ЛитМир - Электронная Библиотека

Клаус кивнул в знак согласия.

— Кроме того, — сказал он, — Паршивая Тропа совсем недалеко от города, так что он, наверное, пропах хреном. А вот городок, о котором я никогда не слыхал: Офелия.

— Нет, нет, — остановил его мистер По. — Я не позволю вам жить в городе, где находится банк Офелия. Он относится к числу наименее уважаемых мною банков, я не желаю проходить мимо него, когда придется навещать вас.

— Заунс! — выкрикнула Солнышко, что значило «Какая нелепость!», но Клаус толкнул ее локтем и указал на следующий в списке город, и Солнышко мгновенно запела по-другому, а именно: выпалила «Гаунс!», то есть «Давайте поселимся тут!».

— Именно гаунс, — подтвердил Клаус и показал Вайолет на то, что они только что обсуждали с Солнышком. Вайолет открыла от изумления рот, и все трое уставились друг на друга. И опять они ощутили мелкую, мелкую дрожь в жёлудке. Но на этот раз она носила не столько нервный, сколько оптимистический характер. У них возникла надежда, что, возможно, последний телефонный звонок и в самом деле разрешил все их проблемы и то, что они прочитали в брошюре, окажется важнее того, чего они не прочли в газете. Ибо в конце списка городов после Полтривилля, после Тедиа и Офелии стояло нечто самое важное, важнее всего, что они прочитали за целое утро. Затейливым шрифтом на последней странице брошюры, которую им дал мистер По, стояло — Г.П.В.

Глава вторая

Когда едешь автобусом, всегда бывает очень трудно решить, где лучше сесть — у окна, у прохода или на среднее сиденье. Если сесть у прохода, выгода заключается в возможности свободно вытянуть ноги, но тогда невыгода заключается в том, что мимо вас ходят люди и могут нечаянно отдавить вам пальцы ног или чем-нибудь облить. Если сесть у окна, можно вволю любоваться пейзажем, зато, к сожалению, видно, как погибают насекомые, ударяясь о стекло. Если же сесть посередине, то вы не получите ни одного преимущества, зато получите дополнительное неудобство: соседи, заснув, наваливаются на вас с обеих сторон. Вот почему лучше всего нанять лимузин или взять напрокат ослика, а не ехать автобусом к месту своего назначения.

Однако у бодлеровских сирот не было денег, чтобы нанять лимузин, а на ослике они добирались бы до Г.П.В. несколько недель, вот почему к новому месту жительства им пришлось ехать автобусом. Дети думали, что мистера По придется долго уговаривать согласиться на Г.П.В. в качестве их опекуна, но в ту минуту, как они увидели три знакомые буквы, зазвонил один из телефонов; и когда мистер По закончил разговаривать, у него уже не оставалось времени на споры. Он успел только позвонить и договориться с городской администрацией, после чего повез их на автобусную станцию. Провожая Бодлеров (что в данном случае выразилось в том, что он «посадил их на автобус, вместо того чтобы, как требует вежливость, лично отвезти на новое место»), мистер По наказал им сразу же явиться в ратушу городка Г.П.В., а также взял с них обещание не делать ничего такого, от чего может пострадать репутация его банка. И не успели они опомниться, как Вайолет уже сидела, у прохода, отряхивая пыль с пальто и растирая отдавленные ноги, Клаус сидел у окна и глядел на пейзаж сквозь слой дохлых насекомых. А Солнышко сидела между ними и грызла подлокотник.

— Не валиться! — грозно потребовала она.

Брат засмеялся:

— Не беспокойся, Солнышко. Мы постараемся не наваливаться на тебя, если заснем. Но вообще-то времени на сон не остается. Мы вот-вот будем в Г.П.В.

— Как ты думаешь — что эти буквы означают? — спросила Вайолет. — И в брошюре, и на карте, висящей на автобусной станции, город обозначен только этими тремя буквами.

— Не знаю, — ответил Клаус. — Как тебе кажется, может, надо было рассказать мистеру По про тайну Г.П.В.? Может, он помог бы нам?

— Сомневаюсь, — ответила Вайолет. — Помощи от него всегда мало. Хорошо бы Квегмайры были тут. Они бы точно нам помогли.

— Хорошо бы они просто были тут, даже если бы и не сумели помочь, — проговорил Клаус, и сестры согласно закивали. Бодлерам не требовалось распространяться дальше, насколько они волнуются о тройняшках. Поэтому они просто сидели и молчали всю оставшуюся дорогу, надеясь, что прибытие в Г.П.В. приблизит их к спасению друзей.

— Г.П.В.! — провозгласил водитель. — Следующая остановка — Г.П.В.! Пассажиры! Глядите в окно, сейчас впереди покажется город!

— Какой он? — спросила у брата Вайолет.

Клаус вгляделся в мутное от насекомых стекло.

— Плоский, — ответил он.

Вайолет и Солнышко пригнулись поближе к окну и поняли, что имел в виду брат.

Местность выглядела так, точно кто-то провел ровную линию горизонта («горизонт» здесь означает «граница, где кончается небо и начинается земля»), а потом забыл нарисовать что-нибудь еще. Плоскость простиралась вдаль, насколько хватал глаз, но остановиться глазу было не на чем, и он видел лишь плоскую сухую землю да брошенные газеты, которые трепал ветер, поднимаемый проходящими автобусами.

— Не вижу никакого города, — сказал Клаус. — А вдруг он под землей?

— Новедри! — заметила Солнышко, что означало «Под землей жить будет совсем невесело!».

— Может, город вон там? — Вайолет прищурилась, чтобы увидеть как можно дальше. — Видите? Далеко, на самом горизонте, какая-то черная дымка. Похоже на дым, но, возможно, это здания, просто до них еще далеко.

— Я не вижу, — сказал Клаус. — Наверно, раздавленный мотылек мешает. Неясная дымка вполне может быть фатой-морганой.

— Фата? — переспросила Солнышко.

— Фата-моргана — это обман зрения, когда глаза выделывают с вами всякие штуки, особенно в сильную жару, — объяснил. — Это происходит из-за искажения лучей, проходящих попеременно Через слои горячего и холодного воздуха. Еще это называют «мираж», но мне больше нравится «фата-моргана».

— Мне тоже, — согласилась Вайолет. — Но будем надеяться, что там не мираж и не фата-моргана. Будем надеяться, что это Г.П.В.

— Г.П.В.! — объявил водитель, когда автобус остановился. — Г.П.В. Кому в Г.П.В. — выходите!

Бодлеры поднялись, собрали свои вещи и пошли по проходу вперед, но, дойдя до открытой двери, остановились и с сомнением уставились на плоскую пустынную равнину.

Это действительно остановка — осведомилась Вайолет. — Я думала, Г.П.В. — город.

— Он и есть, — отозвался водитель. — Идите прямо к черному расплывчатому пятну на горизонте. Я знаю, выглядит это как… как… не могу вспомнить, каким словом называют, когда зрение выделывает всякие штуки. Но на самом деле это город.

— А нельзя ли подвезти нас поближе? — робко попросила Вайолет. — С нами маленькая девочка, а дорога как будто длинная.

— Я бы с удовольствием. — Водитель добродушно взглянул на Солнышко, — но у Совета Старейшин ужасно строгие правила. Мне полагается высаживать всех пассажиров, приезжающих в Г.П.В., именно тут, иначе меня сурово накажут.

— Что за Совет Старейшин? — поинтересовался Клаус.

— Эй! — раздался голос откуда-то сзади. — Скажи ребятам, пусть скорее выходят. В открытую дверь насекомые залетают!

— Выходите, ребятки, — сказал водитель, и Бодлеры сошли вниз и ступили на плоскую землю Г.П.В. Дверцы захлопнулись, водитель махнул им рукой, автобус отъехал и оставил Бодлеров одних в абсолютно пустынной местности. Они следили, как автобус все уменьшается и уменьшается, а потом повернулись лицом в сторону черного расплывчатого пятна, которое должно было стать их домом.

— Ну вот, теперь вижу, — Клаус прищурил глаза, глядя сквозь очки, — но не могу поверить своим глазам. Дойти туда пешком займет не меньше половины дня.

— Тогда скорее пошли, — поторопила Вайолет и подсадила Солнышко на свой чемодан. — У него есть колесики, — сказала она сестре, — ты будешь сидеть наверху, а я буду тянуть его за собой.

— Сибо! — отозвалась Солнышко, что означало «Ты очень внимательна!».

И Бодлеры пустились в долгий путь к расплывчатому черному пятну на горизонте. Уже после первых нескольких шагов все автобусные неудобства показались им цветочками. «Цветочки» тут не имеют никакого отношения к цветущим кустам и растениям.

3
{"b":"25349","o":1}