ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Словно уловив ее настроение, Джеймс заговорил о забавных проделках малолетних крестников.

– А ты хотела бы иметь детей? – как бы невзначай спросил он и потерся подбородком о ее макушку.

– Да, наверное, – задумчиво отозвалась она. – А почему ты спрашиваешь?

– Ну, раз мы оба этого хотим, то вполне могли бы завести общих детей… Не возмущайся, дай хоть помечтать немного. Представь себе, мы вот так же лежим на диване перед телевизором, а за стеной спят наши малыши. Мы, конечно, наймем для них отличную няню. У них будет все, что нужно. Здорово, правда?

– Это нечестно. Ты переступаешь границы нашего договора.

– Ладно, больше не буду, – поспешно отступил он. – Давай перекусим, в холодильнике полно еды. Что тебе принести?

– У меня день капризов. Хочу клубники и мороженого.

– Никаких проблем. Подожди, сейчас закажу, и все будет доставлено. Или нет, лучше сам съезжу, так будет быстрее. А ты, чтобы не скучать, позвони своей Синтии или посмотри телевизор. Я скоро вернусь.

Оставшись в одиночестве, Роберта немного попереключала каналы, но не нашла ничего интересного и протянула руку к телефону. Вряд ли Синтия сидит дома в воскресенье, но рискнуть стоило. После нескольких гудков Роберта услышала энергичный голос подруги.

– Привет, Синтия. Это Бобби.

– Привет, дорогая. Ты где? Я недавно звонила тебе, но никто не взял трубку.

– Я у своего друга. Решила последовать твоему совету и зажить полной жизнью.

– Замечательно! А как его зовут, этого исключительного мужчину?

– Его зовут… Джеймс Хауэлл! Ну, как тебе моя новость?

– Ой, подружка, я смотрю, ты на мелкую дичь теперь не охотишься! И давно это у вас? Впрочем, что я говорю, если бы вы встречались давно, я бы уже знала, так ведь? – Получив подтверждение, Синтия продолжила: – Поздравляю! Умираю от любопытства. Нам обязательно нужно пообщаться не по телефону. Надеюсь услышать кое-какие подробности. Но самое главное, тебе хорошо с ним?

– Мне даже страшно до чего хорошо!

– Ну если и он может сказать то же самое, тогда скоро зазвонят свадебные колокола, – убежденно заявила Синтия.

– Нет, нет, к этому я не скоро буду готова.

– Ерунда! Я же знаю, насколько ты старомодна. Как только признаешься самой себе, что любишь его, сразу же дашь согласие на брак. Скажи, чего ты боишься? Ведь не все же мужчины похожи на Ланса. Я слышала, что Хауэлл на редкость порядочный парень. Так о нем отзывается даже его бывшая жена, а уж если она это говорит…

– Постой, значит, ты с ней знакома?

– И с ней, и с ее бывшим мужем. Правда, не особенно близко. А что тут удивительного, ведь мой отец вел с ним дела. Поэтому ты и оказалась в «БХТ». Но я так и не услышала, из-за чего ты, собственно, опасаешься вновь выходить замуж.

– Во-первых, не хочу, чтобы меня использовали, как источник дохода. Во-вторых, боюсь, что муж будет мне изменять. Ты же знаешь, я все стерплю. Все, кроме лжи!

– Твой доход по сравнению с деньгами Хауэлла – сущий пустяк. Так что первая причина отпадает. А что касается измены, то тут не может быть никаких гарантий. Нужно либо верить любимому мужчине, либо нет. Но у Хауэлла прекрасная репутация в том, что касается женщин. Учти это.

– Ладно, учту. Рада, что застала тебя дома. Передам Джеймсу твой лестный отзыв о нем, ему будет приятно. Ну пока, целую, – сказала Роберта и повесила трубку.

– Кого это ты целуешь в мое отсутствие? – Возвратившийся Джеймс с интересом прислушивался к последним словам Роберты.

– Снова Синтию, кого же еще? Кстати, я собиралась вас знакомить, а вы, оказывается, давно уже знакомы. Это Синтия Уилсон, дочь владельца «Уилсон и К°». До чего тесен мир!

– И не говори. Что ж, раз мы с ней знакомы, все становится еще проще. Надеюсь, мы с ней подружимся. Мы разговаривали несколько раз, и у меня сложилось о ней неплохое мнение.

– А она просто-таки пела тебе дифирамбы. Мне было приятно услышать, что ты не дамский угодник, – сказала Роберта и сунула нос в принесенные им пакеты. – Что у нас тут?

– Клубника, как ты просила, и мороженое трех сортов.

– Спасибо, ты просто чудо! – воскликнула Роберта.

– Пустяки.

Они поужинали, потом Роберта настояла на своем возвращении домой. Как ни было ей приятно ощущать заботу Джеймса, все же завтра обоим предстояло появиться на работе. Она хотела привести себя в порядок и собиралась делать это без мужского присмотра. На этот раз Джеймс не стал спорить.

9

На следующий день, появившись в офисе, Роберта была слегка озадачена лучезарной улыбкой Риты и ее настойчивым предложением полистать популярный иллюстрированный журнал. Чтобы не спорить, Роберта сунула его под мышку и направилась в кабинет Джеймса.

Его еще не было, и она от нечего делать раскрыла журнал. Просмотрев несколько страниц без особого интереса, она вдруг наткнулась на собственное лицо на одном из снимков. Рядом с ней стоял улыбающийся Джеймс. Подпись под снимком намекала на некие перемены в жизни известного бизнесмена.

Роберта только посмеялась над скороспелыми выводами журналистов. Но подошедший Джеймс придерживался иного мнения. Он совершенно серьезно принялся настаивать на том, что Роберта просто обязана сделать из него честного мужчину, раз уж их отношения стали достоянием гласности. Не желая портить себе и ему настроение, она легкомысленно пообещала подумать над его словами.

Он просиял, и она спохватилась, что дала ему надежду на положительный ответ, но было уже поздно. К тому же еще до ланча она убедилась, как быстро разносятся подобные новости. Ей пришлось побывать в компьютерном зале, где коллеги подвергли внимательному осмотру ее левую руку. Не обнаружив на ней кольца, свидетельствующего о состоявшейся помолвке, они возбужденно зашушукались. Роберта досадливо поморщилась, крепко стиснула зубы и поспешила уйти, едва сдала свой отчет Льюису.

После ланча Джеймс и Роберта занялись подведением итогов ее работы в «БХТ». Судя по всему, ее пребывание в компании принесло плоды. В программах выпуска нового изделия больше не наблюдалось никаких сбоев. Команда «перетасованных» программистов работала слаженно и с большей продуктивностью, чем месяц назад. Мисс Уоллер оправдала надежды своих боссов и по праву могла гордиться собой. Срок ее командировки истек, и уже завтра она должна была вернуться в «Уилсон и К0».

С точки зрения и Джеймса, и Роберты, это было даже к лучшему. В ее присутствии он с трудом мог сосредоточиться на работе, что было весьма неразумно. Впредь они будут встречаться по вечерам, а дни их будут полностью посвящены делу. Все это звучало очень правильно, но вызывало у обоих черную меланхолию.

В конце дня Роберта обошла своих новых знакомых в «БХТ» и попрощалась с ними. Ей желали удачи как в работе, так и в личной жизни. Эти намеки едва не заставили ее вспылить, но она сдержалась. Внешне Роберта была невозмутима, как всегда.

Возвращение Роберты в родной отдел было обставлено с особой пышностью. Каким-то образом здесь уже было известно, что она не посрамила чести «Уилсон и К°». Коллеги украсили ее стол цветами и надувными шариками. Синтия радостно встретила подругу и утащила в свой кабинет, чтобы расспросить о Хауэлле.

Роберта отшучивалась и поведала только то, что посчитала нужным. Потом она включилась в работу отдела, и все остальное было отодвинуто на второй план.

До конца рабочей недели Роберта не видела Джеймса, который тоже был очень занят. На одном из его предприятий случился пожар. Ему пришлось срочно вылететь туда, чтобы лично проследить за ликвидацией последствий бедствия. Но каждый вечер перед сном он звонил Роберте. Она так привыкла к его звонкам, что страшно встревожилась, когда Джеймс не позвонил в обычное время в пятницу.

Расстроенная и обеспокоенная Роберта ходила из угла в угол и с тоской смотрела на молчащий телефон. Звонок в дверь вывел ее из удрученного состояния, она пошла открывать дверь и радостно взвизгнула при виде усталого и небритого Джеймса. Он был тронут столь радостной встречей и надолго приник к ее губам.

30
{"b":"25365","o":1}