ЛитМир - Электронная Библиотека

– Я сумею вскарабкаться туда. Мысль о том, что я стою на пороге великого открытия, придает мне силы.

Столь смелое утверждение вызвало у девушки обоснованные сомнения, однако она предусмотрительно оставила их при себе. Ей не хотелось ссориться. Ни к чему любимому человеку сейчас распылять остаток своих сил.

Ухура внимательно всмотрелась в подножие горы и увидела россыпь крупных камней, по которым, словно по лестнице, можно было подняться к верхним гротам. Задача, конечно, не из легких, особенно если под рукой нет специального альпинистского снаряжения, но вполне возможная. Она пошла первой, тщательно проверяя устойчивость каждого камня и выступа в круто идущей вверх стене. Слава Богу, что Ги Мартэн невысок и тщедушен – тяжести таких здоровяков, как Спок или капитан Кирк, не выдержала бы эта импровизированная лестница.

Через пятнадцать минут они достигли первого грота. Ухура ухватилась за острый выступ и, подтянувшись на руках, неожиданно встретилась глаза в глаза с взрослым тайгетянином, томно растянувшимся на ровной, словно стол, площадке. Он неторопливо пережевывал огромную рыбину, хвост которой торчал из ритмично двигавшейся пасти. Девушка уже так привыкла к равнодушной невозмутимости этих существ, что была немало удивлена, когда взрослый «певец» при ее появлении перестал жевать и даже обнаружил некоторые признаки беспокойства.

– Ухура, либо поднимайся дальше, либо спускайся вниз! – подгонял Мартэн.

Девушка проворно взобралась на площадку и протянула музыканту руку. Мартэн с благодарностью принял помощь и после нескольких неудачных попыток, наконец, перевалился на маленькое плато. Внезапно приступ кашля сотряс его тело. Горло сжалось спазмом удушья, на щеках появился болезненный румянец. Сидя на корточках, Мартэн держался за горло, отчаянно борясь с неожиданным приступом.

Тайгетянин тем временем продолжал изумленно рассматривать непрошеных гостей. Лишь когда маэстро стало легче, он как ни в чем не бывало продолжил трапезу.

– Это то, что ты ожидал увидеть? – подавив тревогу, спросила Ухура и показала на кучу рыбы.

– Да.

Девушка села на каменистую почву недалеко от тайгетянина, обхватила колени руками и принялась наблюдать за аборигеном.

– Донован уже сломал голову, пытаясь понять, как взрослые умудряются существовать, никогда не выползая из своих гротов.

– Он, конечно, будет очень расстроен, когда услышит разгадку этой тайны, – усмехнулся Мартэн.

– Судя по всему, ты знаешь, как это им удается? Ты считаешь, что существует связь между «песнями» тайгетян и исчезнувшей рыбой? – поинтересовалась Ухура.

– Есть несколько гипотез, но все они требуют доказательств. Нет пока ни одного звука, ни одной фразы, значение которой я мог бы определить наверняка. Мне еще не за что зацепиться. Это все равно, как пытаться понять язык, имея за душой лишь сотню слов, но не имея представления ни об их значении, ни о грамматике. – Мартэн надолго замолчал, уставившись на бескрайний океан. – И все-таки дело не безнадежно, – продолжил он спустя несколько минут. – По крайней мере, нам известно, какие действия сопровождаются определенными последовательностями звуков. Теперь… теперь нужно установить, как одни фразы и пассажи этих «песен» связаны с другими.

– Ты намерен вернуться? – разочарованно протянула Ухура.

Игнорируя вопрос подруги, Мартэн с опаской заглянул в грот.

– Неужели мы умудрились взобраться сюда? – изумился он.

– Боюсь, что так. Спуститься вниз будет труднее.

– Ты так обреченно об этом сказала, словно собираешься остаться в скалах до конца жизни.

Ухура усмехнулась и, взяла возлюбленного за руку.

– Мы можем связаться с «Энтерпрайзом» и попросить выслать за нами шаттл.

– Может, вот так и тайгетяне доставляют рыбу в горы, а транспорт прячут в гротах? – то ли шутя, то ли серьезно предположил маэстро.

– У тебя очень богатое воображение, дорогой. Наши сенсоры и сейсмодатчики давно зафиксировали бы подобные маневры.

– Нельзя же все понимать так буквально, – посетовал Мартэн и, вытянув ноги, положил голову на колени Ухуре.

– Это издержки профессии. Мои служебные обязанности не оставляют места подобным фантазиям, – заметила девушка, с нежностью перебирая, пальцами темные локоны возлюбленного.

– В таком случае нужно сменить профессию, эта иссушает твою душу.

– Не знаю, не знаю. Посмотри, сколько возможностей открыл перед тобой Звездный Флот!

– Не так уж и много, – возразил Мартэн, поглаживая Ухуру по груди. – Может, тебе в самом деле уйти со службы и заняться чем-нибудь более мирным?

Ухура не была готова к подобному разговору. Сарказм, звучащий в словах музыканта, когда он говорил о ее карьере офицера Звездного Флота и о самом флоте, больно ранил ее сердце. Девушка не представляла себе жизни без привычной дисциплины, без верных товарищей, ей всегда приятно было ощущать себя частичкой мощной организации. У нее была цель, вершины, до которых тянуться и тянуться. Как можно изменить однажды выбранному делу? Ради чего? Бросить все ради этого забавного, своенравного, пусть и талантливого человека? Кроме стенаний, капризов и нравоучений она пока ничего от него не видела. Вдруг и Ги Мартэн – обычный мыльный пузырь, которых вокруг пруд пруди?

В тайных мечтаниях Ухура видела себя никак не меньше, чем капитаном боевого корабля. Такое вполне вероятно. Или действительно бросить все к чертям? Вся ее жизнь до сих пор была посвящена служению Флоту и Федерации. Но это ли главное для женщины? Судьба капитана корабля, да и вообще офицера горька и незавидна. Пример тому – капитан Кирк. В жизни этого человека одна отрада, и имя ей – «Энтерпрайз».

«Может, со мной и вправду что-то не в порядке? – подумала Ухура. – Среди мужчин я просто превращусь в „синий чулок“. Неужели моя жизнь так и пройдет внутри этой горы металла и пластика? Остается только выяснить, кто кого больше любит: я „Энтерпрайз“, или он меня.

А как же дом, очаг, дети? Способна ли я пожертвовать непритязательным счастьем ради карьеры? Или в моем сознании ложные цели поменялись местами с истинными?»

Очнувшись от размышлений, Ухура поймала на себе взгляд Мартэна. Оказывается, все это время он не сводил с нее глаз. Она молча провела кончиками пальцев по щеке возлюбленного.

Девушка вдруг вспомнила свою первую встречу с маэстро. Как повлиял на него Звездный Флот с его суровым бытом и трудовыми буднями? Да никак! Ги Мартэн скоро вернется к своей гражданской жизни, праздной и бесшабашной. Все так же его будут осаждать толпы экзальтированных поклонниц, стреляющих глазками. Да как она могла усомниться в правильности выбранного пути?!

Посмеявшись над своими наивными мечтаниями, Ухура склонилась к губам возлюбленного, позволяя сжигавшему ее огню вырваться наружу. Очень нескоро Мартэн выпустил ее из объятий.

– Откровенно говоря, дорогой, я ни за что не поверю, что ты можешь предложить мне что-то стоящее, – подзадорила Ухура.

– А почему бы и нет?

– Потому что ты не можешь позаботиться даже о самом себе. Что же тогда говорить о других.

– А мне и не нужно заботиться о себе. Вокруг меня всегда множество людей, которые, поверь, готовы просто извести меня своим вниманием.

Неожиданно он сел и, зачерпнув горсть мелких камней, кинул их вниз.

– К сожалению, мне придется присоединиться к их числу, как только мы вернемся, – улыбаясь, заявила девушка, вынимая переговорное устройство. – Доктор Маккой рекомендовал тебе отдохнуть. Думаю, он не имел в виду занятия альпинизмом.

– Что ты собираешься делать? – встревожился Мартэн.

– Попросить, чтобы из лагеря за нами прислали транспорт.

– Я способен самостоятельно вернуться в лагерь, – твердо заявил маэстро.

– Конечно, способен. Зато я не желаю кубарем скатиться к подножию этих скал.

– Тогда почему мы не воспользовались транспортом, чтобы взобраться сюда? – подозрительно спросил Мартэн.

– Потому что мы не знали, куда именно нам нужно. А сейчас сканеры легко определят наши координаты, и катер снимет нас с плато.

28
{"b":"25358","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Охотник на вундерваффе
1356. Великая битва
Адмирал Джоул и Красная королева
Тайны головного мозга. Вся правда о самом медийном органе
Лес тысячи фонариков
Ведьмы. Запретная магия
Роботер
Цена вопроса. Том 1