ЛитМир - Электронная Библиотека

— Опять оживут, говоришь ты? — дрожа спросил Санкара. — Что это значит? Я знаю, губернатор осужден, его смещение несомненно…

— Легковерный безумец! — вскричал незнакомец голосом, от которого Санкара испуганно вздрогнул. — Мне кажется, я уже вижу ноги слона, который размозжит твою упрямую голову… Или ты воображаешь, что губернатор помилует преступника, который укрывает за этой дверью ружья и патроны для мятежников, ведущего списки вожаков восстания?!

Лицо Санкары помертвело.

— Тебе это известно? — проговорил он.

— Ведь я пришел от Хакати.

— А губернатор?

— Он узнает это завтра, и завтра же тебя бросят под ноги слонов. Вот с чем прислал меня Хакати. Он велит тебе скорее отвернуться от погибшего человека, только погибший человек теперь уже не губернатор Уоррен Гастингс, а Нункомар, государственный изменник.

— А где же спасение? — стонал Санкара в полном отчаянии. — Хакати должен меня спасти… Он вовлек меня в эту беду… он обещал мне богатство и почести.

— Хакати не распоряжается судьбой! Кто-то был неосторожен: ты или кто-нибудь из твоих… Хакати в безопасности, он предоставляет тебе выпутаться самому и прислал меня, только чтобы предупредить.

Санкара вскочил и нетвердыми шагами заходил по полутемной комнате.

— Мне надо бежать… немедленно бежать! — стонал он, ломая руки. — Где Хакати? Веди меня к нему!

— Я отлично вижу, что ты погиб, — заметил незнакомец, — бегство невозможно, у городских ворот стоят караулы.

— Погиб… погиб! — в отчаянии воскликнул Санкара, бросился на пол и стал бить себя кулаками в грудь.

Незнакомец некоторое время спокойно смотрел на взрыв отчаяния золотых дел мастера, а потом сказал:

— Я, пожалуй, укажу тебе путь спасения.

Санкара вскочил.

— Говори! — вскричал он, схватил незнакомца за руки. — И да пошлет тебе Брама высшее благословение!

Незнакомец с презрением и отвращением отдернул руки, взял скамейку, сел к столу так, что лицо его оставалось в тени, и сказал:

— Ты получил от Нункомара десять тысяч рупий для расширения дела, как значится в обязательстве, которое ты ему дал.

— Да, — отвечал Санкара, — обязательство должно быть уничтожено после восстания… так обещал мне магараджа.

— Ты ошибаешься или обманываешь меня… Говори правду, если хочешь, чтоб я тебя спас! Нункомар дал тебе десять тысяч рупий, ты же должен был ему заплатить двадцать, потому что он хотел прижать тебя как ростовщик. Ты выплатил ему двадцать тысяч тяжелым трудом, в котором он, правда, помог тебе, доставив несколько заказчиков; твоя работа была жертвой его алчности, он показал тебе обязательство в двадцать тысяч рупий и заставил его признать, грозя судом.

— Нет, нет! — вскричал Санкара с полным изумлением. — Я еще ничего не платил и…

— Молчи! — строго и резко оборвал незнакомец. — Страх помутил твой рассудок, ты хочешь оправдать постыдного ростовщика… Ты забываешь, что Нункомар пропащий человек и нечего его бояться! Он показал подложное обязательство, и тебе пришлось заплатить, потому что Нункомар клятвой подтвердил бы его подлинность, и индусский суд поверил бы ему. Вот обязательство, и на нем подпись Нункомара в получении уплаты.

Он достал большой лист рисовой бумаги и показал Санкаре. Тот, вытаращив глаза, смотрел на бумагу.

— Действительно, — проговорил он, — это мое обязательство… моя подпись… расписка в получении двадцати тысяч рупий написана рукою магараджи. Что ж, я потерял рассудок… или память мне изменяет? Я получил десять тысяч, дал расписку в десяти тысячах и… нет, нет, я еще ничего не платил…

— Страх отуманил тебя и отшиб память! Ты видишь, что Нункомар подделал твое обязательство, а так как он расписался в получении, то надо думать, что ты заплатил.

— Надо думать, что я заплатил, — повторил Санкара, не сводя глаз с бумаги, — это мое обязательство, моя подпись и почерк магараджи. Но, к чему все это?! — вскричал он вдруг, вздрагивая. — Не в этом дело, ты мне обещал спасение, спасение!

— Вот оно, в твоих руках! Перед индусскими законами ты был бы беззащитен, а теперь не то. Приехал английский верховный судья, его приговор выше всего: выше суда компании, выше совета и выше губернатора. Ты ему должен подать жалобу, представить это обязательство, подтвердить клятвой, что бумага подложная. Он оправдает тебя, а за подлог накажет мошенника!

— А магараджа?.. Ведь он погубит меня!

— Ты забываешь, что он пропащий человек! Его приговорят уплатить тебе излишне взысканные десять тысяч рупий.

— Уплатить десять тысяч рупий… — повторил Санкара, точно уже видел деньги. — Но это не избавляет меня от гнева губернатора… Где же спасение? Ты обещал мне спасение… На что мне золото, если меня бросят под ноги слонов!

— Неужели ты думаешь, безумец, что губернатор сочтет тебя своим врагом и сообщником Нункомара, если ты обвинишь магараджу в подлоге? Наоборот, он будет считать тебя своим другом и охранять. Ты сдашь тихонько оружие, которое было привезено сюда без твоего ведома.

Санкара еще шире раскрыл глаза, но теперь в них блеснул луч сознания.

— Чтобы ты поверил, что губернатор будет тебе другом, — продолжал незнакомец, — ты получишь эти десять тысяч рупий, если пойдешь сейчас же со мной к сэру Элии Импею, английскому верховному судье, чтобы передать ему подложное обязательство и заявить жалобу на Нункомара.

И незнакомец показал мастеру туго набитый кошелек.

— Ты послан губернатором? — спросил Санкара, жадным взором глядя на золото.

— Я от Хакати, ты отлично знаешь, что он отворачивается от погибших людей. Впрочем, ты можешь выбирать между моим предложением и слонами!

Санкара с ужасом содрогнулся.

— А Нункомар правда погибший человек? — спросил он, все еще колеблясь.

— Попробуй поддержать его, и через час явятся солдаты губернатора, найдут оружие и арестуют тебя.

— Пойдем, — решился Санкара, — веди меня к верховному судье. Я могу со спокойной совестью поклясться, что это обязательство фальшивое.

Они вместе пошли в дом сэра Элии Импея. Ювелира сейчас же ввели в кабинет судьи. Он долго пробыл там, но вышел сияющий.

— Мое право отстоят… Благородный господин обещал взять меня под свою защиту! — сказал он своему спасителю, ожидавшему в прихожей.

Незнакомец передал ему кошелек, который Санкара опустил в карман, и они вместе вышли из дома.

— Кто ты такой? — спросил золотых дел мастер. — Скажи мне твое имя, чтобы я мог поблагодарить тебя!

— Разве есть имя у тучи, поражающей молнией голову преступника или проливающей дождь на засохшие поля? Тебя оросил дождь, потому что ты — орудие вечной справедливости, берегись, чтоб преступное высокомерие не призвало грозы на твою голову!

Незнакомец проговорил это торжественно, потом повернулся и скрылся в темноте.

Санкара посмотрел ему вслед, качая головой. Придя домой, он спрятал свое золото в тайник и сел ужинать с женой в радостном сознании, что он избег большой опасности путем очень выгодного дела.

Внимание!

Текст предназначен только для предварительного ознакомительного чтения.

После ознакомления с содержанием данной книги Вам следует незамедлительно ее удалить. Сохраняя данный текст Вы несете ответственность в соответствии с законодательством. Любое коммерческое и иное использование кроме предварительного ознакомления запрещено. Публикация данных материалов не преследует за собой никакой коммерческой выгоды. Эта книга способствует профессиональному росту читателей и является рекламой бумажных изданий.

Все права на исходные материалы принадлежат соответствующим организациям и частным лицам.

49
{"b":"253548","o":1}