ЛитМир - Электронная Библиотека

– По-моему, ты всерьез решила относиться ко мне, как к ребенку.

Ухура вздохнула, но выключила передатчик, так и не связавшись с лагерем. После долгого молчания она погладила Мартэна по щеке и неожиданно сказала:

– Дело в том, маэстро, что ты не очень здоров. Поэтому я не могу не заботиться о тебе. – Она убрала руку и отвернулась:

– А сейчас… спускайся. Этим ты заставишь меня замолчать.

– Ах, мадам «Звездный Флот», – трогательно смирился Мартэн и обнял девушку, – ты все время заставляешь меня подняться над своим дурным характером, Ладно, вызывай шаттл. Я обещаю, что лягу в постель сразу же, как только мы вернемся в лагерь. – Он посмотрел на всеми забытого тайгетянина, который продолжал свою трапезу. – Интересно, их женщины так же несносны, как наши?

Словно поняв, о чем его спрашивали, тайгетянин шумно вздохнул и затянул негромкую заунывную песню.

– Без сомнения, такие же. Слышишь, как печально он поет? Будто ищет спасения в музыке, – ответил за аборигена Мартэн.

Ухура вновь достала передатчик и бросила на музыканта колючий взгляд:

– Я уверена, что и Кали и любая тайгетянская женщина подтвердили бы, что, самцы, лишь создают проблемы в жизни.

* * *

Если бы капитан Кирк мог слышать Ухуру, он, наверняка, не согласился бы с ее утверждением. После рапорта Спока о бесчинствах охотников он немедленно, послал в Центр требование о признании тайгетян разумными существами и сейчас с нетерпением ждал ответа.

Спок задержался на борту корабля для проверки приборов. В конце концов он был вынужден признать, что лейтенант Мендес права: странные расхождения в структуре ландшафта были вызваны феноменом искривления пространства-времени, а не поломкой аппаратуры. Озадаченный, он нашел капитана в комнате для отдыха и предложил сыграть партию в шахматы.

Удобно расположившись в кресле, Кирк равнодушно наблюдал, как первый офицер бережно поднял пешку и осторожно передвинул ее на одну клетку вперед. Выслушав рапорт Спока, капитан поймал себя на мысли, что не может сосредоточиться. Последнее время отсутствие всегда невозмутимого вулканца странным образом отражалось на настроении экипажа. Кирк вдруг вспомнил слова Элит Кивер: «Спок ничей. Он сам по себе. Таким он был, таким и останется всегда». Кирк тогда согласился с ней, это мнение полностью совпадало с его собственным.

– Значит, мы ни на шаг не приблизились к подниманию языка тайгетян? – задумчиво спросил он, делая рокировку.

– К сожалению, должен с вами согласиться. Мы уже много знаем об их физиологии, но до сих пор не можем разгадать странное устройство их общества и понять смысл «песен».

– Так может мы зря пригласили мистера Мартэна? – засомневался капитан.

– Я бы так не сказал, – развеял его сомнения Спок. – Я до сих пор верю, что ключ к разгадке лежит в «песнях», а Мартэн знаком с этой материей как никто другой. – Поморщившись, первый офицер поставил шах. – Недавно произошел странный случай: когда от рук охотников погиб тайгетянин, его предсмертный крик просто потряс всех. А мистера Мартэна так просто хватил, сильнейший удар. Бедный музыкант свалился без чувств на землю. Такое впечатление, что между ним и этими существами есть какая-то невидимая связь.

– Но люди не обладают телепатией.

– Согласен, – продолжил Спок. – Но, видимо, мистер Мартэн – редкое исключение. Этот случай заставил меня вспомнить о телепатии. У меня зародилось подозрение, что часть тайгетян владеет экстрасенсорным воздействием. Если это так, то я мог бы использовать свои врожденные, как у многих вулканцев, способности.

– Честно говоря, Спок, я терпеть не могу ваши упражнения медиума, особенно на малоизученных планетах. Кто знает, чем это может обернуться? Давайте все же придерживаться традиционных методов изучения, пока их возможности еще не исчерпаны.

– Как скажете, капитан.

Внезапно раздался зуммер селектора:

– Капитан Кирк, вас вызывает Центр.

– Спасибо. Я поговорю из командного отсека.

* * *

– Извините, капитан, но согласно статье 5 раздела 301 Кодекса, раса не может быть квалифицирована как разумная без всестороннего ксенологического изучения. «Энтерпрайз» не в состоянии провести такое исследование, поэтому ваше требование отклонено.

На прощание толстомордый чиновник на экране вежливо кивнул. Изображение погасло.

– И это все? Ради пустой отговорки мы прождали десять часов? – вскочил с места Кирк. – Я сообщил в своем рапорте, что еще никто не изучал планету! Что же теперь делать? Какие же глупцы сидят там!

– Значит, у нас связаны руки?

– Вы знаете это лучше меня, Спок, Что ж, придется еще раз попытаться убедить Гаррисона.

– Капитан, – раздался из селектора голос Т'зеелы. – С вами хочет поговорить командир «Клотоса».

– Соедините, лейтенант.

На экране появилось изображение капитана клингонов.

– Кирк, несколько ваших соотечественников творят на планете безобразия, – без всякого вступления заявил Кор.

– Мне известно об этом, капитан, – спокойно ответил Кирк. – Мы с мистером Споком как раз обсуждали, как поступить в сложившихся обстоятельствах.

– Пока вы рассуждали, моя жена попыталась кое-что предпринять. К счастью, я вовремя был предупрежден, и мне удалось вызволить ее из весьма щекотливого положения. Кали очень переживает из-за убийств тайгетян. Она считает, что избиение аборигенов может привести к плачевным результатам для всех нас.

– У нее есть какие-нибудь доказательства?

– Я спрашивал ее, но она говорит, что это всего лишь интуиция.

– Где вы сейчас находитесь, Кор?

– Внизу, на планете. Я подумал, что пора самому взглянуть на эти странные существа.

– Мы с мистером Споком последуем вашему примеру. Давайте встретимся в нашем лагере через час, попробуем решить этот вопрос на месте.

– Хорошо. Мы придем.

* * *

Вокруг Мартэна собрались все члены экспедиции. На дисплее синтезатора колонки цифр сменялись цветными диаграммами и графиками. Виртуозная работа маэстро вызывала у присутствующих возгласы одобрения и даже восхищения.

– Кажется, мы чуть не пропустили важное событие, – заметил Кирк, выходя из шаттла.

– Да уж, стоит поторопиться, – согласился Спок.

– Что у вас за суматоха? – заинтересованно спросил капитан, с трудом продвигаясь по вязкому песку.

– Это все мистер Мартэн! – зачарованно, с гордостью в голосе ответила Чоу.

– Ну, положим, удалось не все, – скромничая, поспешил ответить маэстро, упреждая вопросы капитана. – Пока я лишь сумел объединить отдельные «песни» в единое музыкальное целое. К сожалению, мне до сих пор непонятен смысл сказанного, вернее пропетого.

– Это уже кое-что, – подбодрил Спок. – Если вы уловили алгоритм грамматики, то не за горами то время, когда постигнете и смысл «песен».

– Не могу согласиться с вами. В составе их мелодий есть незарегистрированные звуки.

– Я считал, что компьютер может самостоятельно заполнить пробелы, – предположил Кирк. Он заметил Кора и Кали, молча стоящих поодаль.

– Я задал синтезатору специальную программу, – пояснил Мартэн. – Но проблема не в том, что отсутствуют некоторые части. Это больше похоже на то, как если бы из симфонического оркестра исчезли некоторые инструменты. Например, пришло время вступать фаготу, но фагота нет. Общий мелодический рисунок продолжается, но музыкальная ткань, в создании которой принимает участие весь оркестр, вдруг становится дырявой.

– Что вы такое говорите? – недоумевающе спросил Кор, протискиваясь к синтезатору.

– Я считаю, что проблема в охотниках, – упростил свое объяснение Мартэн. – Если кто-то дал залп из фазера по моему оркестру, спалив флейтиста, двух скрипачей и трубача, в результате тема будет звучать, но не так, как ее задумал композитор.

– Значит, я была права, – сказала Кали, с упреком посмотрев на мужа. – Охотников необходимо остановить.

– Да, теоретически ты права, однако способ, который выбрала, мало подходит в сложившихся обстоятельствах, – улыбнувшись, Кор провел рукой по горлу. – Так охотятся на ксентарских кошек.

29
{"b":"25358","o":1}