Мы уже высоко.

— Не знаю! — ответила Вайолет. — Но, обещаю, мы найдем способ!

— А пока получайте вот это! — крикнул сверху Дункан, и Бодлеры разглядели в руках у тройняшек их записные книжки, которые брат с сестрой высунули за борт. — Здесь все, что мы узнали про злодейский план Графа Олафа, и про тайну букв Г.П.В. и про убийство Жака Сникета. — И без того еле слышный голос Дункана задрожал, и Бодлеры поняли, что друг их плачет. — Это самое большее, что мы можем сделать!

— Подберите книжки, Бодлеры! — закричала Айседора. — Может, когда-нибудь встретимся!

Тройняшки Квегмайры бросили за борт записные книжки и крикнули Бодлерам: «До свидания!», но их прощальный возглас заглушили новое щелк! и новое вж-ж-ж! — это Капитан Люсиана выстрелила четвертым гарпуном. И с сожалением должен сказать, что долгая практика принесла свои плоды: гарпун попал именно туда, куда Люсиана и метила: острый гарпун, просвистев в воздухе, пронзил даже не одну, а обе записные книжки насквозь. Послышался громкий треск рвущихся обложек, и по воздуху разлетелись белые листки. Они заметались во все стороны, куда их с шуршанием отбрасывали крылья летящих ворон. Квегмайры издали отчаянный вопль и попытались крикнуть напоследок что-то важное, но гекторовский автономный летучий дом уже поднялся на такую высоту, что до Бодлеров донеслось только слабое «волонтер…», а затем летучий дом взмыл еще выше, и больше сироты уже ничего не слышали.

26
{"b":"25349","o":1}