ЛитМир - Электронная Библиотека

Наступил день рождения Тони, но Королева Дебби была занята королевскими делами и не смогла навестить его. Вместо этого она послала ему красивую открытку и скворца в блестящей клетке. Воспитанный человек, получив подарок, естественно, пишет письмо с благодарностью, но Тони был не очень воспитанным, поэтому позвонил Дебби и пожаловался.

— Дебби, это я, Тони, — сказал он. — Я получил твой подарок, но он мне совершенно не нравится.

— Жаль это слышать, — ответила Королева Дебби и сорвала с дерева леденец. — Я специально выбрала для тебя скворца. А что бы ты хотел получить в день рождения?

— Я хотел бы получить от тебя горсть бриллиантов, — заявил Тони, который был личностью столь же жадной, сколь и вымышленной.

— Бриллиантов? — удивилась Королева Дебби. — Но ведь скворцы способны развеселить вас, когда вам грустно. Их можно приучить садиться к вам на руку, а иногда они даже умеют говорить.

— А я хочу бриллиантов, — заупрямился Тони.

— Бриллианты — вещь ценная, — сказала Королева Дебби. — если я пошлю их тебе почтой, их могут украсть, и тогда ты останешься без подарка.

— Хочу бриллиантов, — заныл Тони, становясь невыносимо занудливым.

— Я знаю, что сделаю. — В голосе Королевы Дебби послышалась улыбка. — Я дам проглотить мои бриллианты королевским львам, а потом пошлю львов в твоё королевство. Никто не посмеет напасть на свирепых зверей, так что бриллианты дойдут в целости и сохранности.

— Только поскорее, — ответил Тони, — всё-таки день этот для меня особенный.

Поторопиться Королеве Дебби ничего не стоило, поскольку певчая мышь, жившая во дворце, проделала всю подготовительную работу, и Дебби оставалось только быстренько скормить львам горсть бриллиантов, спрятав их в тунца, чтобы львы согласились их проглотить. После чего велела львам отправиться в соседнее королевство и передать подарок.

Тони в нетерпении торчал весь день на улице, поедая мороженое и праздничный торт и дразня скворца. Наконец, перед самым закатом, он увидел приближающихся львов и подбежал к ним, чтобы забрать подарок.

— Давайте сюда бриллианты, глупые твари! — крикнул Тони…» И что было дальше, рассказывать незачем. Мораль этой истории достаточно ясна: «Дареному льву в пасть не лезут». А главное вот что: бывают случаи, когда появление целой компании львов — хорошая новость, особенно если история вымышленная, а львы ненастоящие и скорее всего ничего плохого не сделают. А бывают случаи, как, например, в истории с Королевой Дебби и ее другом Тони, когда появление львов предвещает, что дальше все пойдет намного интереснее.

С сожалением, однако, должен предупредить, что случай с бодлеровскими сиротами совсем иного толка. История с Бодлерами протекает совсем не в вымышленной стране, где на деревьях растут леденцы и певчие мыши делают всю черную работу. История Бодлеров протекает в совершенно реальном мире, где над людьми смеются только из-за того, что они обладают физическими недостатками, где дети вдруг оказываются одни на целом свете и пытаются разгадать окутывающую их зловещую тайну. И в этом реальном мире появление львов обещает, что дальше все пойдет еще гораздо хуже, и если вам не по вкусу такая история (так же, как львам не по вкусу бриллианты, не вложенные в тунца), вам лучше всего повернуть назад и бежать в другую сторону. А именно этого захотелось Бодлерам, когда, выйдя из фургона, они увидели, что привез с собой Граф Олаф, вернувшийся из деловой поездки.

Граф Олаф промчался в своем черном автомобиле между рядами фургонов, едва не задавив нескольких посетителей, затормозил около самого Шатра Уродов и только тогда выключил мотор. После чего рычание, которое узнали дети, оборвалось, но не прекратилось другое, более злобное. Оно звучало и после того, как Олаф в сопровождении Мадам Лулу вышел из машины и взмахом руки указал на трейлер, прицепленный к автомобилю. Вернее, это была металлическая клетка на колесах, и между прутьями клетки Бодлеры увидели то, на что показывал негодяй.

В прицепе было полно львов. Их набилось туда так много, что дети даже не разобрали, сколько именно. Видно было, что львам плохо и неуютно в этой тесноте, они скребли прутья когтями, огрызались зубастой пастью друг на друга и невообразимо громко и яростно рычали. Вокруг стал собираться народ — кое-кто из олафовских приспешников, а также несколько посетителей, любопытствующих, что происходит. Олаф попытался сказать что-то, но львиный рык заглушил его слова. Негодяй нахмурился, достал из кармана хлыст и хлестнул львов сквозь прутья клетки. Подобно людям, животные, если их как следует стегать хлыстом, тоже пугаются и готовы делать, что им приказывают. Поэтому львы постепенно притихли, и Олаф смог наконец сделать свое заявление:

— Леди и джентльмены, мальчики и девочки, уроды и нормальные люди! Карнавал Калигари с гордостью объявляет о прибытии свирепых львов, которые примут участие в новом аттракционе.

— Это хорошая новость, — сказал кто-то в толпе, — а то сувениры в подарочном фургоне довольно паршивые.

Да, новость хорошая, — со злобой прорычал Олаф и обернулся к Бодлерам. Глаза у него ярко блестели, и под его пристальным взглядом дети задрожали в своих маскарадных костюмах. — Потом он перевел взгляд на собирающуюся толпу и продолжал: — Теперь тут все пойдет гораздо веселее.

И бодлеровские сироты поняли, что его обещание — чистейший обман.

Глава пятая

Когда происходящее кажется чем-то на удивление знакомым, словно это уже происходило с вами ранее, такое ощущение французы называют «deja vu » ( Уже виденное (фр.) ) . Подобно многим французским выражениям (как, например, «ennui» — жеманное словечко вместо «невыносимая скучища», или «la petite mort», передающее ощущение, будто что-то в вас умерло), выражение «deja vu» относится к чему-то не слишком приятному, поскольку от ощущения, будто вы уже слышали или видели нечто подобное, становится как-то не по себе. Так же и бодлеровским сиротам было не очень приятно стоять около фургона для уродов, слушать Графа Олафа и испытывать тошнотворное чувство, определяемое словами «deja vu».

— Львы станут самым волнующим аттракционом на Карнавале Калигари! — объявил Олаф, между тем как любопытные, заслышав шум и рев, все прибывали. — Если только вы не полные идиоты, то вам известно: даже упрямый мул двинется в требуемом направлении, если держать перед ним морковку, а позади палку. Он хочет получить в награду морковку и не хочет, чтобы его больно наказали. Так же будут вести себя и львы.

— Что происходит? — спросил у детей Хьюго, выходя из фургона. За ним пока-зались Колетт и Кевин.

— «deja vu», — с горечью проговорила Солнышко.

Даже младшая из Бодлеров помнила жестокую историю про упрямого мула с той поры, как они жили у Олафа. Тогда злодей рассказывал про упрямого мула, чтобы вынудить Вайолет выйти за него замуж, но, к счастью, тогда план его в последнюю минуту сорвался. Сейчас та же история служила ему для того, чтобы привести в исполнение какой-то новый замысел, и дети, наблюдая, как он это делает, испытывали тошноту.

— Эти львы сделают то, что я им велю, — продолжал Граф Олаф, — так как хотят избежать наказания кнутом! — Он снова замахнулся и хлестнул по львам через прутья. Львы съежились. Кое-кто из зрителей зааплодировал.

— Если кнут — палка, то что будет морковкой? — спросил лысый.

— Морковкой? — повторил Олаф и рассмеялся особенно гадким смехом. — Наградой послушным львам будет вкуснейшая еда. Львы — плотоядные, то есть они питаются мясом. И здесь, на Карнавале Калигари, они получат мясо самого лучшего качества. — Он повернулся и ткнул хлыстом в сторону фургона уродов, где у входа стояли Бодлеры и их товарищи по работе. — Уроды, которых вы видите перед собой, не являются нормальными людьми, они ведут никчемную жизнь. Поэтому они будут счастливы развлечь публику.

— Конечно, — отозвалась Колетт. — Мы каждый день так и делаем.

11
{"b":"25352","o":1}