ЛитМир - Электронная Библиотека

Хуккита… хуккита… хуккита! Машина стала издавать такие громкие и резкие звуки, каких Клаус еще никогда не слышал. Чарльз закрыл глаза, и Клаус понял, что лезвие, должно быть, коснулось подошвы его ноги. Он схватил целую пригоршню резинки, сунул ее в рот, но не знал, сумеет ли разжевать достаточное количество резинки, чтобы сделать достаточно тяжелое изобретение. Не в силах и дальше смотреть на пилу, Клаус посмотрел вниз и, когда его взгляд упал на скребки, понял, что кое-что изобрести он все-таки сможет.

Посмотрев на лесопильное оборудование, Клаус вспомнил время, в течение которого он испытывал скуку куда большую, чем за все время работы на «Счастливых Запахах». Это на редкость скучное время выдалось очень давно, когда еще были живы Бодлеры-родители. Клаус прочел книгу о разных породах рыб и попросил родителей отвезти его на рыбалку. Мать предупредила его, что рыбная ловля — это одно из самых скучных занятий на свете, однако отыскала в подвале две удочки и согласилась отвезти его на ближайшее озеро. Клаус надеялся, что ему удастся увидеть разные породы рыб, о которых он прочел в книге, но вместо этого они с матерью сидели в лодке посреди озера и весь день ничего не делали. Сидели они очень тихо, чтобы не спугнуть рыбу, но не было ни рыбы, ни разговоров, да и вообще ничего интересного. Вы, возможно, подумали, что Клаусу вовсе не хотелось вспоминать такое скучное время, тем более в разгар кризиса, но одна деталь этого на редкость скучного дня оказалась теперь крайне полезной.

В то время как Солнышко сражалась с доктором Оруэлл, Вайолет сражалась с Мастером Флакутоно и Ширли, а Чарльз сражался с пилой, Клаус вспоминал ту часть рыболовного процесса, которая называется «забрасывание». Забрасывание — это процесс использования удочки с целью закинуть леску на середину озера с дополнительной целью поймать рыбу. В случае с Клаусом и его матерью забрасывание не дало результатов, но сейчас Клаус не рыбу хотел ловить. Он хотел спасти жизнь Чарльзу.

Средний Бодлер быстро схватил скребок и выплюнул резинку на его конец. Он планировал использовать клейкую жевательную резинку как своего рода леску, а скребок — как своего рода удочку с целью закинуть резинку на пилу. Изобретение Клауса было больше похоже на комок резинки на конце металлической пластины, чем на удочку, но Клауса не заботило, на что оно похоже. Его заботило одно: сможет ли оно застопорить пилу. Он набрал в легкие воздуха и забросил скребок именно так, как мать учила его забрасывать удочку.Хлоп! К восторгу Клауса, резинка протянулась над доктором Оруэлл и Солнышком, которые все еще продолжали сражаться, как леска протягивается над поверхностью озера. Но, к ужасу Клауса, резинка не попала на пилу. Она попала на веревку, которой был привязан к бревну извивающийся Чарльз. Видя, как Чарльз извивается под своими путами, Клаус снова вспомнил про рыб и решил, что его изобретение все-таки удалось. Он собрался с силами — а за дни работы на лесопилке сил у него прибавилось, — обеими руками вцепился в свое изобретение и потянул его на себя. Клаус потянул скребок, скребок потянул резинку, резинка потянула бревно, и, к великому облегчению все троих бодлеровских сирот, бревно сдвинулось в сторону. Сдвинулось не очень намного, сдвинулось не очень быстро и, уж конечно, не очень грациозно, но все же сдвинулось. Ужасный шум смолк, и лезвие пилы теперь рассекало только воздух, поскольку бревно было уже довольно далеко от станка. Чарльз смотрел на Клауса, и из его глаз текли слезы, а когда посмотреть обернулась Солнышко, то она увидела, что Клаус тоже плачет.

Но когда Солнышко обернулась, чтобы посмотреть, доктор Оруэлл воспользовалась случаем. Взмахом своего огромного уродливого сапога она повалила Солнышко на пол и прижала ее ногой. Затем, стоя над младенцем, подняла шпагу высоко в воздух и рассмеялась громким, ужасным, рычащим смехом.

— Уверена, — сказала она, гогоча, — что на лесопилке «Счастливые Запахи» несчастный случай все-таки произойдет.

И доктор Оруэлл была права. Несчастный случай на лесопилке все-таки произошел, несчастный случай с летальным исходом — здесь это выражение означает «несчастный случай, который кого-нибудь убивает». Как только доктор Оруэлл собралась пронзить своей шпагой горло Солнышка, дверь лесопилки отворилась и на пороге появился Сэр.

— Что здесь, в конце концов, происходит? — рявкнул он. И доктор Оруэлл в полнейшем удивлении обернулась к нему. Когда люди приходят в полнейшее удивление, то иногда делают шаг назад, а шаг назад иногда может привести к несчастному случаю. Что и произошло, ведь, отступив назад, доктор Оруэлл наткнулась на полотно работающей пилы, и кошмарный несчастный случай действительно произошел.

Глава тринадцатая

— Ужасно, ужасно, ужасно, — говорил Сэр, тряся облаком дыма, которое окутывало его голову. — Ужасно, ужасно, ужасно.

— Совершенно с вами согласен, — сказал мистер По, кашляя в носовой платок. — Когда сегодня утром вы мне позвонили и описали ситуацию, она показалась мне настолько ужасной, что я отменил несколько важных встреч и сел на первый же имевшийся в наличии поезд до Полтривилля, чтобы лично разобраться в этом деле.

— Мы это очень ценим, — сказал Чарльз. — Ужасно, ужасно, ужасно, — снова сказал Сэр.

Бодлеровские сироты сидели на полу в кабинете Сэра и, снизу вверх глядя на взрослых, которые обсуждали ситуацию, недоумевали, как они могут говорить о ней так спокойно. Слово «ужасно», даже если его произнести три раза подряд, не казалось им достаточно ужасным для описания случившегося. Вайолет все еще дрожала, вспоминая, как выглядел Клаус, пока был под гипнозом. Клаус все еще трясся оттого, что Чарльза едва не распилили на доски. Солнышко все еще трепетала оттого, что едва не была убита в поединке с доктором Оруэлл. И конечно, все три сироты содрогались оттого, как доктор Оруэлл встретила свой конец, — здесь это выражение означает «натолкнулась на полотно циркулярной пилы». Дети были в таком состоянии, что едва могли слово вымолвить, не говоря уже о том, чтобы принимать участие в разговоре.

— Невероятно, — сказал Сэр, — что доктор Оруэлл в действительности была гипнотизером и загипнотизировала Клауса для того, чтобы завладеть состоянием Бодлеров. К счастью, Вайолет догадалась, как вывести брата из гипноза, и он не устроил новых аварий.

— Невероятно, — сказал Чарльз, — что Мастер Флакутоно схватил меня среди ночи и привязал к бревну для того, чтобы завладеть состоянием Бодлеров. К счастью, Клаус изобрел нечто такое, что отвело бревно от пилы, и я отделался легким порезом на ноге.

— Невероятно, — сказал мистер По, — что Ширли собиралась усыновить детей для того, чтобы завладеть состоянием Бодлеров. К счастью, мы раскрыли ее план, и ей придется вернуться к обязанностям регистратора.

После этого заявления Вайолет больше не могла хранить молчание.

— Ширли не регистратор! — воскликнула она. — Она даже не Ширли! Она Граф Олаф!

— Ну а уж эта часть истории, — сказал Сэр, — настолько невероятна, что я ей не верю! Я встречался с этой молодой женщиной, и она вовсе не похожа на Графа Олафа! Да, у нее одна бровь вместо двух, но множество замечательных людей обладают той же отличительной чертой!

— Вы должны простить детей, — сказал мистер По. — Они имеют склонность повсюду видеть Графа Олафа.

— Потому что он и есть повсюду! — с горечью в голосе сказал Клаус.

— Ну-ну, — сказал Сэр. — Здесь, в Полтривилле, его не было. Мы ведь его искали, помнишь?

— Велиф! — крикнула Солнышко. Она имела в виду нечто вроде: «Но он, как обычно, переоделся!»

— Может быть, нам стоит взглянуть на эту особу, я хочу сказать — на Ширли, — робко предложил Чарльз. — Дети уверены, что не ошибаются. Если бы мистер По смог взглянуть на эту регистраторшу, нам бы удалось прояснить дело.

— Я поместил Ширли и Мастера Флакутоно в библиотеку и велел Филу за ними приглядывать, — сказал Сэр. — Наконец-то библиотека Чарльза принесет хоть какую-нибудь пользу: послужит тюрьмой, пока мы разберемся в этом деле.

19
{"b":"25356","o":1}