ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ради ваших детей, патриарх, прикажите замолчать своему народу. Подумайте о грядущих поколениях! Даже если феномен и пощадит вашу цивилизацию, не лишайте расу развития. Мы, со своей стороны, поделимся с вами всеми знаниями, что накопили народы Федерации. Заклинаю вас, патриарх, не лишайте детей будущего!

Вселенная зазвенела, наполняясь звуками печальной музыки. Сердце капитана сжалось от отчаяния и безысходности – Джим, с тобой все в порядке? Что случилось? – тормошил капитана доктор Маккой.

Души землян вернулись в их бренные тела. Рядом с ними, мотая головой, свирепо рычал патриарх тайгетян. Задрав голову вверх, он издал властный рык, и в то же мгновение и взрослые, и детеныши замолчали. Наступила непривычная тишина, нарушаемая лишь рокотом прибоя да завыванием ветра в прибрежных скалах.

Глава 15

Отмахнувшись от суетящегося Маккоя, капитан Кирк поспешил к Мартэну. Силы быстро покидали маэстро. Плачущая Ухура бережно гладила впалые щеки возлюбленного.

– Что-нибудь можно сделать? – печально спросил Кирк.

Маккой сокрушенно покачал головой:

– Конечно. Можно сотворить чудо. Но, боюсь, все наши усилия будут тщетны. Позвольте мне забрать его на корабль.

– Нет, не надо, – еле слышно прошептал Мартэн, пытаясь улыбнуться. – Лучшего места для могилы музыканта не найти.

– Не говори так, Ги, – упавшим голосом произнесла Ухура, вытирая слезы.

Кирк заметил стоящих поодаль охранников, прибывших с ним на планету.

– Томас, – подозвал он старшего. – Возьмите своих людей и нейтрализуйте оставшихся клингонов.

– Есть, сэр.

– Вы пойдете с ними, – приказал Кор своим офицерам.

– Не плачь, дорогая, – прошептал Мартэн. – Жизнь часто нарушает наши планы…

– Если бы ты отказался лететь… – всхлипнула Ухура.

– Тогда бы я никогда не узнал тебя, – тихо ответил маэстро, поднося ее руку к своим губам. – Здесь я написал великолепную музыку, а игралось мне так, словно я разговаривал с самим Богом.

– О, Ги! – залилась слезами девушка. Драматическую сцену нарушил настойчивый зуммер передатчика.

– Здесь Кирк.

– Это Скотти, капитан. Хочу сообщить, что феномен только что бесследно исчез, а с ним и все вибрации, разрушавшие кристаллы дилития.

– Прекрасно, Скотти. Ждите моих указаний.

– Есть, сэр.

– Вот, Кирк, мы и выполнили задачу, – слабо улыбнулся Мартэн.

– Я сказал бы, что это вы, а не мы решили проблему, мистер Мартэн.

– Что это? Ложная скромность знаменитого капитана? Давайте, давайте, разрушайте свой имидж.

Неожиданно Кирк опустился перед носилками на колени.

– Я здесь ни при чем. Вы – лучший музыкант во Вселенной, дорогой маэстро, – сказал капитан, пожимая холодеющую руку Мартэна. – Я приношу вам свои извинения. Если бы я знал, что все так кончится…

– Пожалуйста, Кирк, не становитесь сентиментальным, – сердито прошептал Мартэн, иронично взглянув на капитана. – Между прочим, вы были правы, когда как-то сказали: «Есть вещи поважнее собственной жизни». Я рад, что помог тайгетянам.

Словно поняв последние слова маэстро, его маленький друг подполз к носилкам и ткнулся мордочкой в руку Мартэна. На щеках композитора выступили багровые пятна.

– И все-таки нужно перевезти его на корабль, – настаивал Маккой.

– Нет, док, – на этот раз вмешалась Ухура. – Если Ги суждено умереть, то пусть это случится здесь.

– Спасибо, мадам «Звездный флот», – поблагодарил Мартэн, вглядываясь в красивое заплаканное лицо любимой. – Говорил ли я когда-нибудь, как ты мне дорога?

– Прямо скажем, не часто, – сквозь слезы улыбнулась Ухура.

Взгляд маэстро стал рассеянным. Зеленые глаза потускнели.

– Я чувствую, что где-то здесь Кали… – пробормотал Мартэн, пытаясь приподнять голову. – Дай мне руку…

Не только Кали, но и все члены экспедиции собрались у печального одра умирающего композитора.

– Ги, не покидайте нас…

– Не покину. Я останусь в ваших сердцах… правда? – речь маэстро стала бессвязной. – Я ухожу… Иначе… ты никогда не станешь капитаном, любимая…

Глаза его закрылись. Наступила долгая тишина, которую нарушало лишь повизгивание юных тайгетян. Один из детенышей поднял голову и жалобно посмотрел на Ухуру. Из его голубых глаз выкатилась прозрачная слеза.

Подставив руку, девушка поймала капельку в ладонь. Слеза застыла в драгоценный кристалл.

* * *

– Нам вновь не удалось скрестить шпаги, – заметил Кор, шагая рядом с Кирком и Споком по гулким коридорам «Энтерпрайза».

– Это не моя вина, – широко улыбнулся Кирк. – Насколько я помню, вы сами предпочли сотрудничество.

– И преуспели в этом, не правда ли?

– Думаю, преуспели. Ну, и чем вы собираетесь теперь заняться?

– Вернемся домой и будем бить в литавры, – ответил Кор, хитро подмигивая.

– В каком смысле? – недоуменно вскинул брови Кирк.

– Мы с Кали явимся к командованию и расскажем высокопатриотичную басню о том, как федералы трусливо бежали с поля боя, поджав хвосты.

Кирк шутливо закатил глаза:

– О, моя репутация! Моя бедная репутация! – в притворном ужасе заголосил он.

– Вашей блестящей репутации ничто не угрожает, – насмешливо утешил Кор. – Вы давно стали ходячей легендой, капитан. Между нами говоря, я должен признать свое поражение…

– Поражение в чем? Должен заметить, что на Тайгете-Пять мы одержали победу общими усилиями. Мы по обоюдному согласию предотвратили столкновение. Без всяких там органианцев…

– Может, мы просто стали мудрее… – философски заметила Кали.

– К сожалению, это относится только к двум капитанам, – разочарованно вздохнул Спок. – И ваша Империя, и наша Федерация по-прежнему готовы вцепиться друг другу в глотку по малейшему поводу.

– Не будьте столь пессимистичны, – назидательно проворчала клингонка. – Нельзя сказать, что мы решили все проблемы, но, по крайней мере, показали всему миру, что это возможно.

Войдя в транспортный отсек, они остановились у готового к отлету шаттла.

– Что ж, капитан, надеюсь когда-нибудь увидимся снова, – первым протянул руку Кор.

– Я тоже надеюсь на это, – широко улыбнулся Кирк. – Вот моя рука.

Два капитана обменялись крепким рукопожатием.

– Я многому научился у вас, Кирк. Главное, я понял, что далеко не все решается силой. Поверьте, когда-нибудь это поймут остальные клингоны.

– Я рад, что это понял хотя бы один клингон. Думаю, вы тоже станете «ходячей легендой», Кор, – вернул комплимент капитан «Энтерпрайза».

– Пожалуйста, не захваливайте его, Кирк, – попросила Кали, скосив лукавые глаза на мужа.

– Ах, дорогая! Похоже, ты не дашь мне зазнаться!

– Ты так говоришь, будто я только и делаю, что критикую тебя, – обиженно проворчала Кали. – И вообще, почему бы тебе…

Долгим поцелуем Кор заставил замолчать экспансивную жену.

– Вот так надо держать женщин в руках! – весело подмигнул клингон. – Что ж, до встречи!

– Счастливого пути, – от всей души пожелали Кирк и Спок, помахав супружеской чете.

– Забавный все-таки народ эти клингоны, – заметил первый офицер по пути к турболифту.

– Да, мистер Спок, этим-то они мне и нравятся.

– Я никогда не понимал человеческие пристрастия, – неожиданно признался вулканец.

Из лифта Кирк вызвал командный отсек.

– Как там у вас дела? Вы не забыли, что на борту пассажиры? Кроме арестованных охотников с нами отправляются трое тайгетянских послов.

– Так точно, капитан, о них позаботились. Жаль, с нами нет еще одного…

– Да… – горько вздохнул Кирк, вспомнив торжественную похоронную церемонию на берегу океана. Никогда еще по усопшему не звучал такой реквием… Ги Мартэн заслужил его.

– Думаю, ему понравилось бы, – заметил Спок. Несколько секунд капитан молчал, затем неожиданно повернулся к вулканцу:

– Как вы думаете, Ухура справится с горем?

– Я ни черта не понимаю в человеческих страстях, поэтому спросите лучше у доктора Маккоя. Ему по долгу службы положено заглядывать в потаенные утолки людских душ.

50
{"b":"25358","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Гномка в помощь, или Ося из Ллося
#Лисье зеркало
Ложная слепота (сборник)
Пчелы
Небо в алмазах
Цель. Процесс непрерывного совершенствования
Боевой маг. За кромкой миров
Американские боги