ЛитМир - Электронная Библиотека

– Даю слово, Боунз, наши неприятности начнутся лишь на Тайгете, – насмешливо пообещал капитан.

* * *

В нарушение правил безопасности Ухура лично проводила Ги Мартэна и сопровождавшего его толстого лысого человека в конференц-зал. Более того, она самовольно осталась, молча заняв место за столом. Кирк решил не придавать значения этому мелкому нарушению субординации.

Капитан поднялся навстречу музыканту и долго тряс ему руку. Он обратил внимание, что необычайно эффектный на сцене, в жизни маэстро… хм, не более пяти футов трех дюймов росту. Заметив, что под его взглядом Мартэн смутился, капитан отвел глаза и занял место за столом.

– Я рад, что вы приняли наше предложение, мистер Мартэн.

– А разве у меня был выбор? – пианист вызывающе остался стоять перед капитаном.

Толстый нервный человек настойчиво дергал Мартэна за рукав, показывая глазами на стул:

– Почему бы тебе не присесть, Ги? В ногах правды нет.

– Перестань суетиться, Кабби. Я в полном порядке.

Кирк долго рассматривал толстого человека и наконец спросил:

– Простите, но кто вы такой, и что вы здесь делаете?

– Я – менеджер мистера Мартэна, Харви Камберленд.

Имя известного дельца шоу-бизнеса несколько смягчило настороженные взгляды офицеров.

– Позвольте заметить, капитан, – недовольно продолжил Камберленд, – у вас должны быть исключительно веские причины, если вы решились притащить нас сюда в такой час.

– Вас, мистер Камберленд, я как раз не звал, поэтому меня не особенно интересует ваше мнение. Я хотел побеседовать с мистером Мартэном, – Кирк повернулся к маленькому музыканту. – Пожалуйста, садитесь, сэр, и выслушайте нас внимательно.

Маэстро едва заметно кивнул и устроился в кресле напротив капитана.

– «Энтерпрайзу» поручено исследовать необычный феномен в окрестностях Тайгеты. В ее звездной системе только одна обитаемая планета. Жизнь на ней существует в форме животных, похожих на земных тюленей. И они поют.

Мартэн равнодушно слушал капитана, уставившись на свои руки, сложенные на коленях, и лишь при слове «поют» заинтересованно поднял глаза на рассказчика.

– Мистер Спок, – распорядился капитан, – если вы готовы, сообщите о ваших выводах.

Первый офицер включил терминал, и комната наполнилась странными звуками таигетянских «песен». Мартэн закрыл глаза и склонил голову. Между густыми бровями музыканта пролегла глубокая морщина. Лишь когда пленка закончилась, он встрепенулся:

– По-моему, здесь отсутствуют целые куски.

– Простите, я не понял? – вскинул брови Кирк.

– Чем бы ни занимались эти существа, – пояснил Мартэн, – их «песни» так же сложны, как хоралы Баха, их гармония имеет точное математическое описание. Однако в записи есть места, где логическая прогрессия звуков прерывается. Зная законы гармонии, разумеется, эти недостающие мелодии можно экстраполировать. Мне кажется, что в некоторых местах звуки просто выходят за пределы нашего восприятия.

– Очень увлекательно, – похвалил Спок. – Ну и как можно определить недостающие места «песен»?

– Необходим мощный синтезатор, например такой, на котором работают виднейшие композиторы. Хотя ума не приложу, где вы его достанете.

Кирк в нерешительности откашлялся:

– Ну, вот мы и приблизились к сути дела, мистер Мартэн. Мой первый офицер считает, что феномен искривления пространства-времени, погубивший один из транспортных кораблей, каким-то образом связан с этими «песнями». Он рекомендовал в качестве советника привлечь к участию в экспедиции профессионального музыканта, обладающего математическими способностями. Компьютер предложил нам пять кандидатур. В отличие от остальных четверых, вы, к счастью, оказались рядом.

– Простите, но чем конкретно я могу вам помочь, капитан?

– Мы хотели бы, чтобы вы вошли в состав миссии на Тайгету-Пять и помогли в разрешении возникшей проблемы.

– Нет, это абсурд, – отрезал Мартэн и, поднявшись с кресла, решительно направился к выходу.

Ошеломленные офицеры застыли на месте и лишь Кирка не смутил демарш пианиста.

– Можно спросить, почему?

– Спросить, вы, конечно, можете. Однако мое решение окончательно.

Отказ маэстро задел капитана. Спрятав руки под стол, он с силой сжал кулаки.

– Мистер Мартэн в настоящее время активно гастролирует, – развел руками Камберленд, почувствовав возникшее в зале напряжение. – У него есть определенные обязательства, которые он не в праве нарушить.

– Это ничего не значит, – вскочил с места Кирк. – В конце концов, концерты можно перенести. Поймите, мы имеем дело с феноменом, который, возможно, угрожает всей Федерации. Сотня планет, миллионы жизней зависят от прихоти и капризов одной-единственной персоны. Поймите, мы все должны подняться над личным и суетным. Именно этому экипаж моего корабля посвятил свои жизни.

Мартэн остановился на пороге и лениво повернул голову:

– Служение милитаристам еще не есть спасение человечества. А вообще-то попридержите ваши проникновенные речи для своей команды. Может, вы и вдохновляете своих подчиненных, но только не меня. – Мартэн замолчал и достал из портсигара сигарету. Посмотрев на капитана сквозь кольца табачного дыма, он добавил:

– Я никогда не любил платить налоги, зная, что правительство тратит их на военные цели. С какой стати я должен содержать огромную толпу бездельников?

– А ну, посмотрите-ка, мистер Мартэн, – вскипел Маккой, показывая на свои форменные ботинки, – они куплены на ваши налоги, и это единственная преграда между вами и довольно-таки серьезными силами, которые плевать хотели на ваши концерты и на ваш пацифизм.

– Боунз, прекрати, – тихо сказал капитан, усаживая доктора на место.

Злые искры сверкали в глазах капитана, но на губах заиграла любезная улыбка. Офицеры поняли, что сейчас Кирк выложит на стол свой главный козырь. Откинувшись на спинку кресла, он медленно произнес:

– Мистер Спок, как вы думаете, под какой раздел «Закона о Безопасности» подпадает данная ситуация?

Несколько мгновений Спок молчал, озадаченный вопросом капитана. Наконец он вспомнил:

– Речь идет о статье 9, раздел 5, параграф 7: «Мобилизация гражданских лиц в чрезвычайных ситуациях».

– Благодарю вас, мистер Спок, именно этот параграф я и имел в виду.

Нервно хихикнув, Камберленд вытаращил глаза на капитана. Мартэн побледнел. Сохранявшая все это время молчание Ухура тяжело вздохнула.

Наконец маэстро обрел дар речи:

– Значит, вы пытаетесь лишить меня свободы, капитан?

– Отнюдь. Не лишить свободы, а мобилизовать, дорогой мистер Мартэн. И не пытаюсь, а уже делаю это.

– Но вы не имеете права! – вскричал Камберленд, наваливаясь всем телом на стол.

– Заткнись, Кабби! – прорычал Мартэн.

– А кто, собственно, может помешать капитану Кирку воспользоваться федеральным законом, – удивился Спок, пожимая плечами.

– Ги болен синдромом Ришара, – ответил менеджер.

– Черт бы тебя побрал, Кабби! – вскипел Мартэн, отворачиваясь.

– Ги должен находиться под постоянным медицинским наблюдением, – продолжал защищать своего клиента Камберленд.

– На борту «Энтерпрайза» мистер Мартэн найдет все, что ему будет нужно, – твердо пообещал Кирк.

– Это заболевание требует особой медицинской помощи, Джим, – вмешался Маккой. – Синдром Ришара провоцируется стрессом. До сих пор от него нет лекарства, и если больной долгое время испытывает нервное напряжение, его организм очень скоро идет вразнос.

По знаку капитана все офицеры вслед за ним вышли в коридор.

– Позвольте, сэр? – первой заговорила Ухура. Она дотронулась до плеча капитана и с тревогой заглянула ему в глаза:

– Мы не должны заставлять Мартэна лететь с нами, если это угрожает его жизни.

– Лейтенант, у нас нет выбора. Что скажете, Спок? – начал опрос капитан.

– Согласен. Искривление поля пространства-времени в районе Тайгеты столь значительно, что мы обязаны во что бы то ни стало разгадать природу этого феномена. А без музыканта нам не обойтись.

6
{"b":"25358","o":1}