ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

— Я буду считать это первейшей своей обязанностью, пур Зазз.

Я покинул его. Он стоял, прямой и властный, в белой тунике и переднике, с горящей на груди эмблемой в виде колеса без ступицы в круге и висящим по боевому на боку длинным мечом. Тогда я наполовину знал, что никогда больше не увижу его.

— Рембери, пур Дрей.

— Рембери, пур Зазз.

Прощание с Зенкиреном оказалось не столь легким. Но я пообещал ему, что если он пошлет сообщение в Стромбор, оно наверняка найдет меня, и покуда я жив, мой обет вернуться останется нерушим.

Я не сказал, что если Звездные Владыки или Саванты решат иначе, то я могу оказаться не в состоянии вернуться.

— Рембери, пур Дрей, князь Стромбор.

— Рембери, пур Зенкирен.

Мы в последний раз крепко пожали друг другу руки, и я спустился к своему баркасу.

Сильно поутихшие Нат и Золта позаботились, чтобы отправка прошла гладко.

Меня ещё долго будет преследовать выражение обиды на лицах моих друзей, которую они попытались скрыть.

Прибыли тут, понимаешь, двое каких-то незнакомцев из другого мира, расположенного где-то за внешними океанами, таинственного, странного и не имеющего никакого отношения к Оку Мира. И я тут же вскочил и помчался на их зов, высунув язык, словно пес, которого позвал хозяин. Кто она такая, эта принцесса-магна, позвавшая самого лучшего из капитанов-корсаров внутреннего моря? Именно это и говорили их лица.

Но… они не знали Делии, моей Делии на-Дельфонд.

Широкопалубный «купец» плавал как корыто. Я терпел. Конечно, я предпочел бы проделать это плавание по никогда не пересекаемых мной морям на борту свифтера, но я больше не находился на жаловании у короля, поскольку больше не служил ему.

Магдагский корабль настиг нас, когда оба солнца, очень близкие друг к другу, уже тонули в море на западе, и по спокойной воде ложились длинные тени. Он двигался к нам, вспенивая море веслами, которые четкими параллельными линиями опускались в воду, и нам было не уйти.

— Клянусь Зантристаром! — заорал я, выхватывая меч. — Им не взять нас без боя!

Матросы бегали и суетились. Нат и Золта размахивали пламенеющими в меркнущем свете клинками, и пытались подбить их на сопротивление. Но наш «купец» не имел никаких шансов. Его экипаж составлял от силы человек тридцать, и те не слишком рвались в бой, которого, как они знали, им не выиграть. Они спустили на воду баркас и явно собирались грести к ближайшему острову, где мы рассчитывали сегодня заночевать, и из-за которого как раз и выскочил с такой внезапной свирепостью поджидавший в засаде магдагский корсар.

— Приказ, отданный мне самой принцессой-магной, — ровным голосом уведомил меня Тару, — повелевает мне доставить вас в Вэллию целым и невредимым. Положите свой меч.

— Дурак! — выругался я. — Я — пур Дрей, князь Стромбор, и магдагские еретики отдадут почти все, что угодно, лишь бы я снова оказался у них в когтях. Плен не для меня!

— Этого боя тебе не выиграть, — сказал Воманус. Он сжимал рапиру, выражение его дерзкого худощавого лица недвусмысленно говорило как сильно ему хотелось присоединиться ко мне.

— Мы нейтральны, — нетерпеливо и резко бросил Тару. — Магдагские варвары не посмеют причинить нам вреда. Они могут перебить всех своих врагов из Санурказза, но не тронут ни меня, ни Вомануса… ни тебя, Дрей Прескот.

— Почему?

Длинный бронзовый таран галеры взрезал море и скручивал его стружкой пенных бурунов, белевших по бортам, а над ними мелькали, двигаясь по кругу, весла, словно белые крылья чайки. Это был двухрядный стодвадцативесельный свифтер, очень быстрый. Я видел воинов на его шпироне, готовых к абордажу, и расчеты у носовых вартеров. Паруса на нем свернули, но единственную мачту не убрали.

Тару из Винделки подошел к поручням, и я повернулся, чтобы оставаться к нему лицом. Внизу Нат и Золта неистовствовали в отчаянных усилиях поднять экипаж на сопротивление. Воманус тихо прошел на корму. Баркас уже спустили на воду, сломав в панической спешке весло о борт «купца».

— Они не возьмут вас, пур Дрей.

— Почему? Какое им дело до того, что я знаю принцессу Делию на-Дельфонд? Что я только о ней и думаю? Тару, я никогда не видел Дельфонда, равно как и Синегорья. Но я теперь считаю их своей родиной.

Он позволил своему суровому квадратному лицу стать менее хмурым. Не думаю, что он улыбнулся.

— Я знаю свой долг, Дрей Прескот, которому предстоит стать принцем Дельфонда, — по его лицу тенью пробежала гримаса внутреннего негодования. — Впрочем, думаю, тебе лучше быть чуктаром… нет, если поразмыслить здраво, достоинство кова подойдет тебе больше. Это произведет на магдагцев большее впечатление. Я сам ков, как тебе следует знать, хотя и несколько более древнего рода.

Я недоуменно уставился на него. Покамест мне было совершенно непонятно, ни о чем он болтает, ни к чему он клонит. Потом я услышал легкий шорох ног по палубе позади себя. Среагировал я быстро. Удар почти не попал в цель. Но он обрушился мне на затылок, оглушив и швырнув меня на палубу, а со вторым ударом свет в моих глазах померк.

Когда я пришел в сознание, то оказался на борту магдагского свифтера, одетый в желто-коричневую тунику и черные вэллийские сапоги. На одном боку у меня висела рапира, на другом — кинжал. И я, как выяснилось, являлся почетным гостем Магдага. А звали меня теперь, как сообщил мне Тару, Драк, ков Дельфонда.

ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Принцесса Сушинг встречается с Драком, ковом Дельфонда

Поскольку суда внутреннего моря почти неизменно либо заходят на ночь в порт, либо пристают к удобному берегу и выволакиваются на сушу, они редко бывают обеспечены койками или гамаками. Сейчас ложем мне служил своего рода жесткий деревянный ларь, покрытый руном поншо, выкрашенным в зеленый цвет.

Зеленый.

Даже сейчас мне трудно вспомнить хоть чего-то внятное из тех мыслей какие теснились тогда у меня в голове.

Достаточно сказать, что некоторое время я просто лежал там, пока мой череп звенел от удара, а в голове где ещё не все прояснилось проносились обрывки мыслей, злобных и насмешливых.

Тару, ков Винделки, нагнулся ко мне, так что его жесткая борода кольнула мне щеку.

— Не забудьте, кто вы, Драк, ков Дельфонда! От вашей памяти зависит не только ваша голова — но и все наши.

— У меня хорошая память, — сухо откликнулся я, думая о Нате и Золте. — Я помню лица, имена и сказанное мне.

— Прекрасно.

Он выпрямился, и я сумел немного рассмотреть каюту, принадлежавшую, судя по всему, помощнику командира корабля. Я умел обнаруживать некоторые малозаметные приметы, которые отличали людей разных званий на море — любом море — и презирал многие из них.

— Погоди, — схватил я его за рукав. Он подумал, что я прошу помочь подняться, и хотел было высокомерно отступить, но я посмотрел ему прямо в глаза. В поле зрения появился Воманус. Его подвижное лицо выражало теперь печальное понимание. — Тару… «Дельфонд» — это я понимаю, да и «ков» тоже, так как ты мне объяснил. Но почему «Драк»? Это-то откуда взялось?

Квадратное лицо Тару потемнело, и он бросил злобный взгляд на Вомануса.

— Так тебя назвал я, Дрей… э, Драк, — признался юноша. — так как это имя первое, какое мне пришло в голову. — Коль скоро этот юный дурак назвал тебя таким именем, мне не оставалось ничего другого, кроме как принять это. Магдагцы-то ведь не дураки.

Воманус, судя по его лицу, похоже врал.

Тару продолжал говорить, и я, не прерывая его болтовни, приподнялся на локтях. Голова у меня гудела, как пресловутые колокола Бенг-Киши.

— Имя «Драк» носил император-отец, когда взошел на престол. Также это имя полулегендарного-полуисторического существа, частично человека, частично — бога. О нем можно прочесть в старинных мифах, входящих в состав Гимнов Города Роз, по меньшей мере, трехтысячелетней давности, — он говорил нетерпеливо, тоном образованного человека, объясняющего неотесанному мужлану прописные истины.

31
{"b":"2536","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Вообще ЧУМА! история болезней от лихорадки до Паркинсона
Побег из лагеря смерти
Сад камней
Факультет чудовищ. Вызов для ректора
Корейские секреты красоты
40 чертей и одна зелёная муха
Я буду всегда с тобой
Народный бизнес. Как быстро открыть свое дело и сразу начать зарабатывать
Дом, в котором…