ЛитМир - Электронная Библиотека

– Когда мы пойдем? – прошептал Брайан.

– Скоро, – ответил Шен. – Мне кажется, что родители уже спят.

Он склонил голову набок. Это напомнило Брайану поведение прислушивающейся собаки.

Брайан чувствовал, что в животе его порхают бабочки, проснувшиеся и щекочущие его изнутри. Он боролся с сильным желанием засмеяться. Ожидание новых приключений возбуждало его. Ни за что на свете он не покинет своих друзей. Они ведь не собирались делать ничего дурного. Они хотели только выкинуть пару безобидных шуток и от души повеселиться. К тому же, он знал, что нет ничего удивительного в том, что он смущался. Все остальные его друзья хвастали своими похождениями без ведома родителей.

– О'кей, пошли, – сказал Шен.

Брайан соскочил с кровати и подбежал к окну.

– И не шуми, идиот! – зашептал Шен, его палец прижался к губам.

Он заметил, что Шен еле сдерживает смех. Увидев это, он тихонько захихикал. Ом предчувствовал массу интересных событий.

– Тихо, или они услышат нас!

Они подождали несколько минут на случай, если родители проснулись. Шен шикнул на него еще раз. Брайан пытался овладеть собой.

Дерево скрипнуло, когда Шен открывал окно. Брайану казалось, что этого звука достаточно, чтобы разбудить и мертвого. Шен так не думал. Он быстро спрыгнул на землю. Брайан, помедлив, приземлился рядом.

Лицо Брайана перекосилось от ужасного шума закрываемого окна. Он понимал, что это нервозность усиливает звук.

Шен посмотрел на него и улыбнулся. Его забавляли эти проявления детской пугливости. Он понимал, что Брайан впервые участвует в таком деле. Но он, казалось, был в порядке и собирался довести дело до конца. Он велел Брайану молчать и не двигаться, пока сам обходил двор. Выглянув из-за дерева, он увидел, что в комнате родителей было темно. Они спали. Прячась в тени, он вернулся к стоящему рядом с домом Брайану. Он улыбнулся и ободряюще кивнул. Они пошли к той стороне дома, где легче всего было остаться незамеченными. Шен знал, что с этой стороны лучше всего отходить от дома по прямой. Там было только одно окно – его старая спальня.

Никто не ходил туда с тех пор, как он поменял комнату. Его бывшую спальню использовали теперь как кладовую и вещами, лежащими там, пользовались редко.

– Это здорово! – возбужденно прошептал Брайан.

Они уже отошли далеко и могли разговаривать. Шену хотелось утвердить себя лидером в словах и поступках. В конце концов, это была его идея ночной прогулки. Пока все шло по плану.

– Надеюсь, что те двое не струсили, – сказал Шен.

– Если Рич придет, уверен, что и Фрэнки тоже, – сказал Брайан. Он знал, что Рич никогда не отступал, а Фрэнк был всегда с ним солидарен.

– Когда мы должны с ними встретиться?

– Чуть позже полуночи, – ответил Шен.

– Почему так поздно?

– Не будь дураком, – сказал Шен. – Это должно быть так поздно, чтобы все родители уже уснули.

– А, – ответил Брайан, слегка смутившись.

Проходя мимо домов, они старались держаться в тени. Им очень бы не хотелось попасться. Шен проделывал этот путь в седьмой раз, он чувствовал, что может пройти его вслепую. Он надеялся, что Брайан тоже не отстанет.

Когда Рич узнал о готовящемся походе, то сразу ухватился за эту идею, и все было решено. Он сказал, что в этом нет ничего нового, что прошлым летом он часто выходил ночью из дома, но признался, что не отходил слишком далеко. У него не было проблем, так как после того, как его родители начинали храпеть, никто не замечал его отсутствия. Они не услышали бы и взрыва бомбы. Если они засыпали, то ничто не могло поднять их до полудня. Он также сказал Шену, что может принести один сюрприз, Шен долго домогался, но он не сдавался и не говорил, что это за сюрприз.

Он остановился и сделал знак рукой, чтобы Брайан остановился тоже.

– Мы должны быть осторожны здесь, – его голос понизился до шепота.

– Почему? – спросил Брайан. – Мы разве уже у Мюрреев?

Шен взглянул на него расширенными глазами, словно говоря: «Ну что ты будешь делать?»

– Посмотри вокруг. Что ты видишь?

– Ничего, только кучку домов.

– Правильно! – сказал Шен, подражая голосу их учителя, мистера Бэттона.

– Ну? – усмехнулся Брайан.

– Ну, – передразнил Шен. – Мы должны быть особенно осторожны здесь, чтобы нас не услышали, тупица.

Брайан чувствовал, как громкий крик, зародившийся где-то в его груди, готов вырваться наружу. Не то чтобы он хотел ослушаться друга, просто он смотрел на это как на форму восстановления жизненной энергии. Постоянная необходимость сохранять тишину держала его в напряжении. Ему хотелось пронзительно закричать и, разбудив всех, скрыться в лесу. Но это разрушило бы планы Шена и Рича напугать девочек. Он понимал, что лучше вести себя тихо, как велел Шен.

– О'кей, Шен, – сказал он. – Но я надеюсь, мы придем туда, где не нужно будет так осторожничать.

– Да, потом мы пойдем в такое место, и ты там сможешь шуметь сколько захочешь.

Его тело задрожало от напряжения.

– Куда мы пойдем потом?

Шен поднес палец к губам, показывая, что они говорят слишком громко.

– Это секрет.

«Секрет!» – думал Брайан. Ему не нравилось, когда друзья скрывали от него что-то. Он чувствовал, словно внутренности его скручиваются, как мокрое белье. Он должен был знать, куда они пойдут после Мюрреев.

– Ну давай, Шен, – жалобно проговорил он. – Куда вы собираетесь пойти потом?

– Я же сказал, это секрет, – ответил Шен, его глаза сверкнули. – Ты скоро сам узнаешь.

– Хотя бы дай мне понять, – попросил он с нетерпением.

– Это секрет.

– Большой?

Шен сдался. Он понял, что Брайан не успокоится всю дорогу, если он не скажет ему больше. Он не хотел пока говорить ему и жалел, что обмолвился раньше времени.

– Слушай, – он выдержал эффектную паузу. – Ты полюбишь это место, потому что там нас никто не найдет.

– Я знаю, где это?

– Не думаю, – ответил Шен. – Скорее всего, я первый, кто нашел это место.

– Это далеко?

– Трудно объяснить, – он задумался. – Я не могу точно сказать, где это. Я должен показать.

Брайан был удовлетворен тем, что от него ничего не собирались скрывать. И он пойдет туда, где бы это ни было. Он всегда хотел найти место, где бы он и его друзья могли собираться. Их собственное убежище. Брайана захватывала эта мысль. Может, они даже смогут построить крепость.

– И никто не знает, где это? – удивленно спросил Брайан.

– Об этом знаю только я, скоро и ты узнаешь.

– Ты как-нибудь назвал это место? – Брайан все еще приставал к нему, но не так сильно, как раньше.

– Да, – сказал Шея. – Я назвал его секретным местом встреч.

Секретное место встреч! Брайану нравились эти слова. Место с таким названием должно было принадлежать только им. Это давало приятную возможность ощущать себя частью чего-то. Он был рад, что пошел с ними сегодня. Он был абсолютно доволен всем, кроме необходимости соблюдать тишину. Он обнаружил, что рвется вперед пугать, девчонок, а потом идти в секретное место.

Он сохранял молчание, следуя за Шеном, Было видно несколько огней в домах. Они шли, пока не оказались возле дороги. Из-за дорожных огней там было светло, как днем. Как они пересекут дорогу незамеченными? Не задавая больше вопросов, он побежал вслед за Шеном. Они перебежали в тень на другой стороне, ни капли не вспотев. Брайан понимал, что он дышит тяжело больше из-за необычности всего происходящего, но теперь ему казалось, что все будет хорошо.

Шен молчал, не отрывая глаз от домов напротив. Он смотрел, не зажглись ли огни, означающие, что их обнаружили. Он не заметил приоткрытых дверей. Он был почти уверен, что их никто не увидел. Может быть, завтра он найдет более безопасное место, чтобы переходить дорогу, не боясь быть увиденным. Это место было слабым звеном в придуманном маршруте.

Оставшись довольным, он тронул Брайана за плечо и направился к дому Мюрреев, держась в тени деревьев.

Брайан почувствовал резкий звон в ушах. Это был звон, который он слышал поздно ночью, когда его мать уходила спать и он оставался один в комнате. Это был звон тишины; и он думал, что это самый громкий звук, который он когда-либо слышал. Его уши разрывались от боли. Он увидел слабый огонек в одной из верхних комнат. Брайан по-детски хихикнул. Девочки еще не спали. Но где же Рич и Фрэнки? Они должны были встретить их здесь. Определенно, они увидели бы их. Он надеялся, что они не струсили, или, еще хуже, их не поймали. Если поймают одного – поймают всех. Если бы их застали выходящими из дома, родители Рича и Фрэнка позвонили бы его матери. А если бы его мать узнала, она стерла бы его в порошок. Мать никуда не выпускала бы его после школы и не давала бы разговаривать с друзьями. Он ужасался при мысли о возможной трепке.

16
{"b":"25359","o":1}