ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Еще многие миллионы были потрачены большевистским руководством на то, чтобы раздуть пожар мировой революции. И здесь опять особые надежды связывались с Германией. Выступая 22 октября 1918 г. с докладом о внешней политике на заседании ВЦИК, Ленин, указав на образование в Германии военно-революционных комитетов, делал вывод о непосредственной близости международной революции[773]. По этому поводу историк Ю. В. Готье писал в своем дневнике 23 октября 1918 г.: «Странную речь произнес Ленин в ЦИКе: с одной стороны, говорил он, мы трещим, с другой – мы победим с помощью германских и болгарских товарищей; что это, сознательный обман или бессознательное самообольщение? Однако, одним дышит эта речь: беспросветной немецкой ориентацией; для Ленина Германия остается пупом земли, если не империалистическим, то революционным, и вся сволочь, слепо идущая за ним, уже непоколебимо верует, что вся та же Германия – на этот раз большевистская – решит судьбу мира»[774].

Еще не порвав с Брестским миром, большевики помогали германской революции тайно, финансируя более десяти левых социал-демократических газет, распространяя в Германии антивоенную и антиправительственную литературу, отпечатанную в Советской России. Большевистским правительством был основан фонд в 10 миллионов рублей, находившийся на попечении депутата рейхстага Оскара Кохна, а в самой Германии было закуплено на сто тысяч марок оружие для организации восстания[775]. Но провозглашенная в феврале 1919 г. Баварская Советская республика просуществовала всего несколько месяцев, и коммунистическая революция в Германии, на которую было столько надежд, была подавлена. Однако это не охладило пыл ревностных сторонников германской революции в Советской России. И здесь достойным продолжателем дела Ленина стал его преемник И. В. Сталин. Выступая 21 августа 1923 г. на заседании Политбюро ЦК РКП(б) он говорил: «Либо революция в Германии провалится и побьют нас, либо там революция удастся, все пойдет хорошо, и наше положение будет обеспечено. Другого выбора нет»[776]. В дни наивысшего подъема революционного движения в Германии Политбюро на своем заседании 4 октября 1925 г. приняло решение об организации вооруженного восстания, назначив его на 9 ноября 1925 г. и увеличив в этих целях особый фонд на 500 тыс. золотых рублей[777]. На закупку и ввоз оружия, на командировки руководителей и инструкторов восстания было затрачено более 60 млн. золотых рублей, но «Октябрьская» революция в Германии так и не состоялась. Это еще раз подтвердило, что для революции недостаточно одного золота, необходимы еще и внутренние социальные, политические и психологические условия.

В равной степени это относится и к роли «немецкого золота» в русской революции. В течение длительного времени западная историография отстаивала тезис о германском происхождении Октябрьской революции, располагая в качестве главного доказательства «документами Сиссона». Только после публикации в конце 50-х – начале 60-х гг. документов МИД Германии 1915 – 1918 гг. началось серьезное изучение проблемы финансирования Германией в годы Первой мировой войны большевиков и других политических партии России. Однако говорить об итогах этого изучения, как мне представляется, пока преждевременно, так как опубликованные документы носят фрагментарный характер и оставляют много вопросов. К сожалению, архивы Военного министерства и Разведывательного отделения Генерального штаба Германии, документы которых могли бы пролить свет на многое, полностью погибли. Поэтому необходима кропотливая исследовательская работа по ликвидации «белых пятен» этой проблемы, и, конечно, требуется время, чтобы объективно оценить значение имеющейся в документах информации, а не искать в них только то, что очень хочется найти в соответствии со своими политическими пристрастиями. Пока же наши «правдоискатели» не ушли дальше обвинений большевиков в получении сотен миллионов и даже миллиардов марок, на которые якобы и был совершен Октябрьский переворот. Как выяснил еще в 1961 г. немецкий историк, профессор Фриц Фишер, из 382 млн. марок, израсходованных Германией на 30 января 1918 г. на пропаганду и «специальные цели», на долю России приходится 40 580 997 марок, т. е. немногим более 10 %. По его же оценке, общая сумма, полученная большевиками от Германии до и после прихода к власти, составляет 80 млн. марок золотом[778]. К сожалению, мы не знаем, на основе каких данных Фишер определил эту сумму, но, по крайней мере, можно утверждать, что большая часть этой суммы была получена после 25 октября 1917 г., когда Германия была крайне заинтересована в поддержке большевистского правительства. Тем более, что прямых доказательств финансирования большевиков Германией до их прихода к власти, за исключением полученных от Моора денег, пока не обнаружено. Весьма вероятно, что на большевиков «записаны» те финансовые средства, которые получали от Германии другие политические группы и лица как до Октябрьской революции, так и после. Об этом, в частности, свидетельствует и переписка германского посла в Москве Мирбаха и его сотрудников с Берлином, выступавших за финансирование других политических сил в случае свержения большевистского правительства[779]. Что же касается выделенных Министерством финансов Германии в июне 1918 г. на расходы в России 40 миллионов марок, занесенных некоторыми авторами без всяких оговорок на баланс большевиков, то, по мнению авторитетных исследователей, они вообще могли не дойти до Москвы в связи с убийством Мирбаха и последующим развитием событий[780]. Названная еще в 1919 г. членами рейхстага социал-демократами Э. Бернштейном и М. Эрцбергером сумма в 50 – 60 млн. марок, полученных большевиками от Германии, остается до сих пор ни опровергнутой, ни подтвержденной документально. Следовательно, поиски «немецкого золота» большевиков должны быть продолжены. Но при этом они не должны увести нас от существа проблемы «Русская революция и „немецкое золото“«. Признавая сегодня факт финансовой поддержки большевиков со стороны Германии, наиболее объективные историки как в России, так и на Западе не склонны придавать этому факту решающее для судьбы русской революции значение и обращают в первую очередь внимание на ее глубокие внутренние причины, многократно усиленные Первой мировой войной. Во всяком случае при рассмотрении этой многоплановой проблемы никто не вправе претендовать на истину в последней инстанции и каждый должен помнить, что тот, кто утверждает, что только он говорит правду, рано или поздно будет посрамлен.

Приложения

Приложение № 1. Дело Ганецкого[781]

Письмо К. Радека в ЦК РСДРП(б)

8 ноября 1917 г. В ЦК РСДРП

Уважаемые товарищи!

Я только здесь, в Питере, узнал, что ЦК решил на время устранить тов. Ганецкого от деятельности члена Заграничного представительства ЦК до выяснения обвинений о его якобы спекулятивной торговой деятельности, обвинений, поднятых буржуазной прессой. Так как ни Ганецкий, ни Заграничное представительство не знали этого решения, то т. Ганецкий исполнял свою обязанность члена Заграничного представительства после того, когда т. Орловский и я познакомились с его делом, до последнего момента. На основании детального ознакомления с материалом мы решили предложить т. Ганецкому исполнять свою обязанность и дальше. Тов. Орловский представил Циммервальдской конференции соответствующее заявление. То, что решил ЦК, совершенно не зная материала, означает аннулирование решения Заграничного представительства. Это могло случиться только потому, что ЦК из-за невозможности непосредственных сношений не в состоянии был познакомиться с решением Заграничного представительства. Это постановление ЦК не только ставит нас в невозможное положение, но и формально и фактически оно немыслимо. Ввиду этого предлагаю – я уверен, что т. Орловский меня всецело поддержит, – 1) аннулировать это постановление ЦК, 2) предложить доставить Вам из контрразведки или военной цензуры тот материал, который мы переслали ЦК, доказывающий полнейшую вздорность обвинений против т. Ганецкого, 3) после ознакомления с материалом принять публично соответствующее решение по делу Ганецкого.

вернуться

773

Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 37. С. 111 – 125.

вернуться

774

Вопросы истории. 1991. № 12. С. 149.

вернуться

775

Фельштинский Ю. Указ. соч. С. 527 – 528

вернуться

776

Источник. 1995. № 5. С. 124

вернуться

777

Там же. С. 138

вернуться

778

Griff nach der Weltmacht. – Die Kriegszielpolitik des Kaiserlishen Deutschland. 1914 – 1918. Dusseldorf. 1961. 127, 176

вернуться

779

Германия и русские революционеры в годы Первой мировой войны. – Николаевский Б.И. Тайные страницы истории. М., 1995. С. 387 и др.

вернуться

780

Фельштинский Ю. Указ. соч. С. 430

вернуться

781

Из публикации Ю.Н.Амиантова и Р.А.Ермолаевой. – Кентавр. 1992. № 5 – 6. С. 89 – 102.

76
{"b":"25366","o":1}