ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Однако осуществить намеченные для подавления большевистского выступления меры Временному правительству и штабу округа не удалось. Из вызванных в Петроград частей прибыли только небольшие отряды юнкеров из Петергофа, Ораниенбаума и Гатчины, а также женский ударный батальон из Левашова. Расположенная в Павловске конно-артиллерийская батарея отказалась подчиниться приказу штаба округа и заявила о признании ВРК. Командир стрелкового полка увечных воинов в своем рапорте в штаб округа доносил, что его полк не может прибыть в Петроград «в силу технических условий, а равно угрозы со стороны местной царскосельской военной секции». Попытки юнкеров Павловского, Владимирского и Константиновского военных училищ выступить на Дворцовую площадь были пресечены солдатскими командами этих училищ и расположенными по соседству с ними воинскими частями. Охранявшие Зимний дворец с июльских дней солдаты самокатного батальона днем 24 октября снялись с караула, заявив, что «далее нести охрану дворца не будут»[538].

Тогда штаб округа по указанию Керенского запросил командование Северного фронта о возможности присылки сводного отряда в составе пехотной бригады, кавалерийского полка и артиллерийской батареи. Командование ответило, что запрошенные войска могут прибыть в Петроград через сутки после соответствующего приказа, санкционированного ЦИК и армейскими комитетами. Одновременно Керенский приказал двинуть из г. Острова 1-ю Донскую дивизию 3-го конного корпуса[539].

Решив первым нанести удар по большевикам, Временное правительство предоставило им возможность начать свое восстание как ответную меру против правительственных репрессий. Этим обстоятельством могли быть довольны Каменев и Зиновьев и другие умеренные большевистские руководители: ведь инициатива активных действий исходила теперь не от большевиков, а из правительственного лагеря. И ЦК большевистской партии, собравшись утром 24 октября в Смольном на свое заседание, обсуждал уже контрмеры в связи с вызовом в Петроград юнкеров и нападением на типографию газеты «Рабочий путь», но такие контрмеры неизбежно перерастали в восстание. На случай захвата Смольного правительственными войсками было решено «устроить запасной штаб в Петропавловской крепости»[540].

Внимательный читатель, не пропустивший в поисках «германского следа» наше краткое изложение основных событий, связанных с подготовкой вооруженного восстания большевиков в октябре 1917 г., согласится, что Временное правительство и в первую очередь его глава А. Ф. Керенский немало сделали для того, чтобы оно состоялось. Сознание своей вины, видимо, преследовало Керенского всю оставшуюся жизнь, и потому он неоднократно возвращался к октябрьским событиям 1917 г. и каждый раз по-разному. Наконец, в своем главном труде «Россия на историческом переломе» Керенский окончательно пришел к выводу о том, что Октябрьское вооруженное восстание вызвано «германским фактором». Он писал: «Я твердо уверен, что восстание 24 – 25 октября не случайно совпало по времени с серьезным кризисом в австро-германских отношениях, как не случайно совпало контрнаступление Людендорфа с предпринятой Лениным попыткой восстания в июле. К 15 ноября предполагалось заключить сепаратный мир России с Турцией и Болгарией. Вдруг совершенно неожиданно около 20 октября мы получили секретное послание от министра иностранных дел Австро-Венгрии графа Чернина. В письме, которое пришло к нам через Швецию, говорилось, что Австро-Венгрия втайне от Германии готова подписать с нами мир». Чтобы помешать Австро-Венгрии подписать сепаратный мирный договор, заключал Керенский, Германии был нужен переворот в Петрограде[541].

К сожалению, А. Ф. Керенский не привел в обоснование своей точки зрения никакого документального материала, хотя в других случаях он обильно цитирует источники. Здесь же он ссылается только на уже упоминавшееся нами в иной связи письмо Ленина членам ЦК от 24 октября, которое заканчивалось словами: «Нельзя ждать!! Можно потерять все!!». Именно это заклинание и приводит Керенский в качестве доказательства своей точки зрения. Ничего не сообщает по этому вопросу в своих опубликованных мемуарах и министр иностранных дел Австро-Венгрии О. Чернин, который, как известно, действительно был сторонником заключения сепаратного мира с Россией. Если согласиться с тем, что так оно и было, как пишет в своих мемуарах Керенский, то как тогда объяснить решительное противодействие Временного правительства в эти же дни октября 1917 г. предложению А. И. Верховского приступить к переговорам о мире? Вряд ли только из-за соображений сохранения дипломатической тайны столь рьяно выступал против предложения своего коллеги министр иностранных дел М. И. Терещенко. И, наконец, спрашивается, зачем было провоцировать в этом случае правительственный кризис? Только для того, чтобы дать повод большевикам перейти в наступление?

Здесь нельзя не заметить, что бывший глава Временного правительства обошел молчанием факты, которые «нельзя объехать и на коне». Ведь о том, что большевики готовят восстание было известно задолго до секретного письма министра иностранных дел Австро-Венгрии с предложением подписать сепаратный мир. 12 октября 1917 г. Керенский сообщил британскому послу Бьюкенену о том, что большевики, видимо, поднимут восстание в ближайшее время, а в беседе с английским агентом С. Моэмом, будущим знаменитым писателем, он призвал союзников немедленно предложить мир Германии без аннексий и контрибуций, поскольку русскую армию уже нельзя удержать на фронте[542]. По всей видимости, именно в связи с этим «раскольническим» предложением на Керенского тогда пало подозрение в том, что он сам находится в «шпионских сношениях» с Германией. В 1974 г. американский исследователь, профессор Э. Саттон опубликовал в своей книге «Уолл-стрит и большевистская революция» сенсационный документ. Это меморандум от 23 октября 1917 г. из архива Министерства иностранных дел Великобритании. Ввиду его краткости и одновременно важности воспроизводим здесь его полностью: «Лично и секретно. Из более чем одного источника к нам поступают беспокоящие слухи о том, что Керенский находится на жалованьи у Германии и что он и его правительство делают все, чтобы ослабить и дезорганизовать Россию, приведя ее к положению, когда никакой другой курс, кроме сепаратного мира, будет невозможен. Считаете ли вы, что есть основания для таких инсинуаций, и что правительство, воздерживаясь от эффективных действий, целенаправленно позволяет большевикам набирать силу? Если это будет вопросом подкупа, мы должны быть в состоянии успешно конкурировать, если бы стало известно, как и через каких агентов это может быть сделано, хотя это и неприятная мысль»[543]. Остается только сожалеть, что этот документ был опубликован тогда, когда ни Керенский, ни другие члены Временного правительства уже не могли ни опровергнуть эти «инсинуации», ни дать какие-либо объяснения по этому поводу. Комментарий самого Саттона более чем лаконичен: «Относится к информации, что Керенский состоял на жалованьи у Германии»[544]. Насколько известно, этот документ не получил публичного обсуждения, и остается только гадать, по какой причине. По причине невероятности и фантастичности высказанных в нем слухов? Или незаинтересованности поднимать эту проблему? – дабы не отвлекать внимание от «главного» германского шпиона – Ленина? Чтобы стимулировать обсуждение и изучение этого сенсационного документа, приведем здесь еще один малоизвестный факт. 7 января 1918 г. орган левых эсеров «Знамя труда» опубликовал сообщение о том, что постановлением СНК РСФСР конфискованы текущие счета А. Ф. Керенского в банках – всего 1 млн. 174 тыс. 754 руб. 62 коп.[545]. Большевики не стали тогда выяснять их происхождение, а просто конфисковали. Так, может быть, теперь исследователям удастся выяснить, из какого источника «миллион» Керенского? Возвращаясь к утверждению Керенского о существовании «сговора» Германии с Лениным в октябрьские дни 1917 г., нельзя не задаться еще целым рядом вопросов. Если он располагал такими убийственными фактами против большевиков, то почему он не использовал их тогда, в дни начавшегося вооруженного восстания? Вместо этого, выступая днем 24 октября 1917 г. в Предпарламенте, министр-председатель Временного правительства ударился в заочный спор с Лениным, обвиняя его в том, что «организаторы восстания не содействуют пролетариату Германии, а содействуют правящим классам Германии, открывают фронт русского государства перед бронированным кулаком Вильгельма и его друзей… Для Временного правительства безразличны мотивы, безразлично, сознательно или бессознательно, это, но во всяком случае в сознании своей ответственности я с этой кафедры квалифицирую такие действия русской политической партии как предательство и измену Российскому государству»[546]. Обнародуй Керенский эти факты «предательства и измены», и кто знает, как стали бы развиваться события в те критические часы не только для исхода восстания, но и для судьбы страны. Остается только предполагать, что такого «убойного» материала, как в июльские дни, у него не было.

вернуться

538

Рабочий путь. 1917. 25 октября.

вернуться

539

Октябрьское вооруженное восстание в Петрограде. С. 277 – 278, 593 – 594

вернуться

540

Протоколы Центрального Комитета РСДРП(б). С. 119 – 121

вернуться

541

Керенский А.Ф. Россия на историческом переломе. М., 1993. С. 239.

вернуться

542

Kettle M. Allies and the Russian Collapse. March 1917 – March 1918. London 1981. P.98 – 99.

вернуться

543

Саттон Э. Уолл-стрит и большевистская революция. Пер. англ. М., 1998. С. 230.

вернуться

544

Там же. С. 231

вернуться

545

Знамя труда. 1918. 7 января.

вернуться

546

Рабочий путь. 1917. 25 октября.

51
{"b":"25366","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Попутчица. Рассказы о жизни, которые согревают
Ведьмак (сборник)
Гид по стилю
Дама из сугроба
Тихий уголок
Осень
Контрзащита
Мерзкие дела на Норт-Гансон-стрит
После тебя