ЛитМир - Электронная Библиотека

Между тем верх брали те, кто предлагал уничтожить федералов перекрестным огнем двух крейсеров. Особенно старались оба старших офицера: они совершенно не жалели глоток и, казалось, могли перекричать рев двигателей взлетающего корабля. Заместитель Кора Карсул пригрозил даже единолично решить исход предстоящей битвы.

Канди аккуратно пригладил модную бородку и поднял на горластого офицера прищуренные глаза. «Амбиции, бесспорно, свойственны настоящим клингонам, – подумал он, – но не тогда, когда они угрожают жизни. Неужели Кор не понимает, что эти горлопаны втянут нас в кровопролитие?»

Наконец капитан флагманского корабля приказал всем замолчать и для острастки громко стукнул кулаком по столу.

– Пора принимать решение, – в его голосе к всеобщему удивлению не было и следа обычной агрессивности. – Итак, ваши предложения?

– Атаковать! Сражаться во что бы то ни стало! – горячился Карсул, ритмично хлопая ладонью по подлокотнику кресла.

– Какие еще есть мнения?

– Было бы полезно, если бы ты сам окончательно определился, – буркнул Канди, поднимаясь со своего места и подходя к столу.

– Ну и ну, Канди, – негромко проговорил Кор. – Можешь занести мои слова в рапорт: за провал буду нести ответственность я, и только я.

– Я никогда не подстраивал тебе ловушек, старина, но среди нас есть много таких, кто хотел бы видеть тебя барахтающимся в грязи, – предупреждающе проворчал Канди, взглядом показывая на Карсула.

– Я осознаю опасность ситуации, но сейчас не время разводить дискуссии, – Кор поднял голову и поочередно осмотрел рвущихся в бой офицеров. – Я понимаю, как трудно отказаться от такой соблазнительной мишени, как «Энтерпрайз»…

– А что, собственно, мешает нам атаковать? – спросил неугомонный Карсул.

– Одна-единственная причина – близкое искривление времени-пространства. Экстраполирование, проведенное компьютером, показывает, что воронка увеличивается с угрожающей быстротой. Похоже, это черная дыра, которую нельзя определить никакими приборами. Предварительный прогноз утверждает, что пространственно-временной вихрь начнет представлять непосредственную угрозу для кораблей Империи через пятнадцать дней, а для близлежащих планет – через тридцать.

– Так давайте побыстрее покончим с кораблем Федерации и займемся феноменом.

– Ты говоришь так, будто мы имеем дело с каким-нибудь разведчиком. А перед нами «Энтерпрайз» под командованием Кирка. Даже два крейсера выйдут из боя сильно поврежденными, или же один из и вовсе будет уничтожен. После этого мы вряд сумеем раскрыть загадку искривления.

– Кор прав. «Энтерпрайз» – самый мощный корабль в Звездном Флоте Федерации, а Кирк – не обычный землянин. Когда это необходимо, он дерется, как клингон, – покачал головой Канди. – Я горю желанием встречаться с ним в открытом бою, тем более со столь незначительным перевесом в силах.

– А что же вы тогда называете превосходящими силами? – не унимался Карсул. Старший офицер говорил достаточно вежливо, однако в его голосе сквозил намек на малодушие обоих капитанов.

– Превосходящими силами я считал бы как минимум три наших корабля, – ответил Канди, игнорируя провокационный тон Карсула.

– И что же нам тогда делать? – вмешался Кандал, адъютант капитана Кора. – Сидеть и ждать, пока федералы не уничтожат нас поодиночке?

– Разумеется, я тоже не в восторге от идеи болтаться на орбите бок о бок с «Энтерпрайзом», – признался Канди.

Кор положил руки на стол и внимательно изучал свои длинные пальцы.

– Конечно, у землян более высокие технологии, – начал он издалека, прервав начавшийся было недовольный ропот жестким взглядом. – Не вижу смысла отрицать очевидное. Их вассальные планеты, как правило, очень богаты, что дает им преимущества перед нами, клингонами. Вполне возможно, что у них есть научные методы и приборы, благодаря которым они сумеют решить загадку искривления пространства-времени быстрее нас.

– Значит, мы можем бездельничать? – взорвался Карсул. – Позволим землянам изучить феномен, а затем наши шпионы выкрадут результаты исследований?

– Нет. Мы будем работать вместе с ними. Сообща мы быстрее раскроем тайну, а это, прежде всего, пойдет на пользу Империи.

– Работать вместе с людьми? – задохнулся от негодования Карсул. – Никогда!

С перекошенным от злобы лицом он вскочил с места и, размахивая руками, направился к выходу. В то же мгновение поднялся и Кор. Оттолкнув кресло ногой в тяжелом сапоге, он стремительно бросился за своим заместителем и, догнав, с силой дернул его за рукав.

– Что значит «никогда»? Это приказ!

Между капитаном и первым офицером промелькнула искра ненависти. Внезапно наступившая тишина нарушалась лишь тяжелым дыханием Карсула.

– Подумай хорошенько, сынок, – спокойно посоветовал Кор. – Иногда полезно остановиться и пораскинуть мозгами, а не изрыгать из себя бессмысленную лаву гнева.

Несколько долгих секунд Карсул молчал, свирепо двигая нижней челюстью, наконец, сник:

– Я подчиняюсь вашему приказу, капитан. Я буду работать с федералами.

– Мудрое решение, – одобрил Кор и повернулся к остальным офицерам. – Возвращайся на свой корабль, Канди. Сохраняем боевую готовность. Теперь дело за капитаном Кирком, посмотрим, насколько он благоразумен.

Капитан второго крейсера задержался у выхода и бросил подозрительный взгляд на коллег:

– А что будет потом, когда мы поймем природу феномена? – спросил он.

Губы Кора растянулись в коварной ухмылке:

– Мы можем атаковать «Энтерпрайз» в любую минуту. Но только когда разгадаем загадку.

По конференц-залу прокатился шквал хохота. Канди едва заметно кивнул головой, одобряя тактику Кора, и исчез в лифте. Жестом отпустив офицеров, капитан флагмана поспешил следом за своим старым другом.

Коридоры корабля были пустынны: экипаж готовился к схватке с «Энтерпрайзом». Выйдя на нижнюю палубу, капитаны остановились. Здесь их пути расходились: Канди отправится в транспортный отсек, откуда шаттл доставит его на свой корабль, а Кора ждет капитанский мостик.

– Все-таки ты намерен отомстить Кирку за те неприятности, которые он когда-то тебе причинил? – улыбнулся Канди.

Прислонившись спиной к стене, Кор скрестил руки на груди и глубоко вздохнул:

– Я не забываю своих врагов. Но еще охотнее я насолил бы тем крючкотворам из штаба, которые наложили на меня взыскание. Кирк, как и я, стал жертвой интриг органианцев. Кто бы ни пришел тогда к власти на Органии, результат был бы одинаков. Мои решения оказались единственно правильными, – обиженным тоном заключил Кор.

– Не так громко, – предупредил Канди. – На твоем корабле немало таких, кто, не колеблясь, сообщит Клинзаю о твоем недовольстве.

– Думаешь, я не держу своих офицеров под контролем?

– Ты слишком благодушен и сомневаешься в способности устроить заговор.

Кор скептически улыбнулся:

– Нет, я помню, что они настоящие клингоны.

– Если ты сумеешь расстроить их планы, то ты – еще более клингон, – остроумно заметил Канди, положив руку на плечо друга. – А сейчас я должен идти. И запомни: чаще оглядывайся назад, тогда не получишь нож в спину.

– Я всегда так и делаю.

Чувствуя крайнюю досаду, Кор проводил коллегу взглядом. Как хотелось бы ему иметь Канди рядом в качестве первого офицера. Тогда не нужно было бы опасаться того, что в любую минуту в спину может вонзиться кинжал. Он долго провожал взглядом высокую стройную фигуру друга, затем спохватился и быстро направился в командный отсек. Какая польза от бесполезных сожалений? Лучше тщательнее следить за собственной спиной.

Собравшиеся на мостике офицеры ждали решения капитанов. Кор махнул рукой в знак приветствия, показывая, что подчиненные могут не вставать со своих мест. Подойдя к офицеру связи, он несколько минут молчал, задумавшись, затем приказал:

– Соедините меня с капитаном Кирком.

– Слушаюсь.

* * *

– Сэр, получен устойчивый сигнал с клингонского крейсера, – доложила Ухура.

12
{"b":"25358","o":1}