ЛитМир - Электронная Библиотека

– Кто вы такие и почему требуете, чтобы наши дети нарушили святость «Великой Песни»?

– Мы земляне. Мы прибыли сюда, чтобы избавить ваш народ от величайшей опасности.

Патриарх Шинг с удивлением посмотрел на человека.

– Нам ничто не угрожает, потому что у нас есть «Великая Песнь». Я слышал, что помощь требуется именно вам.

– Это правда, – признался Спок под аккомпанемент маэстро. – Наши товарищи пропали в водовороте искривления пространства-времени. Мы просим вернуть их в наше измерение.

– Это невозможно. Нельзя без особой надобности обращаться к силе, которая защищает наш мир, поддерживает в нем равновесие и оберегает нас от напастей.

– Но юные тайгетяне обещали помочь нам, – настаивал Спок. – Требуется только ваше согласие.

Патриарх Шинг вопросительно взглянул на детенышей и разразился громкой, весьма недвусмысленной «песней» – бранью. Дав малышам возможность объяснить происходящее, он помолчал, как-то совсем по-человечьи вздохнул и запел:

– Хорошо. Мы позволим нашим детям оказать вам содействие, но лишь потому, что вы убрали с планеты чужеземных убийц. Услуга за услугу. Однако у нас есть условие: мы спасем ваши корабли, но вы покинете планету. Ваше присутствие нежелательно для нас.

– Но… – хотел было возразить Спок.

– Это мое последнее слово, – отрезал патриарх, повернулся и поковылял обратно в скалы.

– Ну? – нетерпеливо спросил Маккой. – Они помогут?

– Юные «певцы» получили разрешение патриарха Шинга, но он поставил условие: как только «Энтерпрайз» вернется, мы должны покинуть Тайгету-Пять.

– Хорошенькое дельце! – недоуменно протянул Регсдейл, – Не повезло нам с их командиром. Ладно, как только вынырнет «Энтерпрайз», мы быстренько затащим свои задницы на борт и будем таковы. Пусть сами разбираются со своим феноменом!

– Не слишком ли вы торопитесь, мистер Регсдейл? – заметил Маккой. – Мы еще не знаем, удастся ли тайгетянам вернуть наши корабли. Все, что мы пока видели, это забавные фокусы с рыбой и деревьями. Феномен искривления пространства-времени – орешек покрепче.

– Справедливое замечание, доктор.

Мартэн не проявлял к разгоревшемуся спору никакого интереса. Больной и смертельно усталый он хотел только одного: как можно скорее оказаться в тиши медицинского отсека «Энтерпрайза». Присев рядом с одним из детенышей, маэстро погладил его по спинке, с удивлением заметив, что с каждым прикосновением к шелковистой шерсти боль в голове и суставах стихает.

– Ну, маленькая бестия, – пропел Мартэн, – так как насчет помощи?

– Мы начинаем «Великую Песнь», – тайгетянин выскользнул из-под руки маэстро и присоединился к своим товарищам, тесным кольцом обступившим синтезатор. В воздухе остро почувствовалось напряжение. Детеныши подняли головы и «запели».

Все, кто находился поблизости – и земляне, и прятавшиеся в скалах клингоны – скорчились от боли, смятые потоком огромной энергии, исходящей от маленьких «певцов». Люди заметались в поисках укрытия, но нигде не было спасения от волшебных, всепроникающих звуков.

Лишь Мартэн стоял посреди лагеря, его глаза светились восхищением и какой-то детской радостью. Он подошел к инструменту и стал подыгрывать увлеченно поющим детенышам. Где-то в глубинах космоса приоткрылась завеса, разделяющая параллельные миры, и невидимая, но властная сила, вытолкнула «Энтерпрайз» на орбиту Тайгеты-Пять. Крики, вырвавшиеся в момент перехода их четырехсот глоток, мощным хором прозвучали из передатчика.

Капитан Кирк, протирая затуманенные глаза, с удивлением уставился на голубовато-зеленый шар, сиявший на центральном экране. Кор испуганно озирался по сторонам, но в это мгновение невидимая сила раздробила его тело на миллиарды молекул, устремившихся в неизвестность.

– Капитан!

Крик Чехова заставил Кирка собрать волю в кулак. На орбите покачивались все три клингонских крейсера. Неужели все повторится сначала?

Глава 14

Карсул долго не мог прийти в себя. Преодоление барьера, разделяющего параллельные миры, оказалось весьма болезненным. Клингон потряс головой и попытался сфокусировать взгляд на каком-нибудь определенном предмете. Командный отсек «Клотоса» наполнился испуганными криками, постепенно перешедшими в ожесточенные споры.

На главном экране маячил одинокий и беспомощный «Энтерпрайз». Почуяв легкую добычу, молодой офицер до боли сжал подлокотники кресла, прищурил глаза и по-волчьи хищно ухмыльнулся.

– Вот где они… Ну все, теперь уж я не упущу их. Земляне не смогут восстановить силы так быстро, как мы, клингоны. А переделка была еще та! – самоуверенно процедил Карсул то ли сам себе, то ли обращаясь к притихшим офицерам. – Кант, готовь фазеры. Они – мертвецы.

Однако офицер не спешил выполнять приказ самозваного капитана. Бледный и разбитый, он сидел в кресле и безучастно смотрел куда-то в сторону.

– Эй, ты, щенок! – взорвался Карсул, вскакивая с места. – Может, ты оглох? Я отдал приказ – немедленно выполняй его!

– Похоже, твои приказы потеряли силу на борту «Клотоса», – раздался за спиной Карсула ироничный, до боли знакомый голос.

– Вы?! – первый офицер обернулся и застыл с открытым ртом. Он переводил испуганный взгляд с лица Кора на бластер, нацеленный прямо в его грудь. – Но как? Как вы оказались здесь? – не в силах поверить своим глазам, пробормотал Карсул. – Как вы могли незаметно прибыть на борт «Клотоса»?

– Прежде чем претендовать на командирское кресло, Карсул, нужно предварительно своими глазами увидеть труп капитана, – невозмутимо ответил Кор, снимая бластер с предохранителя. – Вы должны были убедиться, что я мертв. Иногда и этого мало: в один прекрасный день оскорбленный командир может восстать из могилы и появиться за спиной. Вы всегда отличались халатностью…

Кор нажал на курок. Командный отсек наполнился тошнотворным запахом горелого мяса.

– Уберите это, – приказал капитан. – Упакуйте в мусорный контейнер и выбросьте в космос.

На мостике воцарилась жуткая тишина. Наконец двое офицеров осторожно приблизились к останкам Карсула и собрали их в пластиковый пакет.

– У кого-нибудь еще есть желание покомандовать? Нет? Тогда перейдем к текущим делам… Что-с капитаном Канди? – повернулся Кор к офицеру связи. – Он убит или арестован?

– Он арестован, сэр, – неуверенным голосом ответил молоденький лейтенант.

– Кто командует третьим крейсером? Должно быть, капитан Шибот?

– Думаю, что он, сэр.

– Похоже, вы не уверены ни в чем, Коракс… – с подозрением спросил Кор. – Что это с вами?

– Н-ничего, капитан, – позеленел от испуга офицер связи.

– Понимаю. Хотите подстраховаться на тот случай, если меня снова не станет? – улыбнулся капитан «Клотоса», впервые за несколько дней усаживаясь в собственное кресло.

На главном экране замелькали полосы, через несколько мгновений связь была установлена. Перед Кором появилось несколько растерянное лицо Шибота.

– Кор, старина! – радостно закричал капитан третьего крейсера. – Счастлив видеть вас живым и невредимым.

– И удивлены, не так ли?

– Ах… вы об этом…

– Забудем, – неожиданно произнес Кор. – Как видите, я полностью контролирую ситуацию на «Клотосе». Экспедиция не нуждается больше в вашей помощи, поэтому можете следовать по своему первоначальному маршруту.

– А «Энтерпрайз»?

– Это не ваша проблема, капитан. Федералы никуда не денутся.

– Но…

– Шибот, не заставляйте меня тыкать пальцем в очевидные вещи. Мы вдвое превосходим противника по численности, – раздраженно заявил Кор, отчаянно жестикулируя. – К тому же, сейчас перед нами стоят куда более серьезные проблемы, чем какой-то там корабль федерации. Не осложняйте мне жизнь, отправляйтесь по маршруту.

– Я должен доложить командованию…

– Докладывайте. Мне некогда тратить время на рапорты. Как бы там ни было, но я либо вернусь победителем, разгадав тайну феномена искривления пространства-времени, либо погибну здесь.

47
{"b":"25358","o":1}