ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Конечно, ему очень удобно. А о себе ты подумала? Что это за мужчина, который не зарабатывает себе даже на сигареты? – возмущалась она.

Но Роберта упрямо не желала слушать ничьих советов и всегда находила оправдания поведению мужа. Когда Синтия становилась невыносимой, она брала работу домой и сидела в четырех стенах, пока подруга не извинялась и не брала свои слова обратно, что, впрочем, ничуть не мешало ей презирать Ланса.

Тот в свою очередь крепко невзлюбил Синтию. Так что Роберте жилось не очень-то весело между двумя заклятыми врагами. Но она большей частью находилась в своем мирке, куда не было доступа никому, кроме нее самой.

Она стала настолько незаменимой в компании, что получила разрешение не появляться в офисе. Свои разработки она переправляла в компьютерный центр «Уилсон и К°» при помощи модема. А деньги за них поступали на ее счет в банке. Так было гораздо удобнее.

Однако вскоре обнаружилось, что ее постоянное присутствие раздражает Ланса, который уже не мог валяться в постели сколько вздумается. Ему теперь приходилось делать вид, что он ищет работу, чтобы жене не пришла в голову бредовая мысль запрячь его в домашние дела. Нечего и говорить, что это отнюдь не улучшало настроения Ланса.

Вскоре после первой годовщины свадьбы дочери родители Роберты осуществили заветную мечту – перебрались из Нью-Йорка в солнечную Калифорнию. Отец вышел на пенсию и купил небольшой дом в Санта-Барбаре. Свою квартиру на Манхэттене он планировал подарить дочери, но пока так и не оформил юридически свое решение. Но это не помешало молодой семье перебраться на новое место.

Квартира родителей была значительно просторнее их прежнего жилища, поэтому Роберте понадобилась некоторая помощь со стороны. Одна только расстановка мебели по ее вкусу отняла немало сил и у нее, и у Эндрю Чиверса, с которым она познакомилась сразу же после переезда в новый дом.

Тот оказался незаменимым помощником – особенно если учесть, что Ланс абсолютно не желал участвовать ни в каких хозяйственных хлопотах и приходил домой только ночевать, пока быт в новой квартире полностью не наладился. Самим фактом переезда Ланс был доволен. Новый адрес звучал солиднее старого, а для него и его знакомых это имело большое значение…

Родителям Роберты недолго пришлось наслаждаться южным солнцем. Поблизости от их дома однажды ночью случился пожар, который быстро распространился на большую территорию. Было много жертв, среди них оказалась и чета Уоллер. Горе обрушилось на Роберту тем более неожиданно, что накануне трагедии она долго разговаривала с матерью по телефону. Ей было трудно представить, что родителей больше нет в живых.

В наследство от родителей Роберта получила квартиру и значительную сумму по страховке за сгоревший дом. А также проценты со вкладов отца и матери. В этот тяжелый для нее период Ланс, оставшийся в живых близкий родственник, оказался рядом и старался облегчить ее горе словами утешения. Впервые он оказался полезным жене. Ланс и Синтия были единственными людьми, с кем она общалась в течение нескольких недель после гибели родителей.

Но не успела Роберта прийти в себя после одного несчастья, как выяснилось, что у нее есть и другие основания для переживаний.

Как-то вечером, приводя в порядок одежду мужа, она обнаружила в кармане его пиджака странные записи. На обороте ресторанного счета в столбик были записаны какие-то суммы. Предположив, что это карточные долги или ставки на ипподроме, Роберта прямо спросила об этом мужа. У того забегали глаза, и он нехотя признался, что задолжал некоторую сумму друзьям.

Роберта поначалу страшно расстроилась, а затем прибегла к крутым мерам: ликвидировала общий счет в банке и стала следить за расходованием каждого цента. Напрасно Ланс клянчил у нее денег для погашения долга, жена была непреклонна. Он явно недооценил ее твердости в том, что касалось финансов. С раннего детства ее воспитывали в уважении к деньгам.

Правда, в семье Уоллер проповедовали и другие ценности, которыми не следовало пренебрегать. Но Роберта твердо усвоила, что свое добро нужно охранять и защищать, поэтому ни за что не соглашалась потратить на Ланса наследство, оставленное родителями. Муж оказался в полной финансовой зависимости от жены. Как ни странно, он сумел-таки выкрутиться из сложной ситуации – по крайней мере, ему никто не звонил и не угрожал.

Роберта постепенно успокоилась. А когда вскоре Ланс нашел себе, работу по специальности, и вовсе расслабилась. К этому времени она окончательно поняла, что ее брак был ошибкой, радовалась, что они так и не завели детей, но ей не хватало решимости изменить привычный образ жизни.

Работа поглощала все ее время и мысли. Иногда она чувствовала себя виноватой, что не испытывает прежних чувств к мужу, который, казалось, совершенно не переменился к ней, по-прежнему уверяя ее в своей любви. Часто она отказывала ему в интимной близости, ссылаясь на усталость.

С ее стороны это было, конечно, серьезным нарушением супружеского долга. И Роберту даже терзали угрызения совести, но она ничего не могла с собой поделать. То, что раньше воспринималось как приятное занятие, превратилось для нее в тягостную обязанность.

Ланс не выказывал явной обиды и вел себя безупречно. Испытывая в такие моменты чувство вины перед мужем, Роберта шла навстречу его небольшим просьбам, не замечая, что ее отказы он воспринимает с довольной ухмылкой и всякий раз использует их, чтобы выпросить денег.

Его вполне устраивала такая жизнь: теплый уютный дом и жена, которая не лезет в его дела и периодически подкидывает мелкие суммы на развлечения. Ну и он не мешал ей жить в свое удовольствие. Если, конечно, удовольствием можно было назвать ее вечное сидение за компьютером.

Так оно и шло бы дальше, но как-то раз Роберте пришлось отправиться в непродолжительную командировку по заданию фирмы «Уилсон и К°» в и один из небольших городков недалеко от Нью-Йорка. Фирма открывала там филиал, и возникла необходимость в опытном программисте.

Роберта поехала туда вместе с Синтией; вдвоем им было очень весело, несмотря на то что подруга всю дорогу пилила Бобби за ее внешний вид. Но та пропускала замечания мимо ушей. Зачем следовать моде, кого-то соблазнять женственными нарядами, когда дома у нее красавец-муж? При упоминании о Лансе Синтия буквально взвивалась до потолка. За три года замужества подруги она так и не смирилась с его манерами избалованного маменькиного сынка.

Синтия настолько надоела Бобби, что та уехала на день раньше, чем собиралась. Роберта не стала звонить мужу, полагая, что Ланса в это время все равно нет дома. Пусть ее возвращение станет для него сюрпризом.

Однако получилось так, что сюрприз был преподнесен ей самой.

2

Когда Роберта переступила порог дома, она и предположить не могла, какая удивительная картина предстанет перед ее изумленным взором в супружеской спальне. Дверь в нее была приоткрыта, и в щель пробивался довольно яркий свет от хрустального бра над кроватью.

Она тихонько подошла… и то, что увидела, потрясло ее настолько, что Роберта едва не ахнула, но вовремя зажала рот рукой. На сбившихся простынях обнявшись лежала парочка любовников. Их руки и ноги были переплетены, словно они не хотели расставаться даже во сне.

Несколько минут Роберта простояла в полной неподвижности. А затем достала из сумки фотоаппарат со вспышкой, который брала в командировку, и сделала несколько снимков неверного мужа и его возлюбленной. При этом Роберта старалась, чтобы в кадре были отчетливо видны лица. От каждой вспышки Ланс недовольно морщился, но так и не проснулся.

Тридцатью минутами позже разгневанная миссис Стокман поселилась в небольшом отеле неподалеку от собственной квартиры. Войдя в номер, она прежде всего взялась за телефон. После нескольких гудков на другом конце провода сняли трубку.

– Привет, Синтия! Это Бобби. Мне нужна твоя помощь.

– Что у тебя стряслось? – мгновенно встревожилась подруга.

4
{"b":"25365","o":1}