ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

В 1956 г. Кеннан опубликовал итоги своего исследования «документов Сиссона» в «Журнале современной истории»[743]. Познакомившись в свое время с этой статьей, я испытал глубокое уважение не только к профессиональному мастерству ее автора, но и к его гражданской позиции. Выступить с такой статьей в период «холодной войны» мог только смелый и независимый историк: ведь в ней он не только «подрывал» документальный базис концепции о германо-большевистском заговоре в октябре 1917 г., которую отстаивало не одно поколение советологов. Кеннан еще и показал, что в вопросе о публикации «Документов Сиссона» американское правительство руководствовалось политическими пристрастиями. Много лет спустя, встретившись с этим глубоким и ярким ученым в Ленинградском отделении института истории СССР АН СССР, я спросил его о том, что побудило тогда написать эту статью. Кеннан ответил, что им руководил интерес к «исторической тайне» и желание ее разгадать. Ему это действительно удалось сделать на основе беспристрастного изучения всего исторического, историографического и документального материала. Главный вывод Кеннана состоял в том, что «документы Сиссона» были составлены кем-то из хорошо осведомленных в исторических фактах в газетном освещении[744]. Проанализировав собранные Госдепартаментом документы по делу о публикации «документов Сиссона», он установил, что их подлинным автором был петроградский журналист Ф. Оссендовский, а Е. П. Семенов был всего лишь посредником и продавцом этих материалов. Кеннан первым раскрыл небескорыстного автора приведенного нами выше письма, в котором тот в ноябре 1917 г. запрашивал 50 тыс. руб. за свои материалы.

Оценивая содержание самих документов, Кеннан находил его неубедительным и указывал на целый ряд несуразностей, ошибок и противоречий. Касаясь представленных в публикации Сиссона «документов» о взаимоотношениях Советской России и Германии в период переговоров в Брест-Литовске, он считал, что выраженная в них версия о полном подчинении большевиков Германии противоречит известным фактам политического напряжения между двумя правительствами в этот период. Американский исследователь выяснил, что многочисленные немецкие агенты, засланные на Дальний Восток, – это всего лишь люди, с которыми так или иначе сталкивался сочинитель «документов» Оссендовский во время своего пребывания на Дальнем Востоке. При этом Кеннан опирался на опубликованный в 1919 г. памфлет проживавшего во Владивостоке морского офицера Панова, который показал полную несостоятельность «документов», имеющих отношение к Дальнему Востоку[745]. Хотя Кеннан раскрыл многие секреты подлинного автора «документов Сиссона», тем не менее ему не удалось избежать всех ловушек, искусно расставленных Оссендовским в своей мистификации. В частности, Кеннан был склонен считать, что определенная часть документов все же имеет отношение к «компромату» на большевиков, собранному контрразведкой царского и Временного правительства. Американский исследователь также не исключал, что те, кто занимались подделкой «документов», определенно имели доступ к какой-то весьма надежной информации[746].

Кеннан первым из исследователей обратился к истории происхождения «документов Сиссона» и обстоятельствам, связанным с их приобретением и публикацией в США, хотя далеко не все тогда ему удалось выяснить. Но особую ценность представляют, конечно, его наблюдения над «оригиналами» опубликованных документов. Обратив внимание, что «германские документы тоже датированы по старому стилю до 1/14 февраля 1918 г.», он также обнаружил, что документы, исходившие от немецкой стороны, «написаны на прекрасном русском языке». Но самое главное открытие Кеннана состояло в том, что все документы основной части сиссоновской публикации были напечатаны на пяти различных машинках одной серии. «Внимательное изучение образцов машинописи основной части официальной брошюры (все напечатаны на машинке! – писал он, – показывает совершенно определенно, что в подготовке этих документов использовались пять различных пишущих машин. В изготовлении 18 документов «Разведывательного бюро» использовались машинки №№ 1, 2, 3 и 4. Машинка № 1 использовалась особенно часто. Документы «Русского отделения Большого Генерального штаба» были отпечатаны на машинках № 1 и № 2. Два документа «Генерального штаба открытого моря» были напечатаны на машинке № 1. Все эти документы поэтому совершенно точно исходят из одного центра. С другой стороны, три документа от загадочного чиновника «Рейхбанка» напечатаны на машинке № 5, и они единственные во всей серии напечатаны на этой машинке»[747]. Все документы, исходившие из советских официальных учреждений и лиц, включая такие различные, как Народный комиссариат иностранных дел, «Комиссар по борьбе с контрреволюцией и погромами», «Контрразведка при Ставке» были напечатаны на двух машинках – № 1 и № 2. «Таким образом, – писал Кеннан, – документы якобы из русских источников были реально изготовлены в том же самом месте, где и документы, претендующие на то, что они исходят от германских учреждений – это явный признак обмана»[748]. Особенно убедительно он это показал на документах «Контрразведки при Ставке», которая должна была бы располагаться в Могилеве, а ее документы были почему-то написаны на тех машинках, что и «документы» «Комиссара по борьбе с контрреволюцией и погромами» и «Разведывательного бюро Большого Генерального штаба», находившиеся в Петрограде, Кеннан также обратил внимание на такую странность, как отсутствие печатей на некоторых документах «немецкого происхождения»[749].

Исследование Сиссоновских документов Кеннаном показало, что с самого начала их появления имелось достаточно доказательств и свидетельств их подделки, которая при желании могла быть обнаружена профессиональными историками-экспертами. Но в условиях 1918 г. верх взяло страстное желание американского правительства представить Ленина и большевиков агентами Германии, что как нельзя лучше оправдывало политику непризнания Советской России, а затем и участие в союзной интервенции.

Выводы и наблюдения Кеннана серьезно скомпрометировали «документы Сиссона» как исторический источник на Западе, заставили одних пересмотреть тезис о большевиках как тайных агентах Германии[750], других – оставить его до лучших времен. Что же касается самого Кеннана, то он никогда не придавал фактору «германского золота» серьезного значения, даже после того, как были опубликованы документы МИД Германии. В напечатанной в 1967 г. оригинальной статье «Русская революция, 50 лет спустя. Ее природа и последствия» он писал, что большевики победили в 1917 г. благодаря своей сплоченности, дисциплинированности, строгой конспирации, умелому политическому руководству. Партия большевиков, полагал он, была «единственной политической силой, которая обладала смелостью, ловкостью, дисциплинарным принуждением, целеустремленностью»[751].

Если на Западе «документы Сиссона», казалось, были похоронены окончательно (а их «оригиналы» снова исчезли), то неожиданно они обрели свою вторую жизнь в России в 90-е гг., когда впервые познакомившиеся с ними публицисты, журналисты, писатели и даже историки нашли в них неисчерпаемый кладезь сенсационных фактов и обвинений против большевиков как агентов Германского генерального штаба. А историк А. Г. Латышев даже потребовал пересмотреть «широко распространенное мнение, что подлогом являются все так называемые «документы Сиссона…»[752]. Размышляя по поводу возрождения интереса к этим документам, видный исследователь В. Л. Мальков пишет: «… возникла мысль, что в версии о тайном сговоре большевистских вождей во главе с Лениным с германским генеральным штабом в 1917 г. и лежит ключ к разгадке той беспримерной легкости, с которой командные рычаги власти оказались в конечном счете в руках красных. Версия была тиражирована рядом солидных газет и журналов, обрастая интригующими подробностями, безапелляционными выводами. Напористость ее сторонников заставляет задуматься: а может быть и в самом деле стоит ради истины пристальнее всмотреться в версию о „германском следе“ большевистской революции?»[753].

вернуться

743

Kennan G. The Sisson Documents. – Journal of Modern History. Vol. XXVIII. 1956. P. 148. № 2. P. 130 – 154.

вернуться

744

Ibid. P. 134.

вернуться

745

Ibid. P. 133, 143 – 153.

вернуться

746

Ibid. P. 130

вернуться

747

Ibid. P. 142.

вернуться

748

Ibid. P. 142 – 143

вернуться

749

Ibid. P. 143.

вернуться

750

Warth R. On the Historiography of the Russian Revolution – Slavic Review. 1967. № 2. P. 248.

вернуться

751

Kennan G. The Russian Revolution. 50 years after. Its Nature and Consequences. – Foreign Affairs. 1967. № 10. P. 6 – 7.

вернуться

752

Латышев А.Г. Рассекреченный Ленин. С. 94

вернуться

753

Мальков В.Л. Большевики и «германское золото». – Новая и новейшая история. 1993. № 5. С. 42.

72
{"b":"25366","o":1}