ЛитМир - Электронная Библиотека

– Мистер Зулу, принимайте командование и выводите «Энтерпрайз» на орбиту Тайгеты-Четыре. Я продолжу наблюдение.

– Есть, мистер Спок. Курс уже введен в компьютер и рассчитан. До выхода на орбиту двенадцать минут.

– Спасибо, лейтенант.

Спок встал, уступая командирское кресло Зулу, настроил видеоусилитель и принялся осматривать быстро приближающуюся планету. На экране проплывала сухая и бесплодная пустыня. Удобно расположившись перед пультом управления, Зулу поглядывал на первого офицера и размышлял о том, как долго тот еще будет разглядывать голые скалы.

– Мистер, Спок, – решил он, наконец, высказать свои сомнения. – Эти места выглядят так, будто их обстреливали фотонными ракетами. Планета очень походит на те, что были облучены во время Ромуланской войны.

Спок оторвал взгляд от монитора:

– Совершенно верно, лейтенант. Показания сенсорных датчиков свидетельствуют, что около трех тысячелетий назад планета погибла от ударной волны и излучения взорвавшейся новой звезды. В настоящее время здесь сохранились лишь примитивные формы жизни.

– Три тысячи лет? – переспросил Зулу. – Но, мистер Спок, если это действительно так…

– Ты спрашиваешь, каким образом удалось уцелеть тайгетянским «певцам»? Интересный вопрос, Зулу.

Вулканец вновь занял командирское кресло и с таинственным выражением на лице нажал кнопку на селекторе, вызвав отсек психологической разгрузки.

– Так и думал, что это вы, Спок, – раздался недовольный голос капитана. – Ну, что там у вас?

– Маленькое, но волнующее открытие, сэр. Не могли бы вы прибыть на капитанский мостик?

– Иду.

Войдя в командный отсек, Кирк увидел, что бортинженер задумчиво склонился над приборами. Заметив капитана, Спок быстро набрал серию команд на терминале.

– Я получил результаты сканирования за последние полчаса. Сейчас они появятся на главном экране с увеличением в восемь раз.

Кирк посмотрел на экран, по которому проплывали скалы и утесы, возвышающиеся на ровном безжизненном плато. Внезапно в поле зрения появился правильный геометрический рисунок, вырубленный, очевидно, в скальной породе.

Спок протянул руку к терминалу и остановил изображение. От волнения Кирк прикусил губу.

– Нет сомнений, что этот рисунок искусственного происхождения. Такие правильные геометрические фигуры не встречаются в природе. Что вы об этом думаете, Спок?

– В какой-то промежуток времени планета была населена разумными существами. Судя по тщательности исполнения, эти существа имели представление о геометрии и находились примерно на той стадии развития, что шумеры и вавилоняне на Земле. Видимо, их цивилизация подверглась полному внезапному уничтожению.

– Что заставляет вас так думать?

– Посмотрите, сэр, – бортинженер показал на участок плато на одном из вспомогательных мониторов. – Спектральный анализ показал что характер разрушений на планете соответствует взрыву новой звезды, произошедшему где-то неподалеку. – На экране появилось структурное изображение участка поверхности, испещренное синими и красными стрелочками.

– Обратная экстраполяция, – продолжал Спок, – показывает направление ударной волны и наличие мощного радиационного излучения, поразившего как эту планету, так и все остальные примерно три тысячи сто лет назад. Пострадали все планеты, кроме Тайгеты-Пять.

Озадаченный Кирк облокотился о спинку кресла.

– Может быть, жизнь на Тайгете-Иять появилась позже катаклизма? – предположил, капитан.

– Вероятность этого ничтожно мала, сэр. На координатной прямой эволюции тысяча лет – это секунда. Развитие клеточных высокоорганизованных морских существ за такой короткий промежуток времени – вещь невозможная. Нет, безусловно, тайгетянские «певцы» существовали и тогда, когда по системе прокатились ударная и радиационная волны от взрыва новой.

– И как же они выжили?

– Вот здесь и скрывается тайна. Думаю, что мы не сумеем разгадать ее с борта «Энтерпрайза». Пока можно только предполагать, почему Тайгета-Пять избежала катастрофы, погубившей ее соседей.

– Вам так не терпится высадиться на планету, Спок?

– Не терпится? – переспросил бортинженер, слегка приподняв брови. – Да нет, это лишь обычные логические умозаключения, которые не мешало бы принять во внимание. Однако мы уже получили все научные сведения, которые можно было собрать с борта «Энтерпрайза».

– Ладно, мистер Спок. Для высадки все готово, и как только вы закончите здесь, можно приступать к десантированию.

Кирк занял свое место за пультом и включил селектор:

– Говорит капитан корабля. Научно-исследовательской группе немедленно прибыть в транспортный отсек.

– Сэр, должен ли я сообщить клингонам о том, что мы начинаем высадку? – поинтересовался Зулу.

– Обязательно. Необходимо сообщать им о каждом нашем шаге, иначе «друзья» заподозрят нас в двойной игре.

– Как же досадно иметь дело с дикарями, которые судят обо всем на основании своих первобытных представлений! – раздраженно проворчал Спок.

– Однако лучше мириться с некоторыми недостатками партнеров ради общего дела, чем палить друг в друга, Спок. Не забудьте, что рядом два клингонских крейсера, вооруженных не хуже «Энтерпрайза».

– Да, конечно, капитан, но смею напомнить, что численное превосходство – далеко не решающий фактор в военном столкновении. Стратегия и тактическая хитрость тоже кое-что значат. Кому, как не вам, с вашим военным талантом, знать это.

– Спасибо на добром слове, Спок, но мы не знаем, какие таланты есть у Кора. Мы встречались с ним только однажды на Органии. Но тогда потребовалось не столько военное, сколько дипломатическое искусство.

– Будем надеяться, сэр, что и ныне нам не придется пускать в ход военные таланты.

– Ваши слова, да Богу в уши, Спок. Пойдемте, – сказал Кирк, пропуская бортинженера в турболифт. – Мистер Зулу, вся ответственность ложится на вас. Пожалуйста, лично проинформируйте наших союзников о высадке.

– Есть, сэр.

* * *

– Я думала, ты давно уже в транспортном отсеке, – удивилась Ухура, увидев Мартэна на пороге комнаты в чрезвычайно возбужденном состоянии.

Девушка была одета очень тепло, словно готовилась к высадке на Северный Полюс: светло-серые брюки, высокие, до колен, сапоги и меховая эскимосская парка, полностью скрывающая ее фигуру.

– Черт бы их всех побрал! – закричал Мартэн, швыряя на пол пачку исписанных нотами листков. – Я – свободный художник, а не вояка! И я не собираюсь торопиться.

– Мне известно, что ты – человек тонкий и нервный, Ги, но не смей больше разыгрывать передо мной такие сцены. Если бы я знала, что ты способен впадать в панику, то ни за что не согласилась бы сотрудничать с тобой. Сейчас же одевайся, пока сюда не пришел сам капитан.

Вся энергия и возбуждение маэстро внезапно улетучились, он обмяк и медленно опустился на край постели, закрыв лицо руками.

– Я не знаю, что взять с собой, – тихо сказал он.

Ухура решительно подошла к встроенному шкафу и выгребла оттуда теплое нижнее белье, затем принесла из ванной туалетные принадлежности и положила все это на кровать рядом с Мартэном. Секунду спустя у его ног лежал теплый комбинезон.

– Переодевайся. Температура на Тайгете-Пять не превышает тридцати пяти градусов по Фаренгейту. В тонком белье там нечего делать. Надеюсь, музыкальные инструменты ты упакуешь сам.

Маэстро умоляюще поднял глаза на красивое холодное лицо девушки:

– Ты же не уйдешь, не поговорив со мной, правда?

– Ищи сочувствия где-нибудь в другом месте. Подобные концерты мне не интересны, – сухо ответила Ухура. – У меня нет времени препираться.

– А я-то думал… что ты любишь меня, – неожиданно протянул Мартэн тоном обиженного ребенка.

– Я сплю с тобой, – поправила его Ухура. – Не осложняй мне жизнь своими эмоциями. Ты не женщина. И даже если бы я любила тебя, это еще не основание относиться ко мне, как к половику для вытирания ног.

Мартэн обиженно надул губы и опустил глаза. Глубоко вздохнув, он наконец приступил к укладыванию вещей в большой полевой ранец.

15
{"b":"25358","o":1}